журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №10, 2001

ТЕМА НОМЕРА

Большой дракон стоит на пороге

Последствия вступления Китая в ВТО для сталелитейной промышленности страны

Вопрос о вхождении Китая в ВТО в ноябре 2001 года уже практически решен, но промышленные обозреватели скептически оценивают сроки подписания окончательных соглашений. По их мнению, китайские власти не готовы к радикальному изменению системы лицензирования импорта, являющейся основным средством защиты национальной сталелитейной отрасли. Резкое обострение конкуренции на внутреннем рынке приведет к снижению цен и нанесет чувствительный удар по деятельности китайских производителей. Тем не менее, очевидно, что эти проблемы будут в определенной мере скомпенсированы более свободным доступом к современным технологиям и ноу-хау, что обеспечит сектору мощную базу для повышения конкурентоспособности.

Лицензия на импорт

Китай предоставляет мировой металлургической промышленности второй по величине рынок для международной торговли сталью. Импортные пошлины по сравнению с некоторыми развивающимися и новыми рыночными странами сравнительно невелики: для полуфабрикатов (включая нержавеющую сталь) они составляют 2-3%, для продукции из углеродистой стали – от 6 до 12%, а на нержавеющую сталь введены пошлины в размере от 9 до 18%. На импорт начисляется также 17% НДС, который следует рассматривать как нетарифный барьер, поскольку его можно оплатить только по безналичному расчету. Однако наиболее значительное препятствие для импорта представляет собой система лицензирования, и у большинства трейдеров имеются серьезные сомнения, что китайское правительство согласится ее отменить.

Конечно, давление со стороны местных потребителей стали и иностранных поставщиков, направленное на отмену этой системы, со временем будет усиливаться, и Китай вынужден будет отказаться от этого способа защиты внутреннего рынка. При этом, у правительства сохранятся возможности для ограничения избыточного импорта более традиционными методами, действие одного из которых в настоящее время весьма наглядно демонстрирует всему миру сталелитейная промышленность США.

Китай уже накопил определенный опыт антидемпинговых расследований импорта стальной продукции. В частности, в 2000 году в стране были введены антидемпинговые пошлины на нержавеющую сталь японского и корейского производства. Однако в прошлом правительство чаще склонялось к мирному решению подобных конфликтов посредством проведения двусторонних переговоров и, вероятно, будет и в дальнейшем предпочитать именно этот путь.

Отмена системы лицензирования чревата для китайских производителей крайне тяжелыми последствиями. Внутренние цены, которые далеко не всегда соответствуют мировым (например, практически запрещенная к ввозу арматура стоит в Китае более чем в 1,5 раза дороже, чем на экспортном рынке Восточной Азии), окажутся прочнее связанными с ценами на международных рынках. В современных условиях это обусловит резкий спад как цен, так и прибылей у производителей. При этом, небольшие малоэффективные заводы, которые правительство с весьма относительным успехом пытается закрыть уже в течение двух лет, быстро прекратят свое существование под давлением рыночных факторов.

Однако у крупных предприятий имеются вполне определенные возможности сохранить свое существование. По оценкам китайских аналитиков, их конкурентоспособность значительно выше, чем у российских производителей стали, хотя и ниже, чем у корейской Posco, а также японских, европейских и американских компаний. Крупные сталелитейные компании Китая сумеют функционировать рентабельно и после присоединения страны к ВТО. Правда, китайская сталь недостаточно конкурентоспособна в отношении качества, однако потеря монополии на внутреннем рынке откроет производителям доступ к технологиям и ноу-хау, которые позволят устранить этот недостаток. Будет расширяться практика создания совместных предприятий, так что иностранные инвесторы получат возможность приобретать акции крупнейших китайских компаний.

Нержавеющая проблема

Вхождение Китая в ВТО поставит в исключительно сложное положение производителей нержавеющей стали. На протяжении 80-х и большей части 90-х годов этот материал был практически "внетаможенным": огромные его количества в страну проникали контрабандно. За период с января по октябрь 1998 года через официальные таможенные каналы ежемесячно проходило только 30-50 тыс. т нержавеющей стали. Однако в ноябре 1998 года правительство предприняло жесткие меры против контрабанды, и количество легально поступающего материала увеличилось до 95 тыс. т уже в декабре того же года, а в 1999-м начало доходить до 100 тыс. т в месяц. Практически прекратились случаи крупнотоннажной контрабанды, поскольку поступления больших объемов легче контролировать при помощи высоких таможенных пошлин, квот и лицензий на импорт. Тем не менее, мелкие незаконные поставки продолжаются и до настоящего времени.

После вступления страны в ВТО у правительства Китая сохранится возможность поддерживать этот проблемный сектор при помощи высоких импортных пошлин и прочих защитных мер, однако режим благоприятствования какой-либо отрасли нельзя будет поддерживать более 3-5 лет. Таким образом, сектору производства нержавеющей стали необходимо определить пути дальнейшего развития с учетом тенденций мировой экономики и условий конкуренции на свободном рынке. При этом, у отрасли имеются вполне определенные перспективы в плане повышения конкурентоспособности.

