журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ МЕСЯЦА

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ТЕНДЕНЦИИ

ТЕМА НОМЕРА Рынок нефтепродуктов

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

ГАЗ И НЕФТЬ. Проекты

ГАЗ И НЕФТЬ. Конфликты

ГАЗ И НЕФТЬ. Тенденции

УГОЛЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №10, 2001

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

И вновь продолжается бой…

Настоящая война за энергособственность еще впереди

Уж год кончается, а конкурсов все нет. Это об энергетике. Ее, бедненькую, продают уже шестой год. И конца-краю этому процессу пока не видно. А начало ему было положено в 1996 году. Именно тогда состоялся "тренировочный" конкурс по льготной продаже трудовому коллективу 12% акций "Житомироблэнерго".

Тогда, как и сейчас, главной задачей проведения приватизации в отрасли было привлечение в энергетику эффективного собственника и, следовательно, инвестиций. С последними не сложилось – по самым скромным подсчетам, из энергетики благодаря использованию разнообразных схем было "откачано" раз в пятьдесят больше, чем вложено.

С новым менеджментом дело обстояло намного лучше: в приватизированных облэнерго его уровень за последние несколько лет явно вырос. Именно на его долю выпала нелегкая задача – приучить потребителей к основательно подзабытой за последнее десятилетие мысли, что за электроэнергию нужно платить. Хотя справедливости ради отметим, что полученными от клиентов деньгами рассчитываться с генераций новые собственники, мягко говоря, не торопились. И для того чтобы приучить уже их к мысли, что "с деньгами нужно расставаться легко", понадобилась целая "битва за собираемость платежей на энергорынке" образца прошлого года.

Вся история украинской энергоприватизации четко демонстрирует полный приоритет политики над экономикой, и уж тем более над технологией.

В самом начале процесса государственной торговли энергокомпаниями многие специалисты вполне серьезно считали, что за год будут проданы все облэнерго, а затем генерация. Причем поначалу продавались даже не блокирующие пакеты. Потом их увеличили до 35-40%. Эффект продаж оказался такой же, как ранее в химической промышленности и металлургии – все купили "свои". Из 7 проданных в 1998 году крупных пакетов облэнерго ни один не был приобретен сколь-нибудь известной западной фирмой. Единственный случай, когда одна из них – Electricity de France (EDF) – мелькнула в конкурсе по продаже облэнерго, закончился публичным скандалом и вылетом французов. Зато по итогам конкурсов выяснилось, что 5 из них выиграли представители одной и той же группы, так называемого Инвестиционного пула, а еще парочку облэнерго прикупили компании, дружественные банку "Финансы и кредит".

По иронии судьбы, тот факт, что 5 энергокомпаний были приобретены одной и той же группой товарищей, стал ясен как раз из их обращения к Валерию Пустовойтенко. В результате власти впали в легкую истерику, надолго отбив у всех желание легализовать свои приобретения. А большую приватизацию энергетики на пару лет приостановили.

Правда, пауза в приватизации энергетики была довольно условной. За это время государство утратило контроль над несколькими энергокомпаниями. И речь не только о трех облэнерго, блокирующие пакеты акций которых продали "Украинскому кредитному банку" (один из акционеров и учредителей банка – Григорий Суркис), скупались и маленькие пакеты, а самое главное – происходила перегруппировка больших.

Кстати говоря, наконец прояснилась роль

г-на Суркиса в процессе приватизации облэнерго в 1998-2000 годах. В августе нынешнего года Григорий Михайлович вполне официально заявил о том, что не имеет ни малейшего отношения к приватизированным облэнерго. Так вот, он совершено прав, ибо никогда не был реальным акционером этих компаний. Да, структуры, акционером которых он числится, и СДПУ(о), в которой он состоит, иногда привлекались с целью пролоббировать или, наоборот, "завалить" то или иное решение по приватизации облэнерго. Однако собственником этих облэнерго он никогда не был и управляли ими совсем иные люди. И мнение беспартийного Константина Григоришина в приватизированных облэнерго значило и значит куда больше, чем мнение г-на Суркиса.

К тому же сейчас владельцы частных облэнерго уже имеют вполне достаточный лоббистский опыт и к услугам со стороны будут прибегать все реже и реже. Хотя и ссориться с былыми партнерами тоже не будут. Тем более что времена сейчас суровые и, как учит сказка о трех поросятах, держаться надо вместе.

