журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №10, 2001
Приложения к статье
Таблица 1
Таблица 2
Таблица 3

ТЕМА НОМЕРА

Парижское начало

Проблемы мирового рынка стали названы, цели определены. Осталось договориться о том, как следует действовать

Состоявшаяся 17-19 сентября в Париже международная конференция в рамках Комитета по стали Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) не завершилась (да и не могла завершиться) принятием какого-либо соглашения, направленного на борьбу с глубоким спадом, поставившим под угрозу стабильность мирового рынка. Тем не менее, свою основную задачу она выполнила. На конференции, в которой приняли участие все крупнейшие производители стали в мире, были названы основные проблемы, предложены пути их решения и указаны цели, к которым необходимо стремиться. Конечно, между словом и делом пролегает дистанция огромного размера. Нужно провести гигантскую работу, чтобы достичь компромисса между противоречивыми интересами участников рынка стали, однако первый шаг на очень и очень долгом пути уже сделан, следующий необходимо ожидать в середине декабря, когда в Париже должна состояться еще одна встреча.

Констатация фактов

Конференция в рамках Комитета по стали ОЭСР оказалась самым представительным отраслевым форумом за последние несколько лет. В ней приняли участие правительства 37 стран, представители Европейской комиссии, ряда крупнейших сталелитейных корпораций мира, промышленных и торговых ассоциаций. За одним столом собрались делегации, представляющие импортеров и экспортеров, производителей и торговцев, развитые и новые рыночные страны. Инициатива американского президента Джорджа Буша, в своей речи от 5 июня 2001 года призвавшего участников мирового рынка стали к выработке многостороннего соглашения, получила свое первое практическое воплощение. Пусть интересы стран и организаций, представленных на парижской конференции, во многом не совпадали, а порой и противоречили друг другу, никто не мог отрицать, что кризис на мировом рынке стали наносит ущерб абсолютно всем.

Кроме того, не отрицалось и то, что ситуация зашла в тупик. Цены на большинство видов стальной продукции близки к самому низкому уровню за последние двадцать лет. Мировой рынок переполнен сталью, которой все труднее найти себе сбыт. Несмотря на экономический спад в развитых странах, грозящий перейти в глобальную депрессию, и вызванное им падение спроса на сталь производители не сбавляют оборотов. По данным International Iron & Steel Institute (IISI), за первые восемь месяцев 2001 года в 64 странах, подающих данные в IISI, было выплавлено 551,8 млн. т нерафинированной стали, всего на 0,1% меньше, чем за тот же период рекордного 2000 года. В то время как США, Великобритания, Германия, Япония и ряд других стран сокращают выпуск, продолжающийся рост производства в Китае, Украине, на Тайване, в странах Ближнего Востока сводит на нет все усилия вернуть рынку равновесие.

Попытки отдельных государств решить проблемы сталелитейной промышленности самостоятельно, без оглядки на остальных, приводят к невиданному подъему протекционистских настроений. В США, Канаде, странах ЕС и Латинской Америки возбуждено несколько десятков антидемпинговых исков, импорт многих видов стальной продукции ограничен высокими пошлинами, введенными против основных производителей. Американское правительство в конце июня 2001 года стартовало беспрецедентное расследование, которое, скорее всего, завершится созданием всеобъемлющей квотно-тарифной системы, регулирующей весь импорт стали в страну.

Однако и этот курс – путь в никуда. Введение антидемпинговых пошлин приводит к тому, что вместо изгнанных с рынка экспортеров на него приходят другие или же один вид стальной продукции заменяется другим. Введенная в 2000 году тарифно-квотная система, ограничивавшая импорт катанки в США, не предотвратила падения цен вследствие притока дешевого товара из-за рубежа. С этой точки зрения, даже принятие аналогичных мер в отношении всего американского импорта стали может не дать ожидаемых результатов.

Закрытие одного рынка отправляет экспортные потоки на другой. Дальний Восток уже давно превратился в арену яростной конкурентной борьбы между производителями из СНГ, Японии, Кореи и Китая, которая поддерживает цены в регионе на низком уровне. Более того, даже такие страны и территории как Таиланд и Тайвань, ранее исповедовавшие принципы свободного рынка, готовы к введению антиимпортных ограничений.

Снижение поставок стали в США привело к их росту в Европу. По данным европейской ассоциации Eurofer, в этом году ЕС должен превратиться в крупнейшего импортера стали в мире: объем поставок оценивается в 30 млн. т по сравнению с 26 млн. т в США. Еще в 1997 году Европейский Союз был нетто-экспортером стали, а импорт составлял всего 16 млн. т. Пока Европейская комиссия не слишком увлекалась антидемпинговыми пошлинами, предпочитая заключение со странами-экспортерами договоров о квотах, однако вскоре ее точка зрения может измениться.

