журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

ТЕХНОЛОГИИ

ТОРГОВЛЯ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №9, 2001

ТОРГОВЛЯ

Приближение к стальному пакту

В середине сентября на встрече в рамках ОЭСР будет проведено первое межгосударственное совещание по выработке мер борьбы с глобальным перепроизводством стали

Впервые озвученная президентом США Джорджем Бушем идея создания глобального механизма регулирования производства и экспорта стали (см. ММ № 7, 8) понемногу начинает овладевать умами. Хотя все отдают себе отчет в исключительной сложности задачи, требующей установления единых правил игры для всего мирового сообщества и сотрудничества со стороны как ведущих сталелитейных компаний, так и правительств нескольких десятков государств, продолжающийся кризис все сильнее сужает поле возможных решений. По крайней мере, практически всем отраслевым специалистам ясно, что практикуемое в настоящее время усиление протекционизма через введение новых квот и антидемпинговых пошлин ведет в никуда. Похоже, инициативу в решении проблемы методом прямых переговоров взяла на себя Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), своего рода международный клуб богачей. На очередной конференции в рамках этой организации, которая состоится в Париже 17-19 сентября 2001 года, регулирование мирового рынка стали будет главной темой для обсуждения.

Тупиковый путь

стратегической отрасли

Основная проблема мировой сталелитейной промышленности заключается, пожалуй, в том, что она считается стратегической отраслью, абсолютно необходимой в любом мало-мальски развитом государстве. Поэтому, если на прочих рынках в последние пятнадцать-двадцать лет считалось в порядке вещей переносить материало-, капитало- и трудоемкие, а также экологически вредные производственные мощности в развивающиеся страны, где можно спокойно изготовлять ту же продукцию, но дешевле, на рынке стали эти процессы практически не наблюдались. В результате ее мировое производство постоянно интенсифицировалось, причем, наращивание выпуска происходило как в развитых странах с высокой себестоимостью технологического процесса, так и в развивающихся.

Более того, сплошь и рядом в силу различных факторов национальное производство стали становилось избыточным, с точки зрения потребностей национального рынка, и металлургическим компаниями приходилось искать сбыт за рубежом. По данным Iron & Steel Statistics Bureau (ISSB), объем глобального экспорта стальной продукции, составлявший в 1980 году около 140 млн. т, к 1999 году возрос до 280 млн. т, а в 2000 году достиг рекордного уровня – 300 млн. т

Безусловно, расширение производства и экспорта было бы более плавным, если бы в первой половине 1999 года очередной спад на рынке стали не сменился резким подъемом, стимулируемым высокими темпами роста экономики развитых стран. Сталелитейные компании по всему миру расширяли выпуск в расчете на будущие прибыли, однако внезапно наступившая депрессия поразила самый емкий в мире американский рынок и быстро распространилась на большую часть земного шара, спутав им все карты. Рекордные 845 млн. т глобальной выплавки стали в 2000 году были рассчитаны на такой же гигантский объем потребления (хотя и в этом случае перепроизводства, вероятно, не удалось бы избежать), но неожиданное и сильное сокращение спроса практически немедленно превратило ситуацию на мировом рынке стали из обычного циклического спада в острейший кризис.

Пикантность ситуации в том, что большинство развитых государств одновременно экспортируют и импортируют сталь, постоянно нуждаясь в наличии системы относительно свободной торговли ею не менее, чем в сохранении "здоровья" собственной металлургической промышленности. Даже в США, волею местного "стального лобби" ставших всемирной цитаделью протекционизма, начинают раздаваться обеспокоенные голоса: а что будет, когда экономический кризис в стране, наконец, завершится? В первой половине 2000 года, когда импорт стальной продукции в США лишь ненамного отставал от рекордного графика 1998 года, а национальные компании ставили рекорды производительности, на этом рынке место находилось всем. Уж не приведет ли дальнейшее развитие событий к тому, что через год-два США поразит дефицит стальной продукции, который ударит чуть ли не по всему промышленному производству в стране?