Что же касается официальной большой энергоприватизации, то она возобновилась только в прошлом году и на совершенно других принципах. Основной из них – привлечение известного западного финансового института, который должен проконтролировать, чтобы продажа облэнерго прошла честно и прозрачно. В этой роли выступил инвестиционный банк CS First Boston.

В результате уже в нынешнем году продали 6 компаний: три на севере Украины ("Киевоблэнерго", "Ривнеоблэнерго", "Житомироблэнерго") и три на юге ("Херсоноблэнерго", "Кировоградоблэнерго" и "Севастопольэнерго"). Итоги конкурсов оказались довольно-таки скромные. Денег получили заметно меньше, чем ожидали – около $160 млн. (из которых 4,2% ушли на выплату комисcионных инвестиционному советнику) вместо планировавшихся $250 млн.

Одной из "фишек" конкурсов по продаже 6 облэнерго были такие условия проведения приватизационного "ристалища", из-за которых национальный бизнес был фактически лишен возможности победить. В итоге возник скандал с пытавшимися принять участие в конкурсе – компанией "Полтаваоблэнерго" и ее "дочкой", "Полтавасельхозэнерго", фактически представлявших интересы вышеупомянутого Инвестиционного пула.

Изюминкой приватизации стало участие в ней "настоящих иностранцев". Таковых оказалось аж пятеро – AES Washington Holdings (США), EDF (Франция), РАО "ЕЭС", Union Fenosa (Испания) и VSE (Словакия). Новичками на постсоветских рынках их назвать трудно – все они имеют, пусть и отрицательный, опыт работы в СНГ. AES – в Грузии и Казахстане; EDF неудачно участвовала в приватизации "Одессаоблэнерго"; испанцы владеют тремя четвертями энергосистемы Молдовы; ну, а про россиян мы и вовсе промолчим.

Правда, испанцы в последний момент спрыгнули, французы проиграли, а русских к ней не допустили. А вот американцам досталась сразу парочка облэнерго, и ныне окружение не без интереса наблюдает, что же владельцы с ними будут делать. А они пока что полностью оплачивают купленную электроэнергию и завезли для руководства компаниями пенсионеров из Иллинойса и молодых менеджеров из Казахстана.

В целом же эффект от приватизации 6 облэнерго получился довольно оригинальный – формально национальных претендентов от участия в конкурсах отсекли. А на самом деле публика уже полгода развлекается догадками на тему, кто же реально стоит за словаками. Формально покупка шла через киевскую компанию "Киев-Код", владельцем которой является Михаил Спектор. А переговоры от имени словаков вела работница этой компании Ольга Федонина. Известно также, что "компания VSE осуществляет приобретение данных акций в собственных целях с использованием привлеченных средств. Финансовая поддержка оказывается Украинским энергетическим партнерством (г. Вельмингтон, штат Делавер, США). Условия оказания финансовой поддержки не предусматривают перехода контроля хозяйственной деятельности указанных облэнерго от компании VSE третьим лицам". Одним словом, ясно, что словаки работали на чужих деньгах, – а вот на чьих?

Украинское энергетическое партнерство 3 года назад создавалось группой западных компаний для того, чтобы участвовать в приватизации "Одессаоблэнерго". Именно Партнерство было основателем непосредственного участника этого конкурса – оффшорной компании Overcon, которую постигла неудача на старте. После этого Партнерство тихонько сдулось и о нем ничего не было слышно. Что же касается Overcon, то его приобрели некие личности. Как утверждают, – близкие все к тому же Инвестиционному пулу. Новые собственники использовали Overcon для пересмотра итогов конкурса по "Одессаоблэнерго" и в итоге установили контроль над этой компанией.

Ситуацию могли бы прояснить состоявшиеся после покупки словаками 4 облэнерго собрания акционеров последних. Подразумевалось, что, наблюдая за тем, кого изберут в наблюдательные советы этих комапаний, можно будет понять если не все, то очень многое. К примеру, в свое время председатель наблюдательного совета "Львовоблэнерго" Константин Григоришин преспокойно перешел на аналогичную должность в "Черниговоблэнерго". А "Сумыоблэнерго" делегировало в "Херсоноблэнерго" своего председателя правления Анатолия Ващенко (кстати, только в Херсоне он понял, какой у него был образцовый порядок в Сумах). А заодно и всем вполне понятно, что хотя оффшоры – владельцы крупных пакетов акций облэнерго называются по-разному, хозяин у них один.

