журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
[A) ТЕМА НОМЕРА. Маркетинговые исследования

[B) МАРКЕТИНГ. Бренды

[B) МАРКЕТИНГ. Исследования

[C) История компании

(D] СТРАТЕГИЯ ПРОДАЖ. Управление доходностью

(Е] ИДЕИ

(F] РИТЭЙЛ. Мерчандайзинг

[F) РИТЭЙЛ. Торговый зал

(G] БИЗНЕС. Unusual

[H) РЕКЛАМА И МЕДИА. Банки

(H] РЕКЛАМА И МЕДИА. СМИ

(H] РЕКЛАМА И МЕДИА. Профессионалы

(H] РЕКЛАМА И МЕДИА. Конфликт интересов

(H] РЕКЛАМА И МЕДИА. Кампании

(H] РЕКЛАМА И МЕДИА. Кризисный PR

[I) БИЗНЕС "С НУЛЯ"

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Новый маркетинг" – №4, 2001

(H] РЕКЛАМА И МЕДИА. Профессионалы

Александр Роднянский:
«Мы делаем популярное, успешное и очень эффективное телевидение»

Наблюдая чей-нибудь головокружительный успех, задаемся вопросом: что это – аура, харизма, судьба, обстоятельства, друзья, связи, протекция?.. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию интервью с человеком, имя которого в медиамире Украины (и не только) знает каждый. Его должности можно перечислять очень долго, мы остановимся на нескольких. Александр Ефимович Роднянский – генеральный директор и генеральный продюсер телеканала "1+1".

"Новый маркетинг": Александр Ефимович, вспомните 1995 год, на украинском телевизионном рынке – УТ-1, УТ-2, "Останкино"… И вдруг – "1+1". Как вы к этому шли? И что за всем этим стояло?

Александр Роднянский: Я никогда не собирался работать в государственных или частных структурах такого типа. Жизнь складывалась, предлагая перспективу "вольного стрелка": факультет кинорежиссуры Киевского института театрального искусства, работа на киностудии "Киевнаучфильм"… Я – режиссер, делаю разнообразные проекты. Будущее представлялось как продуманный и с большим удовольствием осуществляемый процесс – работа над кинопроектами (которые со временем должны превратиться в мультимедиапроекты), хорошие, качественные фильмы, имеющие в своей основе целые истории человеческих отношений и обязательно "витаминозные".

"НМ": Почему именно "витаминозные"?

А.Р.: Чтобы объяснить это, нужно рассказать, что сформировало мое представление о жизни как о возможности делать "витаминозное" кино.

Во-первых, школа. Во-вторых, среда. Моя школа – это Феликс Соболев, лидер отечественного неигрового кино, личность необычайно сложная, талантливая, но жесткая. Не случайно из нескольких десятков его учеников сложиться как режиссеры сумели буквально единицы. Прожив очень нелегкую жизнь, Феликс Соболев считал, что для становления режиссера жизненные трудности необходимы, и воспитывал нас с помощью очень простых механизмов: по 25 раз мы переписывали сценарии, не приступали к съемке, пока не начинали в деталях представлять, каким будет фильм. По множеству раз он возвращал нам работы, намеренно ставил всем тройки, лишая возможности получить стипендию. Говорил, что мы "слишком комфортные". А времена, надо сказать, были совсем не простые. У меня отец умер рано, я еще учился в школе. Мы жили с мамой, денег всегда не хватало. На самом деле Феликс Соболев был абсолютно гениальным. Я безумно ему верил, верю до сих пор и очень благодарен. В общем, система критериев – от него, от Соболева.

А что касается среды, то я вышел из научно-популярного кино, из замечательного окружения, которое существовало на лучшей киностудии бывшего Советского Союза – "Киевнаучфильме". Это была совершенно особая среда, "витаминозный" кинематограф. На "Киевнаучфильме" никогда не делали фильмов о партии, об идеологии. До самого конца советских времен там не снимали никаких "паркетных" произведений. Это действительно была совершенно изумительная ниша, существованию которой все время удивлялись партийные функционеры. Я помню, когда у Соболева в 1970-е вышел потрясающий фильм "Я и другие" (о психологии конформизма), секретарь ЦК КП Украины сказал: "Я удивляюсь, каким образом эта студия может существовать с киностудией Довженко в одном городе!". Вот так я пришел к представлению о жизни как о возможности делать "витаминозное" кино.

