журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ МЕСЯЦА

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ТЕНДЕНЦИИ

ТЕМА НОМЕРА Рынок нефтепродуктов

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

ГАЗ И НЕФТЬ. Проекты

ГАЗ И НЕФТЬ. Конфликты

ГАЗ И НЕФТЬ. Тенденции

УГОЛЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №10, 2001
Приложения к статье
Таблица 1

УГОЛЬ

Инвесторы подземелья

Несмотря на финансовый кризис в угольной отрасли, какие-то инвестиции она все-таки получает

Отечественная угольная отрасль, которая традиционно считается дотационной и инвестиционно непривлекательной, тем не менее находит инвесторов. Не так много как хотелось бы, но инвесторы все-таки есть. Если анализировать инвестиционные программы в углепроме Донецкой области, все их можно разбить на два вида. Назовем их условно "инвестиции-деньги" и "инвестиции-товар". Начнем с последнего вида, так как он сегодня распространен в наибольшей степени.

Инвестиции натурой

С конца 1998 года ряд крупных коммерческих структур Донецкого региона, работающих в цепочке "уголь-кокс-металл", начали осуществлять инвестиционные проекты в угольной отрасли (так называемая программа "Металл-комплексы-уголь"). Названия этих структур хорошо известны даже не специалистам: "Индустриальный Союз Донбасса", "АРС", "Данко", "Эмбролл-Украина".

Эти инвестиции представляют собой комплекс мероприятий, которые направлены на расширение добычи коксующихся углей, предназначенных для удовлетворения потребностей коксохимических заводов, контроль над которыми осуществляет данная группа компаний.

Главная особенность таких инвестиций состоит в том, что они вкладываются в шахты не деньгами, а товарными поставками, работами и услугами. То есть инвестор сам проектирует весь комплекс работ по увеличению угледобычи, поставляет для этого необходимое оборудование и жестко отслеживает ход выполнения работ. Затем добытый уголь покупается инвестором за живые деньги, а выделенные инвестиции относятся на дебиторскую задолженность инвестора (по "АРС" и "ИСД" общая сумма такой задолженности уже достигла 500 млн. грн.).

Свою нелюбовь к денежным формам кредитования инвесторы объясняют непрозрачностью системы управления финансовыми потоками на шахтах, когда деньги, выделяемые углепрому, расходуются директоратом на "левые" цели. Как пример приводится судьба господдержки, которая, как сейчас уже признано всеми экспертами, крайне неэффективна из-за массовых случаев нецелевого использования средств. Еще одна причина такой схемы работы (правда, уже канувшей в прошлое) кроется в большой задолженности шахт перед прочими кредиторами (не инвесторами). В такой ситуации все поступившие средства автоматически списывались со счетов шахт по решению судов. В последнее время, правда, в связи с отменой режима бесспорного списания и улучшением финансового положения отдельных шахт, инвесторы иногда переходят и к денежных схемам, но пока что в виде исключения.

Отметим также, что инвестиционные программы донецкой группы компаний приводят к установлению контроля с их стороны над угольными предприятиями. Последние со временем попадают в полную зависимость от инвесторов и отдают им в руки планирование своей финансово-хозяйственной деятельности. Что вполне естественно – кто платит деньги, тот и заказывает музыку.

Объектами инвестиций донецкой группы сегодня являются холдинговые компании: "Макеевуголь", "Красноармейскуголь", "Донуголь", "Добропольеуголь" (все – Донецкая область) и "Краснодонуголь" (Луганская область).

Свои вложения инвесторы хотя и не рассчитывают вернуть в обозримом будущем, однако считают их обоснованными, так как это позволяет расширять угледобычу и в значительной мере уменьшает зависимость от импорта коксующихся углей, который обходится владельцам отечественных коксохимзаводов значительно дороже, нежели вложения в шахты.

Отметим также, что по аналогичной схеме инвестиций с донецкими шахтами работают и другие инвесторы, в том числе и иностранные. Так, крупный чешский трейдер на рынке угля и металла – "Металимекс" при поддержке донецкого "Промэкономбанка" начал осуществление крупного инвестиционного проекта на ГОАО "Шахта "Трудовская" холдинговой компании "Донуголь". Первоначально сумма инвестиций составит около $500 тыс., которые опять же попадут на шахту в виде оборудования и материалов, необходимых для расширения угледобычи энергетических углей (в первую очередь антрацита).

