журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ МЕСЯЦА

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ТЕНДЕНЦИИ

ТЕМА НОМЕРА Рынок нефтепродуктов

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

ГАЗ И НЕФТЬ. Проекты

ГАЗ И НЕФТЬ. Конфликты

ГАЗ И НЕФТЬ. Тенденции

УГОЛЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №10, 2001
Приложения к статье
Таблица 1,2

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

Независимый поставщик – взлет, падение и перспективы

Все подробности интернет-магазин одежда для беременных москва на сайте.

Независимые (они же нетарифные) поставщики электроэнергии – это отнюдь не украинское изобретение. Структуры с подобным названием существуют во многих странах мира. Правда, там речь идет в основном о небольших энергокомпаниях, занимающихся как генерацией, так и продажей энергии.

Чисто теоретически снабжение электроэнергией по нерегулируемому, то есть свободному тарифу, должно удовлетворять нужды потребителей электроэнергии за счет более гибкой системы предоставления услуг. Плюс к этому – что, пожалуй, самое главное – такая деятельность независимых поставщиков и уже сам факт их существования должны играть роль фактора, призванного сдерживать желание облэнерго воспользоваться своим монопольным положением на рынке. По сути, облэнерго ставят в условия, когда оно вынуждено конкурировать с независимым поставщиком, "сражаясь" за более выгодного потребителя электроэнергии. Более того, создание конкурентных условий было и остается главной декларируемой целью введения в Украине нынешней модели рынка электроэнергии.

В отличие от традиционной схемы снабжения потребителей, когда электроэнергию поставляли лишь собственники (или пользователи) местных электросетей, действующая модель энергорынка предоставляет и другим организациям право на поставку электроэнергии. Для этого нужно только получить лицензию на снабжение электроэнергией по нерегулируемому тарифу. Компания, получившая такую лицензию, становится независимым (или нетарифным) поставщиком. При этом территория деятельности независимого поставщика не ограничивается. А вот для облэнерго снабжение электроэнергией по регулируемому тарифу разрешено только на определенной территории (в границах принадлежащих ему электросетей). Таким образом, потребитель может приобрести электроэнергию как в облэнерго по регулируемому тарифу, так и у независимого поставщика по "свободным ценам". Впрочем, для основной массы потребителей (население, бюджетные организации, коммунальная сфера и т.д.) реального выбора поставщика никогда не существовало. Они были привязаны к облэнерго как к естественному монополисту.

В то же время потребители со значительными объемами потребления электроэнергии (в основном промышленные предприятия) получили право выбирать более выгодного для себя поставщика и получать электроэнергию из разных источников: или от облэнерго, или от независимого поставщика.

Специфика украинского института независимых поставщиков заключается в том, что большинство компаний, занимающихся продажей электроэнергии, имеют очень отдаленное отношение к ее производству.

Так как независимые поставщики и облэнерго изначально конкурировали, то взаимоотношения между ними были, мягко говоря, сложными. Если конкретнее, то обе стороны друг друга просто терпеть не могут, имея к тому веские основания. Ведь независимый поставщик фактически может поставлять по любой цене, а вот у облэнерго в этом отношении руки связаны. Цена облэнерго (по регулируемому тарифу), то есть розничный тариф на электроэнергию, рассчитывается по формуле в соответствии с условиями и правилами осуществления деятельности по снабжению электроэнергией по регулируемому тарифу и согласовывается с НКРЭ.

В последние годы особенность украинского рынка электроэнергии регулируемого тарифа состояла в тотальной бартеризации расчетов. Денежные средства на счета генерации просто не поступали, зато вовсю работали давальческие, бартерные и прочие схемы расчетов небанковскими средствами или взаимозачетами.

В итоге создалось положение, когда независимые поставщики имели явные преимущества перед облэнерго в заключении договоров, в первую очередь с платежеспособными (а потому более выгодными) потребителями. Эти преимущества прежде всего состояли в том, что независимые поставщики электроэнергии имели возможность за счет бартерных и иных схем расчетов небанковскими средствами (в основном за счет поставок для тепловой генерации газа, угля и мазута по весьма завышенным ценам) устанавливать заниженные цены на электроэнергию.