Первый вариант решения проблемы предложил Комитет по стали ОЭСР, еще в ноябре 2000 года выступив с инициативой создания глобальной информационной системы, оперативно отслеживающей приливы и отливы в международной торговле стальной продукцией. Предполагалось, что со свежими данными на руках экспортеры будут вовремя замечать, что несколько перестарались, и сократят объемы поставок, а правительства стран-импортеров получат возможность предотвращать опасность переизбытка предложения на ранней стадии, не прибегая к таким одиозным мерам как антидемпинговые пошлины.

Немного побродив в коридорах власти по обе стороны Атлантики, инициатива ОЭСР благополучно "почила в бозе", так и не получив должной поддержки. Вероятно, в то время казалось, что кризис в американской экономике представляет собой не более чем досадную случайность и через пару месяцев все рассосется само собой. Увы, не рассосалось.

Предложение президента США Джорджа Буша о проведении всемирных переговоров относительно урегулирования производства стали прозвучало в конце июня 2001 года одновременно с объявлением о начале беспрецедентного и широкомасштабного антиимпортного расследования с перспективой введения тарифно-квотной системы, ограничивающей весь американский импорт стальной продукции, поэтому поначалу многие специалисты (не исключая, кстати, и авторов журнала "Металлы мира") посчитали подобную инициативу не более чем попыткой сохранить лицо перед возмущенными экспортерами. Однако со временем к идее переговоров начали относиться более серьезно. Просто вследствие полного отсутствия разумных альтернатив.

Чего раздумывать?

Прыгать надо!

Летом 2001 года кризис на мировом рынке стали перешел, если можно так определить, из острой стадии в хроническую. Падение цен, в основном, прекратилось, а в некоторых случаях производители даже начали объявлять об умеренном их повышении, однако перепроизводство и избыток экспорта продолжают оставаться всеобщей бедой. Антидемпинговые пошлины и квоты, действующие в развитых странах, приводят к тому, что все экспортеры "толкаются локтями" на немногих оставшихся открытыми рынках, мешая друг другу, подрывая любые попытки подъема цен и повышая вероятность введения новых ограничений. Решение китайских властей о сокращении выпуска новых импортных лицензий и принятие новых стандартов на импорт горячекатаных рулонов в Таиланде красноречиво иллюстрируют подобную тенденцию.

По данным International Iron & Steel Institute (IISI), за первые семь месяцев 2001 года в 64 государствах, подающих национальную статистику в IISI, было выплавлено 483,1 млн. т нерафинированной стали, что лишь на 0,3% меньше, чем за тот же период 2000 года. Падение производства в странах НАФТА и Великобритании на 11,0 млн. т по сравнению с прошлогодним графиком по-прежнему практически компенсируется расширением объема выплавки стали в Китае, Украине и на Тайване, которые за первые семь месяцев 2000 года сообща увеличили ее на 10,0 млн. т.

Правда, по мнению экспертов британской консультационной компании MEPS, во второй половине текущего года такие диспропорции несколько сгладятся. Резкое сокращение производства в Северной Америке началось как раз в третьем-четвертом квартале прошлого года, так что вскоре показатели по этому региону сократят разницу с прошлогодними. В то же время в Китае уже наблюдаются отчетливые признаки перепроизводства, а Украина, как полагают аналитики MEPS, в ближайшем будущем повторит путь России, из-за проблем с экспортом уже вынужденной сократить выпуск стали (на 599 тыс. т по сравнению с первыми семью месяцами 2000 года). Тем не менее, MEPS прогнозирует, что в 2001 году мировое производство нерафинированной стали составит около 830 млн. т – лишь на 2% меньше, чем год назад. И все равно существенно выше потребности.

Впрочем, даже если бы нынешний кризис на мировом рынке стали в ближайшие месяцы и в самом деле прекратился сам по себе, это вряд ли могло б что-либо изменить. Современная система мировой торговли сталью постоянно провоцирует новые спады, так что многие участники сталелитейной отрасли и в самом деле желали бы создать всеобъемлющую универсальную систему, способную предотвратить подобные неприятности или хотя бы сократить амплитуду колебаний цен. В конце концов, у металлургов перед глазами есть пример ОПЕК, после рекордного спада 1998 года добившейся трехкратного подъема цен на нефть за неполный год, а затем несмотря на экономический кризис стабилизировавшей их на достаточно высоком уровне. Конечно, мировой рынок стали намного сложнее и обширнее нефтяного, однако игра, по крайней мере, стоит свеч.