По мере перестройки во мне проснулся интерес к социальным контекстам. Я снял "Вечерами, после свершений", "Усталые города" и другие фильмы, которые, собственно, и сделали меня режиссером. Пришел успех, появилась некая репутация, в том числе и международная, всевозможные призы и награды. К концу перестройки я чувствовал себя спокойно в плане выбора тем и сюжетов, которые мне хотелось снимать. Помню совершенно невероятный случай – пример свободы выбора в обход всевозможных многомесячных согласований, обеспеченный успехом кинодокументалистики моего поколения. По какому-то поводу я был в Москве, у министра кинематографии. В разговоре А. С. Камшалов поинтересовался, что бы я хотел снимать дальше. "Фильм о Валленберге", – ответил я. "Пиши заявку. Прямо сейчас. У меня в кабинете".

Невозможная ситуация! Так появился фильм "Миссия Рауля Валленберга", так съемочная группа, с которой я работал всю жизнь и которая до сих пор со мной, влилась в очень большой проект, занявший несколько лет жизни и давший очень много мне лично. Этот фильм, с одной стороны, научил меня делать кино как действенный элемент социальных и общественных контекстов. С другой – стремиться к созданию настоящих мэйнстримовских, немаргинальных историй, способных привлекать внимание максимально широкой аудитории. В конечном итоге я начал получать предложения от зарубежных телекомпаний. Тогда, в конце 1980-х, советские режиссеры были модными. Мы побеждали на всех фестивалях и конкурсах. Неважно, кто, но всегда выигрывал кто-либо из Советского Союза – казах, украинец, россиянин. Конкуренция существовала исключительно в нашем кругу, в нашем поколении. Жизнь казалась сложившейся и успешной.

И вдруг все закончилось. Рухнул СССР. Иссяк поток многочисленных предложений, от которых мы так гордо отказывались. Стало очевидным, что кинематографическая жизнь, казавшаяся необычайно обустроенной и перспективной, равно как и контексты, в которых мы существовали (идея реформирования большой империи в демократическую евразийскую конфедерацию, как говорил академик Сахаров), прекратили свое существование. Все развивалось совершенно иначе.

Я принял предложение от телеканала ZDF (Германия) – самого большого общественного вещателя в Европе. В Германии я начал снимать "дневниковые" фильмы. Тогда появились "Прощай, СССР"-1 и "Прощай, СССР"-2.

В принципе, на ZDF было все необходимое: профессиональная среда, в которую я легко интегрировался, интересная работа, перспективы. Но все время ощущался психологический дискомфорт – отсутствие привычного ощущения "подключенности" к общественному процессу, когда множеством индикаторов, рецепторов, нервным пространством кожи ощущаешь происходящее в обществе. Меня никогда не покидало чувство связи с Киевом и Москвой, с моими друзьями и коллегами. Работая в Германии, я все время пытался делать какие-то совместные проекты здесь с Миттой, Абдрашитовым, Маслобойщиковым. Из этого получилось не так много, например, фильм "Певица Жозефина и мышиный народ".

Но больше всего мне хотелось продюсировать. Стать человеком, который реализует проекты в целом. Недавно слышал, что продюсер – это человек, который тратит свои, а не чужие деньги. В корне неверно! Неважно, какие деньги тратит продюсер – те, которые ему удалось собрать, получить в министерствах и ведомствах или от частных лиц. Главное – он делает проект (фестиваль, фильм, спектакль, телесериал). Продюсер несет ответственность за всю полноту реализации проекта, в том числе и творческую, и финансовую. Не случайно ведь на церемонии вручения "Оскара" получать приз за лучший фильм года на сцену выходит именно продюсер, а не режиссер или кто-либо другой из команды.

Далее – 1994 год. В Украине к власти приходит новая команда, меняется политическая ситуация. Во время выборов все почувствовали силу российского телевидения (доля аудитории УТ-1 составляла 7%, а бывшего российского "Останкино" – 70%!).

В политических кругах сформировалось убеждение в необходимости развития национального телевидения. Началась реализация идеи.

Сначала мне позвонил Александр Зинченко. Он когда-то работал секретарем ЦК комсомола. Мы были знакомы. Очень демократичный, порядочный и позитивный человек. Я всегда относился к нему с большим уважением. Александр предложил сотрудничество. Идей было много. Основная – создание телеканала, украинского русскоязычного канала. Но у меня и Владимира Оселедчика созрела идея украинской альтернативы – украиноязычного телевидения как возможности реализовать невостребованный потенциал. Мне она показалась невероятно интересной. Так был подписан договор между немецкой компанией "Иннова" и украинской компанией УТ-1, в результате которого 3 сентября 1995 года в эфире появился "1+1".

