журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №11, 2001
Приложения к статье
График 1
Таблица 1
Таблица 2

ТЕМА НОМЕРА

Испытание на прочность

Проблема перепроизводства на мировом рынке стали будет,
в конечном итоге, решена, но вряд ли наилучшим образом

Все кризисы похожи друг на друга. В один далеко не прекрасный момент участники рынка осознают, что продавцов на нем больше, чем покупателей, а предложение опережает спрос. Тогда цены идут на спад, производители начинают подсчитывать убытки, трейдеры ради обеспечения сбыта прибегают к демпингу, но против них дружно ополчаются местные компании, резко активизируются всевозможные отраслевые лобби, требуя для себя привилегий за счет всех остальных… Если дело заходит слишком далеко, в игру включаются политики. Некоторые из них честно пытаются найти решения, но интересы участников рынка чересчур различны, чтобы можно было достичь компромисса. В конце концов проходит время, и положение начинает понемногу выправляться. Наименее рентабельные предприятия разорились или ушли с рынка, потребители, привыкнув к дешевизне, понемногу наращивают объем закупок, спрос и предложение снова находят баланс… до нового кризиса. Будет ли развиваться по этому сценарию обстановка на мировом рынке стали? Судя по всему, – да.

На состоявшейся в конце октября в Лиме конференции Латиноамериканского института железа и стали (ILAFA) представителю Министерства торговли США Стефену Клэйсу был задан каверзный вопрос: "Почему в то время, когда американские промышленники громогласно жалуются на огромный избыток стали на внутреннем рынке, они недавно ввели в строй три крупных завода по производству толстолистовой стали, готовят к запуску новый рельсопрокатный стан и продолжают внедрять новые технологии, направленные на наращивание производительности предприятий?". На что Клэйс ответил: "Все очень просто. Эти проекты реализуются частными компаниями при поддержке инвесторов, которые не вложили бы в них свои деньги, если бы не были уверены в получении прибыли".

В этом и заключаются причины кризиса перепроизводства, вот уже более года удерживающего в своих тисках мировой рынок стали. Сталелитейные компании всего мира сильно просчитались, ожидая, что подъем 1999 года будет длительным. Едва выйдя из серьезнейшего спада 1998 года, вызванного азиатским экономическим кризисом, производители стали поспешили возместить понесенные затраты, нарастив выпуск своей продукции до максимума, благо цены практически на весь ее ассортимент стабильно росли. Конечно, рекордные 846 млн. т глобального производства в 2000 году были, со всех точек зрения, избыточными, но при сохранении прежних темпов экономического роста в развитых странах баланс спроса и предложения был бы относительно мало нарушен и цены не упали бы, а стабилизировались на достаточно высоком уровне.

Однако все испортил внезапный и никем не предвиденный спад в США, последовавший за семью годами непрерывного подъема. Из-за этого на рынке стали возник как бы внеочередной кризис перепроизводства, до предела обостривший проблему несбалансированности спроса и предложения.

Вообще-то, если быть точным, внеочередным был как раз азиатский кризис 1998 года, запустивший процесс, результаты которого видны сегодня. Во-первых, в его ходе была нарушена привычная система торговых потоков. Продукция, которая ранее охотно поглощалась быстро развивавшимися "азиатскими тиграми" (а это никак не меньше 15-20 млн. т в год), оказалась "лишней", хлынув на альтернативные рынки Западной Европы, Северной и Латинской Америки. Более того, сами государства Юго-Восточной Азии превратились в крупных экспортеров стали.

В 1998 году в США было экспортировано 37,67 млн. т стали, т.е. почти на 10 млн. т больше, чем в среднем за предыдущие пять лет. ЕС впервые в своей истории закупил за рубежом больше стали, чем продал сам. И тогда произошло "во-вторых": резкое ужесточение внешнеторговой политики стран – импортеров стали. В 1998-1999 годах в США, ЕС, государствах Латинской Америки было возбуждено несколько десятков антидемпинговых исков, объектами которых оказались преимущественно японские, российские, украинские, корейские и китайские компании. Впрочем, затронутыми в той или иной степени оказались все экспортеры стальной продукции.

Наконец, в-третьих, волны импорта и массовая подача антидемпинговых исков запустили еще один процесс. Сталелитейная отрасль оказалась на переднем плане внимания политиков. Всевозможные "стальные лобби" усилили свое влияние в кругах власти и привыкли к тому, что их проблемы можно решить с помощью государства.