К тому же, все производители и потребители стали жизненно заинтересованы в сохранении свободного рынка стали. Ни одна страна не в состоянии полностью обеспечивать себя необходимым ассортиментом стальной продукции, и ввоз недостающих товаров будет всегда играть такую же важную роль, как и вывоз излишков. Введение новых ограничений и барьеров на пути глобальной торговли сталью может окончательно погрузить рынок в состояние хаоса.

Наконец, мировой рынок стали нестабилен. Его постоянно бросает то в жар, то в холод, в течение одного-двух лет цены могут подняться или упасть на 40-50%, а отсутствие рыночной дисциплины подготавливает почву для новых кризисов. Положение осложняется тем, что сталелитейная промышленность воспринимается всеми правительствами как стратегическая отрасль, а ее благополучие считается задачей государственной важности. Из-за этого в сталелитейной промышленности широко распространена политика протекционизма, а выведение из строя избыточных мощностей идет во много раз сложнее и медленнее, чем строительство новых. Вследствие высокой трудоемкости черной металлургии закрытие любого завода сопровождается ликвидацией сотен и тысяч рабочих мест, вызывая неприятные социальные последствия.

Как единогласно признали все участники парижской конференции, основная проблема мирового рынка стали заключается в наличии огромных избыточных мощностей, объем которых оценивается различными специалистами в 150-250 млн. т в год. Борьба с этим избытком и была признана главной задачей сегодняшней мировой сталелитейной промышленности.

Неэффективные излишки

В принципе, никто из специалистов не отрицает, что в мире существуют неконкурентоспособные, неэффективные и нерентабельные сталелитейные заводы, закрытие которых повысило бы рыночную стабильность в глобальном масштабе. Проблема в том, что пока нет ни надежных критериев определения таких предприятий, ни единства в подходах к их поиску.

Хорошо осознавая, что именно этот вопрос может вызвать наибольшие противоречия, участники парижской конференции намеренно избегали каких-либо четких оценок. По сути, на ней прозвучало только одно определение неэффективных предприятий, предложенное представителем австралийской компании BHP Steel. По его словам, к "балласту" следует отнести неконкурентоспособные компании с высокой себестоимостью, функционирующие лишь благодаря протекционистской политике своих государств, ограничениям импорта, субсидиям и льготам.

В целом такая характеристика вряд ли вызовет возражения, однако вопрос в том, что считать "неконкурентоспособностью". Представители ЕС и США, где производство стали отличается очень высокой себестоимостью, заявляли, что неконкурентоспособных сталелитейных предприятий у них нет. Так, по словам представителя делегации американских промышленных ассоциаций SMA и AISI, за последние 20 лет в стране были выведены из строя неэффективные мощности совокупным объемом около 60 млн. т стали в год, в модернизацию предприятий отрасли было вложено порядка $60 млрд., а производительность труда возросла от 10 до 3,5 человеко-часов на тонну стали. Аналогичные процессы происходили и в Европе, где за два минувших десятилетия были закрыты заводы с общей производственной мощностью около 70 млн. т нерафинированной стали в год.

По мнению американцев и европейцев (правда, не нашедшему отражения в итоговых документах), в сегодняшнем избытке стали на мировом рынке виновны, прежде всего, страны СНГ и Восточной Азии, которые, столкнувшись с падением спроса на внутренних рынках, начали активно осваивать внешние. В США многие обозреватели обвиняют российские, украинские, азиатские и южноамериканские заводы в том, что они ради сохранения объема продаж выбрасывают на рынок стальную продукцию по ценам, которые ниже себестоимости. Как ожидают эксперты, в ближайшие месяцы такие страны как Россия, Украина и Китай окажутся под серьезным международным давлением в пользу сокращения производства стали.

Однако все это, очевидно, – дело будущего. А пока что правительства стран – участниц конференции договорились о том, что в следующие несколько недель проведут консультации с национальными производителями стали с целью выяснения их перспектив в части функционирования при полностью открытом мировом рынке, выявления нерентабельных и неэффективных предприятий, а также экономических, социальных и прочих факторов, препятствующих или способных препятствовать их полному или частичному закрытию. Конечная цель – выработка политики, стимулирующей выведение из строя избыточных мощностей.