"НМ": Они вас спонсировали?

А.Р.: Нет. У нас были деньги и идеи. УТ-1 предоставлял нам 5 часов эфира в день для программирования кино и передачами. Все производственные расходы мы брали на себя, принося в эфир готовый продукт и имея за это право эксклюзивных рекламных продаж внутри собственного эфирного времени. За время нашего сотрудничества доля аудитории канала УТ-1 увеличилась до 35%, и уже через полгода мы почувствовали, что готовы к самостоятельному эфиру.

В этот момент на нас вышла американская компания СМЕ, наши нынешние партнеры. СМЕ была на огромном подъеме. Она потрясающе стартовала в Чехии, продемонстрировав самый громкий успех на европейском телерынке за последние 10 лет. Затем она пришла в Словакию, Словению, Румынию, Польшу, Югославию и наконец, в Украину, выбрав здесь нас себе в партнеры. СМЕ предложила "1+1" не только сотрудничество, но и инвестиции, на которые мы и рассчитывать не могли в Украине, потому что не хотели быть зависимыми от политических диспозиций.

Последующим значимым шагом в развитии канала "1+1" стало участие в тендере, объявленном Национальным Советом по телевидению и радиовещанию, который мы и выиграли, начав 1 января 1997 года вещание на канале УТ-2. Наши 35% аудитории остались с нами.

"НМ": Как дальше сложились отношения с Александром Зинченко?

А.Р.: Мы уважаем друг друга. Ничто за прошедшие шесть лет не разочаровало меня в Зинченко. Мы построили "1+1", а Саша сделал "Интер". Для зрителя все получилось идеально. "1+1" и "Интер" очень внятно поделили аудиторию. Те, кто в большей степени испытывает ностальгические чувства, кого "тянет", в хорошем смысле слова, "русскоязычная" традиция, предпочитают "Интер". Те же, кто, как и мы, ориентирован на поиски нового украинского выбора

– зрители "1+1".

"НМ": Александр Ефимович, в чем вы видите главное отличие канала "1+1"? За что боретесь?

А.Р.: Я считаю, у "1+1" есть главное – ощущение бренда, свое лицо, складывающееся из множества компонентов, о которых я не устаю маниакально много говорить.

Первый – целостный визуальный образ. Мы всегда боролись за то, чтобы быть актуальным, ориентированным на семью современным телеканалом и, одновременно, трендовым, то есть формирующим зрительские симпатии, тенденции, возможно, даже опережающим их. Телевидением, способным легко восприниматься очень широкими слоями аудитории.

Второй – "звездность". Главное достоинство канала "1+1" – его команда. Идея "1+1" – это идея диалога. Звезды "1+1" – коммуникаторы, то есть люди, ведущие диалог. Это замечательные новостийные ведущие – Алла Мазур, Люда Добровольская, Олесь Терещенко, прекрасные журналисты Анна Безулик, Мыкола Вересень, Даниил Яневский. Думаю, если на улице попросить прохожих назвать 10 самых популярных телеперсонажей в Украине, то 8 из них будут лицами "1+1".

Третий – уже озвученная идея украинской альтернативы. Это украинский язык в эфире, это точка зрения Украины и украинцев во всех новостийных и информационных программах. Интересы Украины и украинцев для нас всегда были первоочередными и принципиально важными.

И четвертый. Канал "1+1" – самый большой телепроизводитель в стране и позиционирует себя как компанию, у которой всегда был, есть и будет приоритет производства. Сегодня "1+1" производит самые популярные форматные шоу, существующие в мировом телевидении, дорогостоящие сериалы, дебатные шоу, комедийные программы, дискуссии, игры, викторины, документальное кино.

"НМ": Идеи ваши? Откуда они? Или приходится "мониторить" зарубежное ТВ?

А.Р.: На "1+1" работает огромное количество очень талантливых людей, блистательных менеджеров: Владимир Оселедчик – исполнительный продюсер канала и автор технологической концепции "1+1", Николай Шевченко – начальник производства, Юрий Морозов – программный директор, Андрей Дончик – главный режиссер, Валентина Руденко – руководитель отдела маркетинга и PR, другие. Я сам из киноиндустрии и уважаю в каждом право на идею, не считая свое мнение доминирующим или единственно правильным. Идеи рождаются внутри канала. Есть несколько моих идей, есть часть моих ошибочных идей, есть замечательные идеи Владимира Оселедчика, или Андрея Дончика, или Ольги Захаровой, нашего арт-директора. Моя задача как продюсера – дать возможность всем полноценно и творчески реализовать себя. Что же касается мониторинга, мы неплохо знаем зарубежное ТВ. Но успешного опыта адаптации зарубежных программ у нас не так много.