Электроэнергия – товар, который производится, распределяется и потребляется фактически одновременно, и складировать ее невозможно. В общем-то при нормальном состоянии экономики эти особенности не бросаются в глаза. Однако в условиях отсутствия реальной ответственности потребителя за оплату потребленной энергии они тут же всплывают на поверхность. Энергетикам, которые вынуждены непрерывно производить cвою продукцию, в качестве оплаты приходилось принимать буквально "то, что давали". В этих условиях возникала оригинальная ситуация – чем больше был дефицит электроэнергии в энергосистеме, тем по более невыгодным для себя условиям закупала топливо генерация, а значит, тем дешевле обходилась независимым поставщикам их электроэнергия. Это противоречит законам рыночной экономики, но такова украинская реальность.

Кстати, такая ненормальная ситуация имела целый ряд последствий. Во-первых, энергетика становилась беспроцентным кредитором ориентированных на экспорт предприятий металлургической и химической промышленности (самых больших потребителей электроэнергии). Кроме того, заниженная цена электроэнергии и возможность за нее не платить, развращала крупных потребителей. Ибо создавала у них иллюзию конкурентоспособности и порождала наплевательское отношение к снижению энергоемкости.

А независимые поставщики тем временем получали неплохие деньги. Этим во многом и объясняется то, что число постоянно работающих на рынке независимых поставщиков примерно в шесть раз превышало количество облэнерго. Такое положение вещей облэнерго, естественно, не нравилось, и они по возможности зажимали "независимых", где могли и как могли, не останавливаясь даже перед прямым нарушением законодательства.

В частности, облэнерго старалось создавать независимым поставщикам максимальные препятствия для выхода на рынок своей области. Речь шла об ограничении доступа к сетям, формировании заниженных, а иногда и явно убыточных тарифов на снабжение электроэнергией по регулируемому тарифу, в том числе и за счет перекрестного субсидирования деятельности по передаче электроэнергии. В этой ситуации независимый поставщик волей-неволей выплачивал облэнерго дополнительную часть своего дохода от снабжения электроэнергией платежеспособного потребителя.

Кроме того, облэнерго часто навязывало независимым поставщикам завышенные цены на дополнительные услуги, в том числе и информационные, а также невыгодные условия расчетов и пр.

Дабы пресечь ситуацию, когда одно и то же предприятие заключало контракты сразу с несколькими поставщиками, еще в 1999 году предприятиям запретили иметь более одного поставщика. А если предприятие имеет долг перед облэнерго, оно не имеет права заключать контракт с независимым поставщиком.

В этой ситуации независимый поставщик был вынужден конкурировать не только и не столько с другими независимыми поставщиками, сколько с облэнерго. Впрочем, независимый поставщик тоже существо не беззащитное, к тому же нередко располагающее вполне солидной "крышей" в Киеве или местной облгосадминистрации. На раннем этапе отношений облэнерго и независимых поставщиков последним даже удавалось пускать в ход в качестве оплаты за транзит электроэнергии векселя и прочие денежные суррогаты. Однако приватизированные облэнерго быстро излечили их от этой "дури".

Значительным плюсом работы с облэнерго было то, что оно могло гарантировать потребителю непрерывное энергоснабжение, чего независимый часто сделать попросту был не в состоянии. Существовал и неплохой метод объяснения потребителям, что работать с независимыми поставщиками "не есть хорошо". К примеру, если некто заключал договор с независимым на месяц, то облэнерго ставило ему на этот месяц "нулевой лимит" на поставку, то бишь попросту не планировало поставки в его адрес. В условиях, когда независимый поставщик не мог реально осуществить поставку (в том числе по причине несогласованной работы с облэнерго), предприятие либо оказывалось без электроэнергии, либо было вынуждено покупать ее у облэнерго по пятикратному тарифу.

В пользу облэнерго действовал и тот факт, что потребителю часто интереснее иметь отношения лишь с одним поставщиком, который синхронно предоставляет помимо снабжения электроэнергией еще и другие услуги, связанные с обслуживанием сетей и т.п. С другой стороны, независимый поставщик имеет значительно меньшие постоянные затраты, и цена его электроэнергии может быть существенно ниде, чем в облэнерго. Вдобавок, как правило, в отношениях с ним отсутствуют штрафные санкции, пени за просрочку платежей, а до прошлого года возможность осуществления различных способов и форм расчетов делала услуги независимого более привлекательными для потребителя.

