журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

СЛИЯНИЯ: ИТОГИ

Банковское регулирование

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Банковские кризисы

Банковская деятельность

ЭЛЕКТРОННЫЕ УСЛУГИ

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

БАНКОВСКИЕ ОПЕРАЦИИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №8, 2001

Банковская деятельность

Трудные времена для швейцарских частных банков

Экономический спад и изменение предпочтений клиентов приводят
к падению прибылей и новых поступлений

На протяжении последнего десятилетия частный банковский бизнес справедливо считался одним из самых прибыльных направлений банковской деятельности. Повышение благосостояния в развитых странах и многолетний подъем на мировом фондовом рынке были надежным фундаментом для процветания частных банков. Крупнейшие финансовые группы мира активно развивали свои подразделения частных банковских операций, но несмотря на конкуренцию (а, может, и благодаря ей) объемы активов богатых клиентов в управлении и прибыли росли, как на дрожжах. Прошлый год побил многие рекорды в этом бизнесе, но затем наступил спад, особенно сильно ударивший по швейцарским частным банкам, всегда игравшим роль эталона. Начатый в прошлом году крестовый поход против отмывания грязных денег и ухода от налогов чувствительно задел Швейцарию, которая традиционно использовалась богатыми иностранцами в качестве надежного места размещения капиталов. В то же время растет популярность оншорного частного банковского бизнеса (т.е. по работе на внутреннем рынке). Для элитных швейцарских частных банков наступили нелегкие времена. Специалисты не исключают даже, что в банковской системе страны начнутся процессы консолидации.

Все спады в целом похожи друг на друга, но особенно досадно, когда ухудшение приходит внезапно, да еще после нескольких лет бурного подъема. В течение всей второй половины 90-х годов швейцарские частные банки добивались просто исключительных результатов. Так, например, клиентские активы в управлении, один из важнейших критериев успеха для институтов этого сектора, с 1995 по 2000 год возросли в банке Vontobel более чем в три раза. Крупнейший независимый швейцарский частный банк, Julius Baer, с 1997 по 2000 год увеличил этот показатель в 2.24 раза и еще в мае 2001 года планировал долгосрочный рост объема активов в управлении на 15% в год.

Стремительный рост оборотов вызвал в частной банковской отрасли Швейцарии настоящий кадровый голод. В прошлом году 17 частных банков страны, имеющие организационную форму полного товарищества (когда партнеры несут по обязательствам фирмы ответственность всем своим имуществом), увеличили число сотрудников на 20%. Банк Julius Baer расширил штат на 18%, Vontobel – на 23%, Bank Sarasin – на 25%. Конечно, это привело к резкому росту расходов на персонал, но при почти 50%-ной прибавке прибыли по сравнению с 1999 годом это можно было вполне перетерпеть.

Спад 2001 года явно застал врасплох швейцарские банки, хотя проблемы, его вызвавшие, отчетливо проявились уже в прошлом году. Стартовавшая в 2000 году кампания против отмывания денег и ухода от налогов вывела тихую безопасную Швейцарию на линию огня. Хотя правительству страны и банковскому сообществу в общем удалось выдержать давление со стороны ЕС, главным образом Франции, и сохранить свои законы об охране банковской тайны, от некоторых прежних принципов все же пришлось отказаться. Не повысил авторитет Швейцарии и долгоиграющий скандал с деньгами жертв нацизма, пролежавших полвека на "спящих" счетах.

Но наиболее серьезными для швейцарских банков оказались процессы, происходящие не в самой стране, а за ее пределами. Столкнувшись с жестким давлением со стороны своих государственных органов, европейские и американские миллионеры начали сокращать свои вложения за рубежом, сделав выбор в пользу национальных частных банков, проводящих оншорные операции. А вот швейцарские институты, всегда специализировавшиеся на управлении капиталами богатых иностранцев, столкнулись с серьезными проблемами.

Наконец, экономический спад, начавшийся в прошлом году в США и охвативший практически всю Западную Европу, существенно сузил возможности для инвестирования. Беспрецедентный рост частного банковского бизнеса во второй половине 90-х годов основывался, главным образом, на столь же беспрецедентном росте курсов корпоративных акций в США и (в несколько меньшей степени) Европе. Сейчас этот рост прекратился, и, хотя биржевого краха, в основном, удалось избежать (если не считать "виртуальной" Интернет-экономики), объемы операций с ценными бумагами резко сократились, а, соответственно, и размеры банковских комиссионных. Для швейцарских частных банков, чьи доходы, примерно, поровну поделены между комиссионными от совершения сделок и управления активами, это также оказалось весьма серьезным ударом.