Однако со словаками этот принцип не сработал: в наблюдательные советы вошли совершенно не известные люди. Очень рассчитывали (в смысле прояснения ситуации) на собрание акционеров "Кировоградоблэнерго". Участники Инвестиционного пула небезосновательно считали это облэнерго своим, ибо контролировали там более 40%. К тому же один из руководителей Пула, Валентин Юмашев (бывший когда-то зампредом ФГИ), срочно уволился и был принят на работу к словакам. Сначала появились слухи, что все это делается в рамках пакетного соглашения. Однако чуть позже пронесся более интересный слух: якобы г-н Юмашев покинул стройные ряды Пула. После этого стало совсем интересно, однако все еще не понятно. Итоги состоявшегося в Кировограде собрания акционеров облэнерго ситуацию в общем-то не прояснили. В наблюдательный совет компании избрали 5 человек: трое от словаков и двое от членов Пула – Palladium Limited и Parminter Group Inc. И самое забавное, что возглавил этот орган бывший председатель правления "Кировоградоблэнерго" Владимир Деревинский. А он хотя и работал в управляемой Пулом компании, был там "чужаком" и никакими обязательствами с ним связан не был.

Кстати о Пуле. Формально его и не существует: после серии перепродаж акционерами облэнерго стала группа мелких оффшоров, кроме того часть акций сконцентрирована у номинальных держателей, в основном в Межрегиональном фондовом союзе. Однако в составе наблюдательных советов этих облэнерго мало что изменилось. Правда, судя по всему, мощная энерго-металлургическая группировка в отечественной экономике начинает легализоваться. Первым шагом в этом направлении было создание консорциума "Металлургия", куда вошли приватизированные группой металлургические предприятия ("Днепрспецсталь" и Запорожский ферросплавный завод), "Полтаваоблэнерго" и приобретенный у "Энергоатома" банк "Зевс" (ныне "Банковско-инвестиционная группа-Энергия" или "БИГ-Энергия"), контрольный пакет которого принадлежит именно приватизированным облэнерго.

В этом году существование связки получило еще одно документальное подтверждение. В Антимонопольный комитет Украины обратилась одна из оффшорных компаний Пула – белизская Palladium Limited. Обращалась она от своего имени и по поручению еще 8 компаний, которые ее уполномочили. Обращение девятки содержало просьбу изучить возможность передачи "в консолидированное управление корпоративных прав принадлежащих этим компаниям пакетов акций облэнерго". Тем самым корпоративное управление этими акциями сосредоточивалось "у одного субъекта хозяйствования".

Как нетрудно заметить, все 9 компаний зарегистрированы в оффшорных зонах. Печально, что среди них мы не видим знаменитого оффшора "Корт Холдинг", давшего когда-то название всей группе. Впрочем, спешим успокоить. Лица, его представлявшие, живы и здоровы. Более того, их легко найти в списках наблюдательных советов энергокомпаний, где они де-юре представляют интересы вышеупомянутой девятки. Как скромно упомянуто в заявке Palladium Limited, нынче они контролируют в 5 облэнерго свыше 50% акций и еще в трех – свыше 25%.

И вот тут возникает парочка вопросов. С контрольными пакетами все ясно. Это – "Черниговоблэнерго", "Сумыоблэнерго", "Полтаваоблэнерго", "Львовоблэнерго" и "Прикарпатьеоблэнерго". А вот с блокирующими не все сходится. С какой стати их только три, а куда же девался четвертый? Ведь считается, что группе принадлежат 42% "Кировоградоблэнерго", 41% "Тернопольоблэнерго", 28% "Херсоноблэнерго" и порядка 26% "Запорожьеоблэнерго". Ну ладно, может, где-то двух акций и не хватает. Или же они числятся на том же "Корт Холдинге", или же на ком-нибудь еще. И в конце концов не все же сразу…

Предварительное разрешение на передачу в управление всех активов "девятки" в одни руки Антимонопольный комитет уже дал, ибо "суммарный объем электроэнергии, который закупают данные энергоснабжающие компании, не превышает 14% общего объема потребления в Украине". Таким образом, "передача в корпоративное управление компании Palladium Limited этих пакетов акций не произведет существенных изменений на рынках поставки электрической энергии по регулируемому тарифу и передачи электроэнергии местными (локальными) электросетями соответствующих областей, а также не ограничит конкуренцию на рынке электроэнергии и других товарных рынках". Вот и славненько.

Любопытно, а если бы Антимонопольный комитет учел 3 блокирующих пакета, – как бы это повлияло на легкость получения разрешения? Правда, пока что проект консолидации энергоактивов по неизвестным причинам и несмотря на то, что органы не против, заглох.