Поистине "черным днем" для независимых стало 5 мая 2000 года. В этот день было принято постановление Кабинета Министров Украины № 755 "Об образовании государственного предприятия "Энергорынок", которым, в частности, было установлено, что расчеты за приобретенную на оптовом рынке, и за потребленную электрическую энергию проводятся исключительно в денежной форме. Более того, для независимых поставщиков устанавливалась норма, согласно которой они должны были вносить предоплату за электроэнергию, купленную на оптовом рынке. Естественно, что после этого количество независимых поставщиков резко сократилось. Ибо это был конец большинству схем оплаты электроэнергии, используемых независимыми. По сути, у многих из них вдруг пропала способность снабжать потребителей электроэнергией по заниженным (часто просто демпинговым) ценам, поскольку их деятельность в этом случае становилась нерентабельной.

Существующие же диспропорции между размерами тарифов на услуги по передаче электроэнергии и снабжению по регулируемому тарифу лишь увеличили вилку между затратами независимых поставщиков и возможным доходом.

Одновременно облэнерго получили дополнительные преимущества перед независимыми, поскольку получают электроэнергию по заявленным объемам без предоплаты. К тому же, в отличие от облэнерго, независимым не дают возможность не гасить старые долги. Так, если на начало 2000 года они были должны "Энергорынку" 775,4 млн. грн., то на начало 2001 года этот показатель сократился в 16 раз, до 49,4 млн. грн. Правда, независимые гасили свои долги почти исключительно (то есть на 98,5%) бартером.

В условиях денежных расчетов за электроэнергию деятельность значительного числа независимых поставщиков стала нерентабельной (реально, а не по бухгалтерии). К тому же истерические вопли отдельных независимых были стоически проигнорированы властями, и вскоре число реально работающих на рынке поставщиков стало стремительно сокращаться. По состоянию на 1 июля прошлого года на рынке работало уже меньше 60 независимых поставщиков, а на конец 2000 года их количество не превышало 30.

Правда, в июле 2000 года Кабинет Министров внес дополнения к постановлению № 755. Генерирующим компаниям, арендаторам энергоблоков и поставщикам давальческого топлива на электростанции было вновь разрешено получать выработанную электроэнергию с оптового рынка по бартеру в счет погашения задолженности перед ними госпредприятия "Энергорынок". Однако никакого ренессанса бартера не вышло – доля поставщиков стремительно сокращалась и далее.

По итогам 2000 года, доля независимых поставщиков в поставках электроэнергии в Украине упала до 18%. Однако реальные масштабы падения были значительно больше: если в I полугодии независимые поставщики поставили 28,5% электроэнергии, то во втором – только 7,3%. Причем в декабре 2000 года их доля на рынке не превышала 3%.

Последний кол в сердце независимых забили внесенныц в июне 2000 года изменения в закон Украины "Об электроэнергетике", которые окончательно закрепили чисто денежные схемы расчетов за электроэнергию, в том числе и в части снабжения энергией по нерегулируемому тарифу.

Несмотря на солидные цифры поставок по нерегулируемому тарифу, стоит помнить, что они не совсем точны. Ведь львиная доля таких поставок осуществлялась вполне государственной структурой – НАЭК "Энергоатом". К примеру, в 1999 году из 33,1 млрд. кВт-ч, поставленных независимыми поставщиками, на долю ядерщиков пришлось 18,4 млрд. кВт-ч, то есть две трети. По сравнению с 1998 годом, когда НАЭК тоже активно работала как нетарифный поставщик (9,8 млрд. кВт-ч.), объемы поставок удвоились. Участие "Энергоатома" в поставках по нерегулируемому тарифу объяснялось просто: долгое время именно работа по схеме независимого поставщика была единственным способом заключать прямые договоры с предприятиями.