По мнению участников конференции, государства должны взять на себя покрытие основных затрат и издержек (главным образом, социальных), связанных с закрытием неэффективных предприятий или сокращением производства. При этом, страны ОЭСР в принципе готовы предоставить государствам бывшего СССР финансовую помощь для решения подобных задач (правда, если судить по опыту угольной отрасли, эффективность такой помощи весьма сомнительна).

Кроме того, на конференции прозвучал призыв ко всем странам и международным финансовым организациям больше не оказывать никакой поддержки строительству новых сталелитейных заводов или расширению действующих предприятий. Вообще, по мнению представителей развитых стран, металлургическая отрасль должна быть полностью отделена от государства, обязанного ограничить свое влияние здесь лишь стимулированием выведения из строя избыточных мощностей.

Разгосударствление отрасли

По мнению ОЭСР, государства, помимо отхода от прямого финансирования строительства новых заводов, должны отказаться от всяческого субсидирования национальной сталелитейной промышленности. Под это определение подпадают различные субсидии центральных и местных властей, льготные кредиты, налоговые льготы, искусственно заниженные цены на электроэнергию и прочие ресурсы (в принципе, под это можно подвести и экспортные пошлины на металлолом), разнообразные "пакеты помощи" для находящихся в тяжелом финансовом положении компаний. Томас Ашер, президент и генеральный директор крупнейшей американской сталелитейной корпорации USX, выступавший на конференции от имени своих коллег, даже предложил приватизировать или закрыть все государственные металлургические заводы.

Изменить свое отношение к сталелитейным компаниям должны, по мнению ряда участников конференции, и антимонопольные органы. Так, делегация Eurofer призвала их постоянно учитывать, что производителям сектора сейчас приходится работать на глобальном рынке, так что обычные возражения по поводу того, что одна корпорация может получить слишком большую долю отдельно взятого национального или даже регионального рынка, не должны впредь иметь решающего значения. Как отмечалось в заявлении Eurofer, мировой рынок стали в настоящее время фрагментирован, и компании отрасли зажаты между транснациональными корпорациями-потребителями (в частности, в автомобилестроении) и консолидированными поставщиками железной руды. Чтобы противостоять этому давлению, необходимо всячески поддерживать возникновение глобальных альянсов и объединений, кроме того, подобным структурам проще манипулировать объемами производства.

Американские представители обратили особое внимание на необходимость ликвидации порочной практики ценовых соглашений между производителями стали. Подобную политику, по мнению США, широко применяют японские компании. Как заявил Томас Ашер, государство должно обеспечивать сталелитейной промышленности свободные рыночные условия и не допускать нарушения правил честной конкуренции. Кстати, из тех же соображений американские и европейские компании, выразив всяческую поддержку многостороннему соглашению по стали и пообещав предоставлять своим правительствам необходимую информацию, не принимают и не будут принимать участия в достижении договоренностей. Ведь, если вопросы регулировании производства решают государства, – это политика, а аналогичные действия в исполнении компаний подпадают под определение незаконного картеля.

Вопрос о субсидировании сталелитейной промышленности также обещает быть крайне болезненным исходя из широкого распространения подобной практики и многообразия ее форм. Практически, единственный регион мира, где государственная поддержка металлургической отрасли полностью прекращена, – это ЕС. Выделение пакетов помощи сталелитейным предприятиям в Европе обставлено большим количеством ограничений и допускается, по сути, лишь в целях повышения экологической безопасности и ослабления социальной напряженности в результате закрытия заводов.

В то же время, американцам придется отказаться от развитой системы государственных гарантий, многочисленных программ, предусматривающих использование только стали местного производства в строительстве финансируемых из бюджета объектов, разнообразных льгот и стимулов. Трудно поверить, что могущественное стальное лобби в США так легко расстанется со своими завоеваниями, таким образом, обсуждение вопроса о субсидировании в будущем может оказаться поводом для введения двойных стандартов и причиной противоречий и конфликтов. Уж очень неравномерны и неравнозначны условия, в которых находятся сейчас производители стали в различных странах, и подвести их под один знаменатель будет крайне сложно (если в принципе вообще возможно).

Тем не менее, участники конференции согласились вступить в двусторонний и многосторонний обмен информацией о субсидиях и прочих формах поддержки национальной сталелитейной промышленности. Не исключено, что впоследствии эти контакты могут послужить базой для каких-либо соглашений и межгосударственных договоренностей. Может быть, внедрение исключительно рыночных принципов регулирования мировой торговли сталью начнется с отдельных регионов или зон.

