журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ МЕСЯЦА

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Тенденции

ТЕМА НОМЕРА Подготовка к зиме

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

ГАЗ И НЕФТЬ. Конфликты

ГАЗ И НЕФТЬ. Проекты

ГАЗ И НЕФТЬ. Тенденции

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №9, 2001
Приложения к статье
Таблица 1,2

ТЕМА НОМЕРА Подготовка к зиме

Черный консервант

Вот и кончилось теплое лето. Это всегда очень грустно, а для энергетиков еще и означает, что отсчет времени до наступления холодов пошел уже буквально по дням. Отопительный сезон начинается 15 октября, а значит, к его началу должны быть созданы резервы топлива на зиму и завершен ремонт оборудования.

В первую очередь это касается тепловой энергетики. Именно она и должна будет взять на себя львиную долю пиковых нагрузок в энергосистеме. Зимой уровень задействованных на тепловых электростанциях мощностей увеличивается, в среднем, на 60%. Следовательно, необходимо больше топлива, то есть угля и газа.

И если вопросами обеспечения тепловых электростанций газом в основном занимается НАК "Нафтогаз Украины", то накопление угля – забота самих генкомпаний. Тем более что если газ забирают из трубы, то уголь лежит (а точнее должен лежать) на складе электростанции, что называется "под рукой".

В прошлом году "в зиму вошли", немного не дотянув запасы до 4 млн. т; в этом году перед энергетиками поставлена аналогичная задача. Весной ее реализация казалась наблюдателям вполне реальной и даже не слишком сложной. Ведь накопление угля в этом году фактически началось в феврале. К началу марта его запасы уже составляли порядка миллиона тонн. За весну они удвоились, составив на 1 июня 2,2 млн. т. Если бы этот темп роста запасов сохранился, то к ноябрю энергетики смогли бы выйти на потребные 3,5-4 млн. т.

Однако гладко только на бумаге. Летом накопление топлива не только прекратилось, но его начали срабатывать. Уже в июне запасы угля на складах уменьшились на 20% – до 1,76 млн. т. В июле-августе они тоже потихоньку снижались и к началу сентября Минопэнерго оценивало свои запасы угля в 1,59 млн. т, то есть за лето они сократились на 600 тыс. т. Ирония судьбы в том, что почти столько же угля (1,58 млн. т) хранилось на складах станций 1 сентября прошлого года.

Однако тогда подготовка к зиме была едва ли не общенациональной задачей и о ней трубили буквально на всех углах. Сейчас же царит тишина и благодать, и даже создается впечатление, что данную проблему немного недооценивают. Вообще-то понять власть несложно – подготовка к осенне-зимнему периоду традиционно идет под лозунгом: "щас загнемся", но тем не менее зиму Украина худо-бедно, но "проходит". Однако проходит ее в основном за счет роста поставок газа, а в этом году с ними ожидаются серьезные проблемы.

Поэтому Минтопэнерго предстоит веселая перспектива – накопить за два оставшихся месяца еще хотя бы 1,5 млн. т угля (о запланированных 4 млн. т уже можно забыть). Для этого ежесуточно нужно накапливать около 35 тыс. т угля. Что, к сожалению, при опоре исключительно на местные ресурсы – малореально. И хотя в ходе недавнего празднования Дня шахтера Леонид Кучма посоветовал жечь больше своего угля и меньше импортного газа, поставки угля на ТЭС продолжают стабильно колебаться вокруг объема 70 тыс. т. Примерно столько же ежесуточно сжигается на украинских электростанциях. Похоже, что число 70 тыс. т для наших шахтеров уже фактически стало некой негласной нормой. Теперь, как это у нас заведено, будет решаться вопрос о вводе в действие новых лав. Однако первый уголь из них поступит на станции в лучшем случае в конце года.

Остается вечная палочка-выручалочка – импорт угля. На первый взгляд, его доля в общем объеме потребления угля в Украине не очень велика. При суммарном расходе угля тепловыми электростанциями порядка 29 млн. т в год, Минтопэнерго планировало приобрести около 3 млн. т импортного. Однако фактически именно эти 3 млн. т и позволяют нашим энергетикам накапливать уголь на зиму. Здесь стоит напомнить, что примерно половина импортного угля идет для производства электроэнергии на экспорт. Именно по такой схеме польский уголь поставляется на Добротворскую ТЭС ("Западэнерго").

Помимо импорта угля большие надежды возлагаются отечественными энергетиками на кредит Европейского банка реконструкции и развития. На эти средства, кстати, вполне можно было бы приобрести искомые 3 млн. т угля. Собственно, этот кредит "остался" еще с прошлого года. За счет него собирались приобрести уголь для использования на протяжении предыдущего осенне-зимнего сезона. Реально уголь по кредиту так и не поступил, однако прошлую зиму (еще раз напомним) довольно неплохо прошли без него. Сейчас эта история повторяется вновь. И чем дольше она тянется, тем больше кредит ЕБРР напоминает некую фата-моргану. Сегодня чиновники Минтопэнерго полностью дезориентированы и уже затрудняются внятно объяснить, когда собственно они рассчитывают на поступление угля и будет ли он вообще. Одним из препятствий на пути реализации этого проекта стало то, что часть угля (22%) должна была поступить с украинских шахт, которые выиграли тендер Минтопэнерго. Но евробанкиры посчитали, что поскольку шахты подчиняются министерству, то участвовать в тендере они не имеют права. В итоге выделение кредита ЕБРР было приостановлено. И очевидно "разруливать" конфликт между банком и Минтопэнерго придется уже на уровне премьера, если не президента. К тому же, даже в случае достижения согласия, потребуется время на добычу угля, его загрузку и перевозку. Продолжительность всех этих операций, по оценке специалистов, составит около двух месяцев. Так что скорее всего уголь, приобретенный за счет кредита ЕБРР, мы увидим только в следующем году.