Именно "ядерный" фактор был определяющим в развитии клана независимых поставщиков. Участие в расчетах за поставки на украинские АЭС ядерного топлива уже давно является лакомым куском для всех энерготрейдеров. И хотя попасть в число операторов НАЭК нелегко, этот "кусок" весьма привлекателен – ведь речь идет о рынке с оборотом в $200 млн. Именно там "нажили" свой стартовый капитал такие "широко известные в узких кругах" фирмы как ООО "Бринкфорд", ЗАО "Созидание", АМП. Впрочем, особенностью работы с "Энергоатомом" было то, что он осуществлял все поставки от своего имени, а посредники здесь практически "не светились". Так что фактически контролируя большую часть рынка поставок по нерегулируемому тарифу, эти структуры формально не были независимыми поставщиками. Впрочем, попытка с помощью энерготрейдеров рассчитаться за ядерное топливо для АЭС оказалась неудачной – в 1998-1999 годах за него платили порядка 25% необходимого. А так как для обеспечения закупок топлива выпускались векселя, переводные поручения и прочее, то на рынке образовался огромный массив денежных суррогатов. Как итог, дисконтирование стоимости "атомной" электроэнергии приобрело просто неприличные размеры. По данным Кабмина, средняя цена поставки электроэнергии независимыми поставщиками (а 59% таких поставок обеспечивал именно "Энергоатом") в 1999 году составила 4,5 коп./кВт-ч. И это при тогдашней минимальной цене атомной электроэнергии в 7,45 коп./кВт-ч и средней цене на "Энергорынке" в 11 коп./кВт-ч.

Почти весь 2000 год у НАЭК ушел на разгребание этих завалов. Большинство договоров с операторами удалось переоформить. К тому же с февраля прошлого года "Энергоатом" постепенно прекратил работать с независимыми поставщиками и операторами. Он перешел на работу по фьючерсным договорам, предусматривающим поставку электроэнергии ъАЭС со скидкой 20% на условиях предоплаты. При всех недостатках этой схемы, вызванной ее дисконтированием, это был большой шаг вперед. В частности, начиная со второй половины 2000 года (благодаря использованию этой схемы) фактически удалось снять проблему оплаты ядерного топлива.

Сегодня независимые поставщики, оправившись после шока 2000 года, понемногу привыкают к новым условиям работы на рынке. И хотя представление о них как о "ребятах, у которых кроме арендованного офиса, телефона и старых связей ничего нет", во многом верно, сегодня ряд фирм представляют собой достаточно жизнеспособные структуры. Более того, в 1998-99 годах некоторые из них пытались стать действительными производителями электроэнергии путем аренды блоков на тепловых станциях. Правда, позже все такие договоры были разорваны. Остались разве что арендованная "Правэксом" на 20 лет небольшая Ахтырская ТЭС и арендованная "Полтаваоблэнерго" Кременчугская ТЭС. Тем не менее сейчас наметились некоторые подвижки в этом процессе.

К примеру, недавно Кабмин разрешил взять в аренду Калушскую ТЭЦ, снабжающую энергией химический концерн "Ориана". В аренде работают Сумская и Черниговская ТЭЦ. Американская фирма AES, купившая "Киевоблэнерго" и "Житомироблэнерго", начала предварительные переговоры об аренде одного-двух блоков на Трипольской ТЭС.

Наметившийся поворот в сторону не только перепродажи, но и производства энергии среди независимых поставщиков – обнадеживает. Впрочем, стоит заметить, что в данном случае речь идет, скорее, о "самообеспечении", то есть когда крупный потребитель электроэнергии пытается сам ее и производить. Сейчас практически все крупные предприятия имеют лицензии на поставку электроэнергии по нерегулируемому тарифу для своих нужд. Но пока никто ими не воспользовался.

Слишком массового внедрения арендной формы на рынке производства энергии ожидать, видимо, не стоит. По словам энерготрейдеров, брать блоки в аренду имеет смысл только на Углегорской (Донецкая область), Ладыжинской (Винницкая область), Запорожской и Трипольской (Киевская область) ТЭС. Другими словами, на самых новых, то есть наименее изношенных.

Можно прогнозировать, что по мере роста цен на электроэнергию независимые поставщики попробуют заняться ее непосредственным производством. Сейчас на Сумском НПО имени Фрунзе уже налажено производство небольшой парогазовой турбины на 16 МВт, которая могла бы удовлетворить нужды потребителей средней мощности. Оборудование мощностью от 3 до 12 МВт выпускает харьковский "Турбоатом". Так что перспективы у независимых поставщиков есть, просто период снятия сливок для них уже закончился.

Игорь МАСКАЛЕВИЧ

 
© агенство "Стандарт"