Вообще конечная цель, провозглашенная на парижской конференции ОЭСР, весьма амбициозна. По сути, участники мирового рынка стали хотят видеть его полностью свободным от государственного влияния, чем сейчас, пожалуй, не может похвастаться ни одна отрасль. Пока что практически ни на одном рынке не существует признанных всеми на глобальном уровне единых правил игры, хотя тенденция к этому, безусловно, существует.

Инфраструктура рынка

Освобождение сталелитейной промышленности от государственного контроля и содействия нужно, в первую очередь, для организации свободной торговли сталью во всемирном масштабе. Участники конференции хотели бы видеть рынок полностью открытым, с беспрепятственной циркуляцией стальной продукции между различными странами и без барьеров в виде тарифных и нетарифных ограничений. От создания такого механизма выиграют, в первую очередь, наиболее эффективные предприятия, а рост конкуренции стимулирует консолидацию отрасли в глобальном масштабе.

При этом, свободная торговля вовсе не означает отсутствия контроля. Как отмечено в итоговых документах конференции, правительства должны тщательно отслеживать торговые потоки и немедленно вмешиваться в случае выявления демпинга, ценового сговора и иных злоупотреблений. К тому же, все предпринимаемые ограничительные меры должны соответствовать требованиям ВТО, так же как и само многостороннее соглашение по стали необходимо вписать в структуру этой организации.

Впрочем, и здесь дистанция между словом и делом представляется, если не непреодолимой, то, по крайней мере, весьма значительной. Наличие глобального свободного рынка стали со временем приведет к изменению структуры мирового производства. При таких условиях большая часть нерафинированной стали будет выплавляться в новых рыночных странах с их низкой себестоимостью, там же будет выпускаться и основная массовая продукция, в то время как развитые страны, скорее всего, оставят себе только дообработку и производство дорогостоящей продукции высокого качества, что потребует сложного новейшего оборудования. Однако при таком сценарии многим государствам придется полностью отказаться от собственного металлургического производства, а, исходя из того что сталь воспринимается и будет восприниматься как стратегический материал (это доказывают, в частности, последние события в США), подобное развитие событий выглядит маловероятным.

Очевидно, большие шансы на реализацию имеют другие планы, предложенные на конференции. Речь идет о повышении прозрачности мирового рынка стали, создании глобальной системы распространения информации о направлениях торговых потоков, объемах производства, экспорта и импорта, а также ценообразовании. Комитет по стали ОЭСР предлагал ввести подобное новшество еще в прошлом году, но в то время эта идея не нашла серьезной поддержки. Однако сейчас времена изменились, и такая система стала востребованной.

В настоящее время полные и своевременные данные об объемах импорта стали с разделением по странам происхождения и видам продукции дают только США (для сравнения: Европейская комиссия вынуждена подстраиваться под самую медлительную из 15 стран ЕС, поэтому в конце сентября могла опубликовать лишь данные за март). В то же время, при наличии оперативной информации правительства стран-импортеров могли бы своевременно предотвращать нежелательные скачки импорта и цен, а экспортеры – сдерживать слишком увлекшихся трейдеров. В таких условиях исчезла бы необходимость использовать такие сильнодействующие меры как антидемпинговые пошлины и квоты.

В итоговом документе конференции органам ОЭСР было рекомендовано изучить возможности повышения оперативности и точности данных об объемах и направлениях торговли сталью. Не исключено, что финалом этой деятельности станет создание международной организации, финансируемой за счет стран – производителей стали, которая будет концентрировать, обрабатывать и обнародовать информацию о состоянии рынка этого металла. В ходе конференции прозвучали предложения наделить такой орган правом выявления неэффективных сталелитейных предприятий в разных странах и давать рекомендации относительно их закрытия, но эти положения на данном этапе не нашли поддержки. Пока что все будет решаться на национальном уровне.

В конце заседания участники конференции договорились встретиться в следующий раз в середине декабря 2001 года и обменяться мнениями по поводу своего видения решения проблем мирового рынка стали. Вряд ли стоит ожидать, что на этой встрече накануне рождественско-новогодних праздников состоится более предметный разговор, однако какой-то новый шаг на ней, безусловно, будет сделан. Участники мирового рынка стали полны решимости навести порядок в своем хозяйстве и намерены сделать как можно больше в этом направлении, пока ими сохраняется хрупкий консенсус. Споры и конфликты начнутся позже, когда придет пора превращать заявления и декларации в конкретные решения.

Виталий Шимкович, по материалам Комитета по стали ОЭСР, Metal Bulletin, Financial Times, iSteelAsia.com

 
© агенство "Стандарт"