Денежное дело

Инвестпроекты, предусматривающие вложения в угольную отрасль "живых денег", в Донбассе также осуществляются. Практически все они идут в рамках специального режима инвестиционной деятельности в Донецкой области (закон "О СЭЗ и специальном режиме инвестиционной деятельности в Донецкой области"), который предоставляет инвесторам и предприятиям-реципиентам ряд существенных налоговых льгот. В частности, освобождается от ввозной пошлины сырье, материалы и оборудование (последнее освобождается еще и от НДС) для осуществления инвестпроекта, освобождается на три года прибыль от претворения в жизнь данного проекта. Предприятие освобождается от уплаты сбора в Инновационный фонд и уплачивает 50% сбора на соцстрахование, в его валовой доход не включаются суммы поступивших инвестиций. Существуют для инвесторов и некоторые другие льготы.

Общая сумма инвестиций в угольную промышленность региона впечатляет – $134,079 млн., что составляет 12,6% от общего объема утвержденных Советом по СЭЗ Донецкой области проектов. Однако если присмотреться к этим проектам повнимательнее, то инвестиционная картина перестает быть благостной. Более 2/3 всех проектов приходятся на три рентабельно работающие шахты региона: "Краснолиманская", "Красноармейская-Западная №1" (ее основным инвестором и акционером является концерн "Энерго" и его дочернее предприятие – СП "Каби") и "Комсомолец Донбасса". Остальные инвестиции приходятся на углеобогащение и переработку отходов.

Подобная сверхконцентрация инвестиций вполне объяснима. Денежные средства большинству шахт, как уже отмечалось, никто из крупных посреднических структур региона доверять не решается. Исключение составляют лишь три названные шахты, а также шахта имени Засядько. Кроме того, если говорить конкретно о специальном режиме инвестиционной деятельности, то нельзя забывать, что под него автоматически не подпадают предприятия, имеющие задолженность перед бюджетом. Такое условие отлучает от налоговых льгот в рамках СЭЗ и территорий приоритетного развития подавляющее большинство местных шахт.

Правда, в последнее время это ограничение инвесторы научились обходить. И первая ласточка здесь – шахта "Ждановская", чей проект был утвержден еще в апреле нынешнего года. Схема следующая: создается отдельное юрлицо (в данном случае АО "Ждановкауголь"), которое берет в аренду часть пластов, оснащает их оборудованием, используя труд работников шахты и действующую инфраструктуру предприятия. Таким образом, новое предприятие оказывается свободным от кредиторской задолженности, может нормально работать и получать налоговые льготы, предусмотренные специальным режимом инвестиционной деятельности. Аналогичный проект, возможно, будет утвержден еще на одном предприятии объединения "Октябрьуголь" – шахте "Свитанок". Отметим, что обе шахты добывают энергетические угли и это, кстати, новая тенденция: ранее инвесторы проявляли интерес преимущественно к коксующимся углям. Одни эксперты связывают это с улучшением расчетов энергетиков за отгружаемый шахтами уголь, другие – с реализуемыми сейчас планами создания в Донецком регионе вертикально интегрированной топливно-энергетической компании, включающей шахты, добывающие энергетический уголь, генерирующие мощности "Донбассэнерго" и энергосбытовую сеть "Донецкоблэнерго".

Дальнейшее развитие инвестиционных проектов в угольной отрасли руководство Донбасса связывает с улучшением финансового положения шахт, а также введением дополнительных льгот для инвесторов в углепроме (в частности, предлагается освободить от налога на прибыль те средства, которые направляются в шахты).

Кроме того, важную роль будет играть процесс перехода прав собственности в угольной отрасли. Шахты, получив собственника либо управляющую компанию на долгосрочной основе, вероятно, получат и инвестиции в расширение угледобычи и реконструкцию шахт. А степень износа оборудования на большинстве угольных производств так велика, что их владельцам, хочешь не хочешь, но придется прилично выкладываться на его восстановление.

Максим КРЕПЧЕНКО

 
© агенство "Стандарт"