Мне кажется, зрительская аудитория Украины отличается характером восприятия. Наша задача – не просто адаптировать, но искать свою специфику.

"НМ": Александр Ефимович, "1+1" отличается очень сильными авторскими программами. Вы делаете их для определенного круга рекламодателей?

А.Р.: Мы никогда не ищем рекламодателя под реализуемые проекты. Мы делаем сильный канал. На сильный канал придет рекламодатель и найдет свое место. Я ненавижу логику создания программ утилитарного свойства: немножко о медицине, немножко об экологии, немножко о компьютерах, потому что за это кто-то заплатит. Мы предпочитаем делать популярное, успешное и очень эффективное телевидение, которое принесет реальные результаты, в том числе и финансовые.

"НМ": Сентябрь. На телеканалах – новый сезон. Что в этом году предложит своим телезрителям и рекламодателям "1+1"?

А.Р.: У нас очень много новых проектов. В этом году "запускаем" три невероятно масштабных "праймовских" шоу.

Первое шоу называется "Медовый месяц". Ведущие – актер Дмитрий Шевченко, игравший Артурчика в "Дне рождения Буржуя", и актриса Киевского театра драмы и комедии Снежана Егорова. Это остроумное и очень "провокативное" шоу с молодыми парами, которые прожили вместе не более двух лет. Молодоженам в течение часа предстоит доказать зрителям, что они знают друг о друге абсолютно все! Приз за победу – второй "медовый месяц", туристическое путешествие. Руководитель проекта и режиссер-постановщик – Андрей Дончик.

Второе шоу, приключенческое, о котором уже неоднократно было заявлено, называется "Почему Африка?". Это детище Игоря Моляра. Построено на беспрецедентном проекте Equitas – команды профессиональных путешественников, которая в сентябре 2001 года пройдет 70 тыс. км по Африке. Наше шоу – это сочетание африканских приключений Equitas и конкурса, который будет проходить в студии канала "1+1". Прямая спутниковая связь с Африкой обеспечена! Каждый месяц победители конкурса в студии будут отправляться в Африку и присоединяться к группе путешественников-экстремалов.

И третье (совершенно невероятная идея, реальность которой только недавно стала для нас очевидной) – это наш совместный с ОРТ проект, который по-английски называется Survivor, а по-русски – "Последний герой", – самый дорогой проект современного мирового телевидения. Параллельно с нами его делают американцы, австралийцы, британцы... Команда из 16 человек (8 украинцев и 8 россиян) будет отправлена на необитаемый остров в Панаме, чтобы провести там 40 дней в борьбе с дикой природой и выжить. Но самое главное – выжить в общении друг с другом! За этими отчаянными людьми будут наблюдать десятки съемочных камер. Формат игры специально построен так, что в финале должен определиться один-единственный победитель, который и получит приз $100 тыс. Пока у нас запланирован цикл из 13 программ, целый шоу-сезон в прайм-тайм.

Кроме новых шоу, планируются серьезные изменения во всем информационном вещании: в новостях, в "Сніданку з "1+1". Естественно, будет огромное количество отечественных сериалов: "Сыщики", "Гражданин начальник", "Семейные тайны", "Салон красоты", "Кобра", "Новые турецкие", "На углу, у Патриарших", совместный с НТВ наш новый сериал "Ключи от смерти", несколько западных качественных сериалов. Что касается кинопоказа – лучшего, чем в этом сезоне, у нас еще не было. Готовится масса новых развлекательных передач. "Скрытая камера" и "Белая ворона" останутся – это очень удачные, полюбившиеся зрителям проекты.

Кроме этого, мы делаем, как я уже сказал, собственные сериалы. Запустили в производство 6-серийный сериал Владимира Гринькова и Анатолия Матешко "Критическое состояние". Сразу за ним последует сериал по книге того же Владимира Гринькова. Это будет социальный роман с хорошими, "держащими" интригами.

Заканчивается производство нескольких документальных сериалов, например, "Игра в "Динамо" – своеобразный взгляд на историю страны через историю команды "Динамо" (Киев). Андрей Курков пишет для нас два сериала – "Добрый ангел смерти" и "Старые тайны". Есть и другие замечательные авторы. Все, о чем я говорю, касается реальных проектов, находящихся на разных стадиях производственного процесса.

Интервью провела
Рената Якубицкая-Майбродская

 
© агенство "Стандарт"