Производство нержавеющей стали сопряжено со значительными трудозатратами, а низкая стоимость рабочей силы в Китае обеспечивает мощную базу для развития отрасли. Когда в стране начались промышленные реформы, заводы для производства этого материала стали концентрироваться вокруг предприятий металлообрабатывающей сферы, выпускающих посуду и домашнюю утварь в провинциях Тяньцзинь и Шанхай. Далее последовало развитие производства труб, ножей, ножниц, предметов домашнего и кухонного обихода в городах; предприятия этого профиля стали появляться в провинциях с большей плотностью населения. Это создает значительный потенциал для расширения производства нержавеющей стали.

Спрос на такую продукцию на внутреннем рынке быстро расширяется; кроме того, страна становится одним из крупнейших в мире производителей микроволновых печей. Нарастают объемы выпуска цветных телевизоров в экспортном исполнении, стиральных машин, кондиционеров и рефрижераторов. Этот сектор начинает перемещаться на второе место по объемам потребления нержавеющей стали. Спрос на этот материал будет расти и в других сферах. По мере повышения жизненного уровня в сельской местности тоже увеличивается спрос на предметы домашнего обихода и кухонную утварь из нержавеющей стали. Кроме того, этот материал широко используется в химической промышленности и при изготовлении медицинских инструментов, в строительстве и архитектуре. Предусматривается также применение нержавеющей стали в проектах развития инфраструктуры. При этом, сектор производства этого материала в настоящее время может удовлетворить менее 50% внутреннего потребления.

В 1999 году страна была крупнейшим в мире импортером нержавеющей стали (1,26 млн. т), однако в последние годы ситуация быстро изменяется. Политика правительства направлена на создание импортозамещающих мощностей, и сектор нержавеющей стали начал получать поддержку на государственном уровне. Кроме того, уже разрешено учреждение совместных предприятий, так что у отрасли появился доступ к иностранным инвестициям и современным технологиям. К 2005 году будет завершена реализация нескольких крупных проектов, поэтому объемы производства нержавеющей стали увеличатся до более 70% от суммарного уровня потребления по стране.

Одна из важнейших проблем отрасли – дефицит сырья, в частности, никеля и хрома. В этом отношении присоединение Китая к ВТО обеспечит производителям доступ к импортным источникам никеля, хрома и лома нержавеющей стали, использование которого даст возможность существенно снизить производственные затраты. Емкий китайский рынок будет привлекать в страну иностранные инвестиции, что обеспечит сектору базу для дальнейшего подъема.

Приоткрытая дверь

Для иностранных производителей Китай имеет огромное стратегическое значение. Повышение прибыльности производства стали в индустриальных странах возможно только в результате повышения эффективности благодаря усовершенствованию технологической базы. Жесткая конкуренция со стороны альтернативных материалов обусловливает сокращение рыночной доли стали во многих сферах. Преимуществам пластмасс, композитов, алюминия, магния и их сплавов сталелитейная промышленность может противопоставить только оптимальные технологии производства дешевой продукции высокого качества. Единственная реальная возможность значительного подъема отрасли связана с появлением новых рынков. Крупнейший их них – китайский, с его огромным потенциалом. Потребление стали на душу населения, которое превышает 1,3 млрд., пока составляет только 100 кг в год (в США этот показатель превышает 350 кг). Две крупнейшие в стране сферы потребления стали – жилищное строительство и автомобильная промышленность – находятся на ранней стадии развития. Дополнительные рынки обеспечивают машино- и приборостроение, сектор производства автомобильных и строительных деталей экспортного назначения. Только данные сферы уже к 2010 году обеспечат рост потребления стали в стране до около 160 млн. т, а при подобном уровне спроса на внутреннем рынке китайским производителям несложно будет обеспечить и экспортную конкурентоспособность.

Таким образом, возможность инвестирования в сталелитейной промышленности Китая весьма привлекательна для иностранных производителей. Тем не менее, подобные инвестиции сопряжены с определенным риском. Реализация крупных сталелитейных проектов требует значительных капиталовложений. Разумеется, участие лидера китайской промышленности Baosteel и некоторая финансовая поддержка из других источников уменьшают степень риска для инвесторов таких проектов как Thyssen Krupp/Baosteel, однако промышленные обозреватели довольно скептически относятся к подобным предприятиям. При реализации проектов такого масштаба нарушения графика и перерасход бюджета могут обернуться огромными проблемами, так что степень экономического риска непосредственно зависит от квалификации руководителей.

