журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СОБЫТИЯ

ФИНАНСОВЫЕ СИСТЕМЫ

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

Банковские кризисы

СПЕЦВЫПУСК: СТРАТЕГИИ

СПЕЦВЫПУСК: ПРОГРАММНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ

СПЕЦВЫПУСК: БЕЗОПАСНОСТЬ

СПЕЦВЫПУСК: ЭЛЕКТРОННЫЕ СИСТЕМЫ

СПЕЦВЫПУСК: ТЕХНОЛОГИИ

СПЕЦВЫПУСК: ПЛАТЕЖНЫЕ КАРТОЧКИ

СПЕЦВЫПУСК: ТЕЛЕФОННЫЙ БАНКИНГ

Банковские стратегии

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №10, 2001

Новые рыночные страны

Приватизация вновь откладывается

Правительство Южной Кореи прекращает переговоры с Deutsche Bank о продаже Seoulbank

Правительство Южной Кореи приняло решение прекратить начатые 24 июля текущего года переговоры с Deutsche Bank о покупке последним десятого по величине южнокорейского банка Seoulbank, находящегося с января 1998 года в государственной собственности и имеющего на сегодняшний день серьезные проблемы с просроченными кредитами. Это уже вторая неудачная попытка продать Seoulbank иностранному инвестору. В 1999 году правительство Южной Кореи вело аналогичные переговоры с HSBC Holdings, однако они тоже были безрезультатными, поскольку стороны расходились в оценке стоимости банка. В настоящее время как Deutsche Bank, выступавший в роли финансового консультанта сеульского банка (а его подразделение частных ценных бумаг DB Capital Partners принимало непосредственное участие в обсуждении условий сделки), так и Seoulbank отказываются комментировать причины провала переговоров. Многие эксперты, однако, полагают, что корейцы отказались выполнить ряд требований, выдвинутых DB Capital Partners.

С 1998 года Seoulbank полностью принадлежит государственной Korea Deposit Insurance Corp., ставшей гарантом банковских депозитов в стране. В 2000 году он получил от государства мощную финансовую инъекцию в размере Won7.3 трлн. ($5.58 млрд.) с целью восстановления капитальной базы.

Первоначально южнокорейское правительство планировало заключить сделку с DB Capital Partners к концу сентября текущего года. В соответствии с проектом соглашения подразделение DB Capital Partners должно было приобрести пакет акций Seoulbank в размере 30-51%. Однако переговоры закончились безрезультатно, поскольку, как считают южнокорейские правительственные чиновники, стороны не сошлись в финансовых аспектах сделки. Кроме того, по данным правительства Южной Кореи, причина провала переговоров заключается еще и в том, что DB Capital Partners заинтересована только в краткосрочных инвестициях в Seoulbank.

Анонимные официальные источники в южнокорейском банке утверждают, что DB Capital Partners хотела также заручиться правительственными гарантиями на кредиты Seoulbank, но правительство Южной Кореи отвергло это требование. Кроме того, подразделение Deutsche Bank настаивало на том, чтобы правительство вновь выкупило кредиты Seoulbank, если после слияния двух институтов они будут классифицированы как "просроченные кредиты" (в Южной Корее таковыми, или "кредитами с повышенным риском", считаются те займы, по которым основная сумма долга не выплачивается в течение более трех месяцев). Это условие DB Capital Partners тоже было отвергнуто, поскольку южнокорейское правительство не захотело повторения истории 2000 года, когда оно было подвергнуто резкой критике за согласие выкупить просроченные кредиты Korea First Bank при подписании соглашения с американской инвестиционной группой Newbridge Capital о приобретении последней 51% акций банка.

По данным южнокорейского органа банковского надзора, Financial Supervisory Commission (FSC), правительство страны в ближайшее время намерено заняться поиском новых инвесторов (как отечественных, так и зарубежных) для приватизации Seoulbank. Тем временем сам южнокорейский банк принимает попытки сделать это самостоятельно, а также рассматривает вариант продажи крупного пакета своих акций южнокорейскому инвестору, размер которого, как и имя возможного покупателя, пока не разглашается.

Следует отметить, что общий объем просроченных кредитов Seoulbank (Won450 млрд., или $345.6 млн.) на конец сентября текущего года составлял всего 3.9% от стоимости всего кредитного портфеля банка. В конце сентября 2000 года этот показатель был равен 19.75%. Руководство Seoulbank не без гордости констатирует, что за девять месяцев текущего года чистая прибыль банка составила Won129 млрд. Вероятно, это можно считать положительным результатом, принимая во внимание, что в 2000 году чистые убытки южнокорейского института достигли Won519.8 млрд.

Ряд экспертов, в частности аналитики компании Good Morning Securities Co., полагают, что провал переговоров Seoulbank с Deutsche Bank вряд ли представляет серьезную угрозу для выживания южнокорейского банка. Тем не менее, эта неудача, безусловно, негативно повлияет на предпринимаемые Seoulbank усилия по нормализации своих финансовых операций. Несмотря на бравурные заявления его руководства о том, что банк способен возродиться самостоятельно, это, как считают специалисты Good Morning Securities Co., вряд ли произойдет, и, скорее всего, Seoulbank сольется с другим южнокорейским банком.