В ближайшем будущем в украинской энергетике не исключено появление альянсов несколько иной конфигурации. В частности, словацкая компаниия, так лихо купившая четыре украинские энергокомпании, в следующем году сама станет объектом покупки, ибо пойдет на приватизацию. Продаваться будет 49%-ный пакет ее акций и на него вроде бы уже нашелся немецкий покупатель. А так как у него могут быть другие взгляды на способы управления украинскими компаниями, то украинским "инвесторам" VSE нужно что-то предпринимать, причем быстро.

Впрочем, сегодня обсуждается и достаточно интересный вариант создания консорциума на базе "словацких" и "оффшорных" приватизированных облэнерго, причем контрольный пакет будет у украинской стороны. Но отнюдь не факт, что эта идея сможет воплотиться в жизнь.

Сегодня же ключевой вопрос украинской энергоприватизации – будут ли в ней продолжать участвовать настоящие иностранные инвесторы. Скорее всего, – да. Тем же французам не мешало бы, для престижа, выиграть хотя бы один конкурс на территории бывшего СССР. А про РАО "ЕЭС" и говорить не приходится. Здесь нужно отметить, что в ходе первой попытки поучаствовать в приватизации украинских облэнерго РАО с непривычки сделало массу ошибок. Откровенно говоря, от представлявшего их интересы "Альфа-Капитала" можно было бы ожидать большего профессионализма. Господа инвестиционные банкиры, похоже, просто не изучили условия допуска претендентов к конкурсу. Ели бы они его читали, то в приватизационном состязании участвовало бы не РАО, а одно из его дочерних компаний типа "Мосэнерго" или "Самараэнерго". Впрочем, надо же на чем-то учиться, хотя бы и на собственных ошибках.

Что же касается "украинских инвесторов", то новые условия ставят пред ними пару проблем. Самым неприятным оказалось решение властей продавать госпакеты акций целиком. Решение это неприятно прежде всего для тех, кто уже собрал вполне приличные пакеты (10-15%) акций до конца не приватизированных облэнерго. И, в первую очередь, для того же Инвестпула. Последнему принадлежат как минимум 8 небольших пакетов акций облэнерго. В том числе и в уже проданных на конкурсах "Киевоблэнерго" (около 1%) и намного больше в "Ривнеоблэнерго"(около 10%).

Однако и правительству в будущем придется несладко. К примеру, некоторые энергообъекты оно пытается продать дважды – ведь конкурсы по продаже 36% "Чернивцыоблэнерго" и 40% "Николаевоблэнерго" уже были проведены. Более того, год назад Высший арбитражный суд Украины обязал ФГИ их завершить. Фактически это означает, что данные пакеты акций нужно отдать двум оффшорным компаниям, входящим в Инвестиционный пул. В случае "Николаевоблэнерго" это Orlik Enterprises Ltd., а "Чернивцыоблэнерго" – Cape Trading Holding Ltd. Предыдущему правительству Ющенко выполнять решение ВАСУ до ужаса не хотелось. В итоге в прошлом году "Николаевоблэнерго" даже сняли с конкурса – от греха подальше. Однако в следующем году этот вопрос всплывет вновь. То-то смеху будет!

Ну, а пока правительство продолжает изучать ситуацию с энергоприватизацией, создавая для этого все новые рабочие группы. Хотелось бы, чтобы по ходу инвентаризации дел в отрасли эксперты пришли к выводу, что отечественным инвесторам все-таки необходимо предоставить возможность участвовать в приватизации – это будет дешевле, чем снова заставлять их действовать через посредников, а затем гадать, кто и что купил.

А пока стороны накапливают ресурсы (ведь облэнерго будут продаваться по цене 6 номиналов) и принимают решения об участии в конкурсах по тем или иным объектам. Кстати, не стоит думать, что с заключением последнего договора о покупке-продаже государственного пакета акций энергокомпаний раздел собственности в отрасли закончится. Облэнерго еще не раз будут покупаться и перепродаваться, на какой-то стадии их начнут банкротить (к примеру, сейчас "Бринкфорд" пытается сделать это с "Львовоблэнерго"), будут приобретаться отдельные генерирующие мощности (строить новые еще долго не будут) и т.д. В общем жизнь будет продолжаться – и чем дальше, тем веселее.

Игорь МАСКАЛЕВИЧ

 
© агенство "Стандарт"