При заключении иного рода сделок экономический риск связан с оценкой стоимости активов и объемов задолженности китайских заводов. Правильность таких оценок должна быть подтверждена правительственными органами. Однако, как и во многих других случаях, здесь широкий простор для манипулирования, поэтому иностранным инвесторам бывает весьма трудно разобраться в ситуации. Кроме того, огромные долги большинства китайских предприятий часто связаны с социальной сферой – задолженности пенсионным фондам, системе здравоохранения и т.д. Поэтому иностранным инвесторам трудно уклониться от решения проблем, традиционных для предприятий государственного сектора.

Другой источник риска заключен в том, что при сотрудничестве с китайскими компаниями иностранный инвестор вынужден играть роль надзирателя. Средний возраст руководителей сталелитейных предприятий 50-60 лет; они получали образование в странах бывшего Советского Союза или соцлагеря, а их карьерный рост проходил в политически прочной, но экономически не эффективной системе управления государственными предприятиями. Во многих отношениях такие руководители не приспособлены к сотрудничеству с иностранными предпринимателями. Они не способны адаптироваться к современной ситуации и живут дореформенными представлениями. Это не только создает трудности в плане общения и сотрудничества, но и вынуждает инвесторов заниматься поиском более подходящих партнеров.

Еще один аспект риска для иностранных предпринимателей представляет правительство (на всех уровнях). Традиционно сталелитейная промышленность Китая была тесно связана с органами государственной власти, эта связь также сохранится и в будущем. Благодаря ее прочности промышленные лидеры типа Baosteel будут иметь преимущества при любых конфликтах, которые могут возникнуть в процессе их сотрудничества с иностранными инвесторами.

На практике китайские компании независимо от их размеров находятся в значительно более выгодном положении, чем их иностранные конкуренты, и пользуются явной поддержкой центрального правительства либо администраций провинций и уездов. Их содействие может быть выражено различным способом, например, первоочередным предоставлением коммунальных услуг, сырьевых ресурсов и т. д. Кроме того, преимущество, связанное с поддержкой на всех уровнях государственной власти, широко используется в переговорах при заключении любых сделок.

Полезные советы

иностранным инвесторам

Если после вступления КНР в ВТО иностранные производители стали получат возможность успешно продавать свою продукцию на китайском рынке, то торговля обеспечит естественный и наименее рискованный путь к развитию сотрудничества. Тем не менее, очевидно, что иностранным экспортерам придется преодолевать протекционистские барьеры, так как во всем мире для защиты внутренних рынков используются антидемпинговые расследования и Китай не будет исключением из правил.

По мнению аналитиков, иностранным компаниям следует изучать целесообразность инвестиций в китайскую промышленность не только с точки зрения перспектив преодоления тарифных и нетарифных торговых барьеров, но и в плане стратегической необходимости сохранить существующий разрыв в сфере эффективности производства и качества продукции. В течение ближайших десяти лет объем производства стали в Китае увеличится, примерно, до 200 млн. т в год, а параллельно этому процессу будут развиваться потребляющие отрасли – стройиндустрия, автомобильная промышленность, машино- и приборостроение. Если иностранные производители намерены принимать участие в этом процессе, им следует определить, в какой форме необходимо предоставлять свои инвестиции и с кем именно сотрудничать.

Можно принимать участие в крупных проектах совместно с лидирующими предприятиями, а можно выбрать менее сильных партнеров, имеющих линии для производства специализированной продукции, предназначенной для региональных рынков или рыночных ниш.

Второй вариант дает значительные преимущества. Небольшие проекты позволяют более четко определять условия партнерства, обеспечивают лучшие возможности для использования финансовых рычагов и имеют больше шансов на успех. В этих случаях проще принять меры предосторожности против любого вида риска. Риск политического давления значительно ниже, чем при участии в крупных проектах, заранее имеющих политическую направленность. Кроме того, небольшой размер исходных инвестиций не препятствует последующей реализации проектов расширения или более крупным вложениям капитала. Китайский рынок изменяется очень быстро, и нет никакой гарантии, что любое из крупных предприятий (за исключением четырех крупнейших) сохранит свою жизнеспособность и через десять лет.

Для инвестиций следует выбирать сферы, где как качество, так и количество отечественных поставок явно в дефиците. Тогда нужно изучить ситуацию, в которой находятся мелкие и средние производители, что позволит оптимизировать выбор потенциальных партнеров. Можно выбрать и крупные, но не ключевые предприятия, расположенные ближе к началу технологической цепочки, например, в инфраструктуре или строительстве. Кроме того, следует установить крайне жесткие сроки реализации проекта, обеспечить возможность руководства и контроля, а также уклонения от проблем, связанных с перемещением персонала и сокращением штатов – эти обязанности надо возложить на китайских партнеров.

Понятно, что первые сделки будут продвигаться медленно, однако для большинства иностранных инвесторов было бы целесообразным предпринять первые шаги в этом направлении.

Галина Резник, по материалам Metal Bulletin, New Steel, tdstrade.com, Chinа Economic Review

 
© агенство "Стандарт"