Итог: в XXI веке на фоне продолжающейся полным ходом либерализации международной торговли и функционирующего глобального рынка компании частного сектора (из крупных производителей сильный госсектор в металлургической промышленности имеет, разве что, Китай) жаждут решения своих рыночных проблем посредством государственного регулирования! И это при том, что подобное "разруливание" в мировой практике характеризуется как "нарушение правил честной конкуренции". Не зря в конференциях в рамках Комитета по стали ОЭСР принимают участие только государства. Попробуй там "засветиться" какая-нибудь компания, как ее тут же затаскают по судовым процессам.

Впрочем, нельзя не признать, что проблемы мирового рынка стали имеют непосредственное отношение к государственной политике. Именно государства поддерживают своих неконкурентоспособных производителей благодаря тарифным и нетарифным барьерам на пути импортной продукции, прямым и непрямым субсидиям, преференциям и льготам. Стремление же некоторых политиков и бизнесменов освободить рынок от такого вмешательства, предоставив его свободной игре рыночных факторов, можно только приветствовать.

Однако все дело в том, что ни одна, ни десять, ни даже сто международных конференций не приведут к развязке этой проблемы. Как было "доказано" в ходе расследования по ст. 201 внешнеторгового законодательства США, которое 22 октября прошло очередной промежуточный этап, назвав губительными для национальной промышленности 80% американского импорта стальной продукции (подробнее – в следующей статье), сталь – металл стратегический, а без собственной могучей сталелитейной отрасли держава становится зависимой от внешних сил. Собственно говоря, то же самое могут сказать и восемь десятков прочих государств, выплавляющих сталь в более-менее заметных количествах, поэтому поддержка сталелитейной отрасли в мире будет продолжаться. Просто одни страны (типа США) будут делать это открыто и явно, а другим придется лавировать и искать компромисс.

Судя по всему, все ограничится разговорами и в части вывода из строя избыточных производственных мощностей. Будь дело в году, этак, 1993-м, эти мощности быстренько нашли бы где-нибудь в России или Украине, американцы с европейцами наскребли бы под это десяток миллионов долларов в закромах МВФ и с большой помпой провернули бы закрытие нескольких "ненужных" заводов. Но хочется верить, что времена все же изменились и реализовать такой вариант вряд ли удастся. Поэтому будет высказано много правильных слов, будет и в самом деле остановлена парочка откровенно убыточных предприятий где-нибудь в США и Западной Европе, наверняка придется подчиниться "старшим братьям" восточноевропейским кандидатам в ЕС, но на этом все, скорее всего, и закончится.

Опять же, ликвидация избыточного производства – дело правильное и необходимое. Однако беда в том, что вряд ли кто-нибудь сейчас представляет, с какого конца за эту проблему следует браться. В сентябре на конференции ОЭСР страны-участницы договорились до декабря подумать над этим вопросом самостоятельно, а потом обменяться мнениями. Буду очень удивлен, если окажется, что точки зрения, скажем, Китая, Польши и США на данную тему совпадут. Не исключено, что развитые страны постараются распространить на всех свою трактовку ситуации (например, многие аналитики считают, что США используют в качестве "кнута" свое расследование), но это уже, как говорится, другая история.

Один из творцов проекта международного соглашения по стали, министр финансов США Пол О'Нейл, наверняка, хорошо помнит об успехе аналогичной договоренности, позволившей стабилизировать ситуацию на рынке алюминия в 1993 году. Но тогда в этом процессе принимали участие 8 государств, а не 39, как на конференции ОЭСР, да и уровень концентрации на мировом рынке алюминия несравненно выше, чем у стали, где количество компаний, выплавляющих более 1 млн. т нерафинированной стали в год, приближается к ста. Так что, по-видимому, даже при условии искреннего желания выйти из сложившейся ситуации участники конференции не смогут договориться между собой.

В результате напрашивается вывод о том, что из текущего кризиса на мировом рынке стали каждый его участник будет выбираться в одиночку, а международная кооперация так и останется лишь далекой мечтой. Впрочем, рыночные силы, хотя и со скрипом, функционируют и в глобальной сталелитейной отрасли, так что все действия правительств и отдельных корпораций будут, в основном, диктоваться сугубо рыночной логикой.

Между прочим, процесс вывода из строя неэффективных мощностей уже идет. В Европе остановила один из своих плавильных заводов в Уэльсе британско-нидерландская корпорация Corus; до 2003 года та же участь постигнет еще два предприятия. В Ирландии прекратила свою работу (не исключено, что навсегда) компания Ispat Ireland. За последний год приостановили производство более десяти американских заводов, а местные лидеры US Steel и обанкротившиеся Bethlehem LTV Steel готовят новые сокращения. В целом, по оценкам экспертов, в ближайшие восемь-девять месяцев будут выведены из строя предприятия с совокупной производственной мощностью в 10-20 млн. т в год. Вероятно, этот процесс будет ускорен, если государства и в самом деле, начнут оказывать своим корпорациям помощь в смягчении социальных издержек в процессе таких закрытий.