После нескольких недель консультаций к концу августа Комитет по стали ОЭСР, снова взявший на себя инициативу, наконец-то определился с повесткой дня форума, который откроется 17 сентября. В первый день его работы будет организована встреча представителей сталелитейной отрасли с государственными деятелями, на следующий день назначена конференция политиков, а 19 сентября состоится заседание собственно Комитета по стали, когда, очевидно, будут обнародованы решения, принятые в предыдущие два дня.

Форум ОЭСР должен быть достаточно представительным. Комитет по стали объединяет все государства ЕС и НАФТА, а также таких крупных производителей и экспортеров этого металла как Япония, Корея, Бразилия и Австралия. Россия, Украина, Индия, Румыния и Болгария имеют в нем статус наблюдателей. Китай, Казахстан, Тайвань, Аргентина и ЮАР получили на форум специальные приглашения. По словам одного из руководителей Комитета по стали ОЭСР Удо Пречкера, участие в конференции должны принять производители почти 95% стальной продукции в мире.

Свою подготовительную работу собираются провести и американцы, которые посылают в Париж достаточно представительную делегацию в составе трех заместителей министров, руководителей металлургических ассоциаций Steel Manufacturing Association и American Iron & Steel Institute, а также юристов и экспертов. Было объявлено, что с 1 по 17 сентября американские представители с целью разъяснения позиции США на переговорах по стали и поиска поддержки проведут встречи с коллегами из Канады, Мексики, ЕС, Японии, Кореи и, возможно, России.

По словам Удо Пречкера, участники переговоров хорошо подготовились к сентябрьской встрече и полны решимости найти выход из создавшейся тяжелой ситуации. Однако от конференции ОЭСР все-таки вряд ли стоит ожидать готовых рецептов. Будет хорошо, если удастся сформулировать проблему и наметить возможные пути ее решения. Слишком уж сложными и комплексными представляются вопросы, на которые необходимо получить ответы.

Агнцы и козлища

Наименее сложным представляется реализация первоначального предложения ОЭСР о создании глобальной информационной системы для обеспечения прозрачности при торговле сталью. Таможенные органы всех стран мира ведут статистику по видам продукции, ценам, объемам экспорта и импорта, поэтому теоретически нет ничего сложного в централизованном и оперативном сборе этих данных.

Настоящие проблемы начнутся, когда участники переговоров попытаются коснуться таких фундаментальных вопросов как вывод из строя избыточных мощностей и субсидирование. В 2000 году в мире было выплавлено 845 млн. т стали, однако никто пока не может указать объем совокупной глобальной производственной мощности. Разными экспертами называются цифры от 950 млн. т до 1,05 млрд. т, причем, некоторые аналитики предлагают учитывать не только объем выплавки стали, но и производство проката.

Кроме того, в наличии дополнительных мощностей нет ничего преступного. В конце концов все компании стремятся либо наращивать прибыль, либо расширять производство при стабильной себестоимости, либо сохранять прежние размеры выпуска, снижая расходы. По словам экспертов, нарушения возникают, когда неэффективное предприятие за счет государственных субсидий получает возможность продавать свою продукцию по ценам ниже себестоимости, подрывая усилия более рентабельных конкурентов и отпугивая инвесторов от поддержки всей отрасли.

Между прочим, выделить из общей массы неэффективные заводы, подлежащие принудительному закрытию, не так-то и легко. Помимо себестоимости, могут быть и иные определяющие показатели. Например, специалисты IISI предлагают считать изначально неэффективными предприятия, где сталь выплавляется в мартеновских печах. В 2000 году на них пришлось около 5% мирового производства. В то же время выпускающие 15% стали в мире заводы, где нет установок для непрерывной разливки, вряд ли будут клеймить позором.