Как полагают эксперты, сеульский банк не сможет выжить в одиночку вследствие своих слабых рыночных возможностей. Продажа его контрольного пакета акций отечественному инвестору тоже крайне маловероятна, поскольку выложить необходимую сумму за Seoulbank в Южной Корее может далеко не каждый финансовый институт. Такие южнокорейские конгломераты как Kyobo Group, Dongwon Group и Daishin Group могут, очевидно, приобрести 10% акций, однако проведение подобных сделок зависит от того, примет ли правительство Южной Кореи закон, позволяющий национальным компаниям, для которых финансовый бизнес – основной вид деятельности, владеть более 4% акций в местных банках (об этом см. ниже). Прочие крупные корейские корпорации, в частности Samsung Group, LG Group или SK Group, вряд ли можно рассматривать в качестве потенциальных покупателей Seoulbank, поскольку они не имеют непосредственного отношения к банковскому бизнесу.

Возможен еще один вариант, на который указывают аналитики Good Morning Securities Co.: Seoulbank может стать частью южнокорейской государственной холдинговой компании Woori Financial Group в качестве подразделения этой группы или слиться с одним из ее подконтрольных банков.

Наряду с этим вторая неудачная попытка продать Seoulbank, безусловно, подольет масла в огонь критики президентской администрации и правительства Южной Кореи со стороны оппозиции. Продажа сеульского банка признается неотъемлемой частью реформ в финансовом секторе страны, обещанных местными политиками Международному валютному фонду, который условием для предоставления Южной Корее транша в размере $58 млрд. в 1998 году выдвинул требование продать зарубежному инвестору Seoulbank и еще один проблемный банк – Korea First Bank. Провал сделки с Deutsche Bank, как считает оппозиция, затормозит процесс восстановления банковской отрасли государства.

Очередную порцию резкой критики со стороны оппозиции южнокорейское правительство получило и за разрабатываемые им планы смягчения ограничений на владение крупными местными конгломератами пакетами акций в отечественных банках. Предполагается, что эти структуры (так называемые чеболы), доминирующие в экономике страны, получат разрешение увеличить максимально установленную долю акционерного капитала в корейских банках от нынешних 4 до 10%.

Как оппозиция, так и сторонники экономических реформ в Южной Корее полагают, что эти шаги приведут к опасному росту влияния чеболов на финансовый сектор страны и создадут конфликт интересов между производственной и банковской сферами. Официальные представители Министерства финансов Южной Кореи, однако, заявляют, что подобная либерализация крайне необходима для привлечения большего количества инвестиций из частного сектора в банковскую отрасль страны, находящуюся после азиатского кризиса 1997 года под непосредственным контролем южнокорейского правительства.

Несмотря на предполагаемое смягчение ограничений в части владения пакетами акций в местных банках, доля акций, дающих акционеру – производственной компании – право голоса, останется прежней (4%), что позволит ограничить их влияние на принятие банками важных решений (например, в отношении кредитов, выданных ранее тем же чеболам). Министерство финансов Южной Кореи подчеркивает, что предпринимаемые им шаги позволят расширить объем инвестиций в банковские институты страны со стороны производственного сектора без предоставления ему широких полномочий, а регуляционные ограничения приведут к нормализации отношений между кредиторами и заемщиками.

Вместе с тем, оппозиционеры полагают, что промышленные конгломераты в любом случае найдут способы добиться соответствия между своим влиянием на банковскую отрасль и теми инвестициями, которые ими в нее вложены. Они высказывают опасение, что отечественные финансовые институты могут превратиться в "карманные" банки для жаждущего новых капиталов производственного сектора страны.

Так, эксперты консалтинговой компании Deloitte Consulting негативно оценивают действия Министерства финансов Южной Кореи. По их мнению, предпринимаемые местными властями меры могут свести на нет усилия по оздоровлению ситуации в финансовом и промышленном секторах государства. По большому счету, корейская экономика еще не полностью оправилась от последствий кризиса 1997 года, в ходе которого местная банковская система оказалась на грани полного развала под тяжестью просроченных кредитов, выданных в свое время производственным компаниям.

С другой стороны, действия правительства Южной Кореи тоже можно понять. Оно, безусловно, стремится возместить хотя бы часть тех средств, которые были потрачены на спасение банковского сектора во время кризиса 1997 года. Делать это правительственные чиновники пытаются посредством продажи принадлежащих государству пакетов акций в местных банках. Для этого привлекаются и авторитетные зарубежные инвесторы, но пока, о чем наглядно свидетельствует пример с Seoulbank, здесь прогресса не наблюдается. Шаги правительства по либерализации банковской отрасли государства, кстати, приветствуются южнокорейскими реформаторами, всегда выражавшими недовольство политическим давлением на местные банки при принятии ими важных стратегических решений.

Олег Зайцев, по материалам Financial Times

 
© агенство "Стандарт"