Правда, в мировом масштабе эффект от этих сокращений производства будет нивелирован его наращиванием в странах, до сих пор испытывающих потребности в его расширении. В первую очередь, это Китай, стремительно врывающийся в ряды ведущих держав мира. Эксперты IISI оценивают спрос на сталь в этой стране в 160 млн. т в 2001 году и в 170 млн. т – в 2002-м. При этом, если в отношении других регионов они настроены пессимистично и собираются пересматривать свои прогнозы, сделанные до событий 11 сентября, для Китая коррекция будет минимальной.

В последние годы КНР усиленно перестраивает свою сталелитейную отрасль (см. ММ № 4). В стране реализуется много крупных проектов, направленных на освоение выпуска, как правило, готовой продукции высокого передела. Одновременно закрываются мелкие примитивные заводики, наследство от "большого скачка" 60-х годов. Характерно, что, при этом, в текущем году Китай резко расширил импорт стали (как готовой продукции, так и полуфабрикатов) и нет оснований ожидать сокращения этих показателей в 2002 году. Другое дело, что параллельно увеличивается (хотя и не в такой пропорции) китайский экспорт.

Второе место в этом году по абсолютному росту объемов выплавки стали уверенно занимает Украина, которая, таким образом, может оказаться главным объектом давления со стороны развитых стран в отношении сокращения производства. Украинские предприятия за счет низкой себестоимости (другое дело, за счет чего) утвердили себя в числе наиболее рентабельных в мире, побив своих конкурентов (в первую очередь, российских) за счет низких цен. Однако вряд ли в 2002 году украинские металлурги сохранят прежние темпы роста, так как объем экспортного рынка стали имеет отчетливую тенденцию к сужению.

По оценкам Вилфрида фон Бюлова, президента и генерального директора американской трейдерской компании Ferrostaal, в этом году обороты международного рынка стали сократятся на 10 млн. т по сравнению с прошлым годом и составят около 180 млн. т, из них порядка 40 млн. т – полуфабрикаты. Примерно, 60% рынка займет плоскокатаная продукция, 30% – длинномерная, остальное придется, главным образом, на долю труб. От трети до половины поставок осуществляются в рамках долгосрочных контрактов или устойчивых связей между продавцами и покупателями, которые, тем не менее, также подвержены влиянию агрессивной ценовой конкуренции.

Не исключено, что в 2002 году объемы торговли снова упадут и произойдет это, главным образом, в силу набирающей ход волны протекционизма на мировом рынке стали. Расследование в США инициировало ряд аналогичных процессов и в других странах. Латинская Америка уже готова отгородиться от иностранных конкурентов введением самых высоких пошлин, какие только возможны по правилам ВТО. Готовят антидемпинговые иски и воздвигают нетарифные барьеры страны Юго-Восточной Азии. Наверняка, нечто аналогичное предпримут и в Европе. На ближайшие 12-15 месяцев мировой рынок стали, судя по всему, станет довольно негостеприимным для экспортеров.

В такой обстановке украинским и российским производителям стали нужно просто переждать неблагоприятный период. Если экономический спад в развитых странах прекратится, как ожидается, во второй половине 2002 года, напряжение в металлургической отрасли также начнет ослабевать. Большинство стран мира, которые сейчас старательно ограждают национальный рынок стали непроходимыми барьерами, на самом деле нуждаются в импорте, который они пока пытаются изгнать. По-видимому, в 2003 году мы станем свидетелями того, как прежние ограничения отменяются или корректируются. Тогда же начнет истекать срок действия введенных на волне азиатского кризиса антидемпинговых пошлин. Сокращение числа новых проектов и закрытие ряда предприятий в развитых странах, что имеет место в настоящее время, приведут к спаду предложения и к 2003-2004 годам снова сбалансируют его с растущим спросом.

Но в ближайшие год-полтора необходимо выживать, сопротивляться попыткам внеэкономического давления со стороны Запада, гибко пересматривать ассортимент и спецификацию продукции, приспосабливаясь к потребностям покупателей, искать лазейки в барьерах антидемпинговых пошлин и альтернативные рынки сбыта, крепить взаимоотношения с перспективными клиентами, активнее внедрять новые технологии и усваивать маркетинговые приемы…

Как говорят, тяжелые испытания, если не убивают, то делают нас сильнее.

Виктор Тарнавский. В подготовке статьи использованы материалы Metal Bulletin, IISI, ILAFA

 
© агенство "Стандарт"