Очевидно, одним из основных факторов неэффективности будет признано пренебрежительное отношение к экологии. Устаревшие предприятия, допускающие значительное загрязнение окружающей среды, судя по всему, войдут в "черный список". В то же время, компании, потратившие большие средства на поддержку экологической безопасности, будут признаны эффективными независимо от того, насколько это удорожает производство.

Не меньше вопросов возникает и в отношении субсидий. Опять-таки, никто не может даже приблизительно оценить масштабы субсидирования в мировой сталелитейной промышленности. Кроме прямых государственных дотаций, используются разнообразные формы непрямой государственной помощи – налоговые каникулы, льготные цены на энергию, поддержка со стороны местных властей. В прошлом году Европейская комиссия, например, отнесла к разряду косвенного субсидирования производителей стали решение российских властей о введении экспортных пошлин на металлолом, а американский профсоюз United Steelworkers заявляет, что крайне низкая оплата труда китайских, российских и украинских рабочих (по американским стандартам) дает несправедливые преимущества их сталелитейным компаниям. С другой стороны, непрямым субсидированием можно считать и некоторые положения американского законодательства по банкротству (знаменитая ст. 11, позволяющая неэффективной компании получать полную защиту от кредиторов на неопределенный срок; например, корпорация LTV Steel, ныне снова обанкротившаяся, в 70-80-тые годы пользовалась такой защитой в течение 7 лет).

Участникам переговоров необходимо не только дать четкое определение понятия "субсидирование", но и оценить его влияние на мировую торговлю сталью и выработать механизмы выявления и предотвращения отдельных случаев, что представляется очень непростым делом. Ведь для этого необходимо создать какую-нибудь международную организацию с широкими полномочиями и определенным образом снабжать ее необходимыми данными о каждом предприятии в отдельности при том, что убыточные компании вряд ли будут с готовностью делиться финансовой и производственной информацией с кем бы то ни было.

Кроме того, безусловно, стоит обращать внимание и на социальный фактор. Например, что делать, если признанный неэффективным завод обеспечивает занятость в конкретном небольшом городе? Кто тогда должен нести расходы на покрытие социальных издержек? Кто вообще должен финансировать работу международного контрольного органа? Между прочим, прошлогодняя инициатива ОЭСР провалилась, в значительной степени, из-за нерешаемости этого вопроса.

Наконец, для принятия подобных глобальных решений необходим консенсус – вещь, по нынешним временам, редкая и очень хрупкая. Вполне вероятно, что уже на сентябрьской встрече выяснится, что разные страны придерживаются совершенно различных взглядов по поводу критериев определения неэффективных предприятий. В июле в международной печати появились сообщения о том, что развитые страны потребуют на переговорах привести мировую сталелитейную промышленность к западным стандартам по условиям труда и экологической безопасности. А, между тем, несогласие хотя бы одного крупного производителя стали приведет к тому, что вся система будет благополучно похоронена, а вместо переговоров на мировом рынке стали начнется торговая война с непредсказуемыми последствиями.

Совершенно не ясно также, и как поведет себя американское стальное лобби. Сталелитейные компании США широко пользуются всеми видами субсидий (только прямые выплаты из государственного бюджета составили $17 млрд. без учета инфляции за последние 25 лет), так что маловероятно, что они с легкостью откажутся от привычной поддержки. В то же время в последние годы стальное лобби неоднократно демонстрировало, что свои интересы оно всегда ставит выше интересов не только мирового сообщества, но и собственной страны (например, в конце Уругвайского раунда ГАТТ в 1994 году ради принятия выгодных стальному лобби антидемпинговых стандартов США пожертвовали интересами национальной киноиндустрии и финансового сектора). Уж не превратится ли сентябрьская конференция ОЭСР в попытку США навязать всем остальным странам свое видение проблемы?

Ответ на этот вопрос, как и на многие другие, вы, уважаемые читатели, вероятно, уже получили или узнаете через несколько дней. Увы, график выхода журнала не дает нам возможности осветить подробности этой встречи уже в сентябрьском выпуске. Зато в следующем номере мы обещаем рассказать о ней настолько подробно, насколько это будет в наших силах.

Виктор Тарнавский,
по материалам Metal Bulletin, IISI

 
© агенство "Стандарт"