Для того чтобы лучше представить ситуацию, складывающуюся в преддверии осенне-зимнего сезона, сошлемся на озвученные специалистами Минтопэнерго цифры ресурсов, потребных отечественной энергетике на второе полугодие. В частности, ТЭС и ТЭЦ необходимо порядка 16,1 млн. т угля или 90 тыс. т в сутки. Чтобы его приобрести, нужны 2,25 млрд. грн. или же 375 млн. грн. ежемесячно. Средняя цена украинского угля (с доставкой) здесь принята за 135 грн./т, а импортного – 182 грн./т (33,7 $/т). При этом калорийность последнего традиционно выше, чем у отечественного "черного золота".

Для финансирования закупок угля нужны немалые деньги, но учитывая, что сбор средств за электроэнергию (всеми видами платежей) "Энергорынком" сейчас составляет почти миллиард гривень в месяц, финансовая сторона обеспечения поставок угля выглядит не так уж безнадежно. И все-таки финансы финансами, а запасов угля как не было, так и нет. Да и в возможность обеспечения украинскими шахтерами поставок угля на уровне 90 тыс. т в сутки верится слабо.

В принципе существует универсальный способ накопления угля. На тепловые электростанции подается дополнительный газ и за счет этого увеличивается складирование угля. Поставка дополнительных 10 млн. куб. м газа в сутки позволяет снизить расход твердого топлива на 19 тыс. т. Так что фактическое решение вопроса накопления угля на станциях – это ежесуточная подача дополнительных 15 млн. куб. м в течение 60 дней. Исходя из этого можно представить, во сколько оно обойдется. Так, при цене газа в 60 $/1000 куб. м это удовольствие будет стоить примерно 290 млн. грн. Свободных денег на то, чтобы оплатить такой объем газа, у Минтопэнерго нет и оно не прочь взять для этого кредит хотя бы в размере половины искомой суммы – 150 млн. грн. Однако не совсем понятно, какой из украинских банков его даст, – перспективы возвращения данного кредита весьма туманны. Особенно на фоне событий, связанных с возможной сменой банка, обслуживающего "Энергорынок".

В общем перспективы обеспечения тепловых электростанций углем выглядят довольно безрадостно. Сейчас можно утверждать, что зимой на ряд станций уголь будет поставляться прямо с колес. Министерство уже подсчитало, сколько угля необходимо каждой электростанции. Картина получилась следующая: 72% электроэнергии будет выработано генерирующими компаниями именно на угле. По отдельным станциям его доля будет колебаться от 63% на угольных блоках Углегорской ТЭС до 95% – на Кураховской ТЭС.

В принципе крупные ТЭС расположены в основных районах угледобычи: в Донецкой области, к примеру, – четыре станции "Донбассэнерго" плюс Углегорская ТЭС "Центрэнерго". Суммарно их потребность оценивается в 10,4 млн. т угля. Однако местные шахты не в состоянии обеспечить такое количество энергетического угля. Точнее говоря, добыча энергетического угля в регионе сейчас составляет порядка 13,5 млн. т, однако он идет не только на ТЭС, существуют еще фонды облгосадминистрации и коммунальная сфера. В итоге даже местные станции испытывают хронический дефицит топлива. Правда, в соседней Луганской области при наличии одной-единственной ТЭС (потребность 1,8 млн. т) добыча энергетического угля составляет порядка 17 млн. т. Однако уже ресурсов соседнего Павлоградского бассейна (6,3 млн. т) явно недостаточно для обеспечения приднепровских ТЭС – их уровень потребления составляет 6,5 млн. т. На западе страны добывают всего около 2 млн. т угля, что не обеспечивает и половины потребностей "Западэнерго". Поэтому здесь весьма велика доля поставок угля из Силезского бассейна (Польша) и Восточной Украины. Так что фактически именно в Луганском регионе сосредоточен наибольший потенциал угольных ресурсов, которые могут поставляться на тепловые электростанции других регионов.

Существует, правда, еще один, весьма специфический ресурс для нормальной работы тепловых электростанций в зимний период – это коксующийся уголь. В той же Донецкой области на него приходится более 70% совокупной добычи угля (в то время как в Луганской – всего 29%). И уже не раз случалось, что зимой коксующийся уголь перенаправляли с металлургических комбинатов на электростанции. Каких-то особых восторгов по этому поводу ни металлурги (у которых забирают остро необходимый ресурс), ни энергетики (коксующийся уголь вызывает повышенный износ оборудования) не испытывают. Но что остается делать? Очевидно, подобная ситуация повторится и нынешней зимой.

Как нетрудно заметить, практически все надежды на пополнение топливных запасов связаны у энергетиков с внешними факторами – дадут кредит (иностранный или свой), увеличат или нет поставки газа и перенацелят или нет коксующийся уголь. А вот вариант увеличения собственно добычи энергетического угля фактически не рассматривается – разве что в перспективе. Это довольно-таки грустно, но вполне отражает текущую ситуацию. Энергетический уголь как объект инвестиций сейчас никому, кроме государства, не интересен, а у государства избытка денег не наблюдается.

Хотя всем ясно, что пока проблема увеличения добычи энергетического угля не будет решена, радикальных сдвигов в обеспечении нормальной подготовки к осенне-зимнему сезону ожидать не приходится. Сейчас принята (с третьей попытки) программа "Уголь Украины". Однако нынешней зимы она не коснется. Ее мы пройдем как всегда.

Игорь МАСКАЛЕВИЧ

 
© агенство "Стандарт"