За первое полугодие 2001 года активы в управлении банка Julius Baer уменьшились по сравнению с тем же периодом прошлого года на 1% – до SFr141 млрд. ($85 млрд.). Банк Vontobel потерял 9% (до SFr69.4 млрд.), Bank Sarasin объявил о росте этого показателя на 1% (до SFr41.4 млрд.), и лишь женевский банк Pictet добился достаточно пристойных темпов роста (хотя и значительно отстающих от прошлогодних), увеличив объем активов в управлении на 9% (до SFr141 млрд.) и сравнявшись с Julius Baer. Чистый доход каждого из ведущих швейцарских частных банков (кроме Pictet) упал по сравнению с первым полугодием 2000 года более чем на 40% при росте операционных расходов от умеренного до значительного и резком снижении поступлений. Чистый приток новых депозитов (показатель, характеризующий успех банка в привлечении новых клиентов) снизился в несколько раз. Например, у Julius Baer за первое полугодие 2001 года он составил всего SFr2.4 млрд. по сравнению с SFr13.8 млрд. за тот же период прошлого года.

Первой мерой противодействия со стороны банкиров стала попытка остановить рост операционных расходов. Женевский Union Bancaire Privee объявил, что планирует уволить 10% своего персонала. Julius Baer в 2001 году перестал нанимать новых сотрудников и собирается срезать со своего расходного бюджета на этот год SFr80 млн., или 8%, а также отложил запуск онлайнового брокерского подразделения. Vontobel провел перестановку своих руководящих кадров, уволив генерального и финансового директора, а также руководителя подразделения корпоративных операций после провала Интернет-проекта Y-o-u, на котором банк потерял около SFr250 млн. (см. БП № 3). Однако, по мнению специалистов, эти меры недостаточны, так как швейцарским банкам нужно готовиться к длительному спаду. Даже если экономический кризис в развитых странах завершится в будущем году, изменение предпочтений клиентов, выбирающих оншорный частный банковский бизнес, пожалуй, представляет собой долгосрочную тенденцию.

Международные финансовые группы, в состав которых входят частные банки, также несут потери. Например, швейцарский UBS, крупнейший частный банк мира, сообщил о сокращении прибыли по итогам первого полугодия 2001 года вследствие значительных убытков от операций с частными ценными бумагами. Тем не менее, в нынешней ситуации именно крупные банки находятся в лучшей позиции, так как они могут компенсировать сокращение доходов в Швейцарии расширением своих оншорных операций в тех государствах, где находятся их филиалы (а это, по сути, – все развитые страны). Более того, UBS и Credit Suisse, два банковских монстра Швейцарии, впервые за последние несколько лет нарастили свою долю национального рынка частных банковских операций, потеснив независимые частные банки, ранее успешно конкурировавшие с гигантами.

По мнению специалистов UBS, настало время, когда большие размеры, которые ранее считались недостатком для частного банка, превратились в конкурентное преимущество. С этим утверждением согласны и многие независимые эксперты. "В прошлом частный банк мог преуспевать, имея порядка SFr20-30 млрд. в управлении, – говорит Кристиан Старк из швейцарской компании Cheuvreux. – Но теперь для этого нужно, по меньшей мере, SFr100 млрд."

Конечно, на рынке всегда останется место для бутиков – крохотных частных банков, компенсирующих малые размеры строжайшей конфиденциальностью и высочайшим, даже по швейцарским меркам, качеством обслуживания. Однако ведущие независимые частные банки Швейцарии сейчас оказались в несчастливом промежуточном положении: они слишком велики, чтобы опуститься до статуса нишевых игроков, и слишком малы для конкуренции на равных с международными группами. Несколько лет назад такое "вымывание среднего звена" началось в инвестиционном банковском бизнесе; теперь, очевидно, пришла очередь частного.

В последние месяцы в швейцарских деловых кругах циркулируют слухи о возможной покупке одного или нескольких независимых частных банков более крупными институтами. Все эти банки контролируются семьями партнеров, руководящими ими из поколения в поколение, однако, по мнению специалистов, сейчас настало время перемен. Во-первых, как отмечалось выше, в мировом частном банковском бизнесе, похоже, всерьез наступает стадия консолидации, и небольшие институты в такой обстановке могут потерять конкурентоспособность. Во-вторых, бум второй половины 90-х годов для швейцарских частных банков завершился надолго, а, может быть, и навсегда. И, если ранее традиционная форма собственности способствовала усилению надежности финансового института в глазах клиентов, то теперь она может превратиться в опасную обузу. Наконец, в-третьих, спад, наверняка, снизил стоимость банков и сделал их более привлекательными для крупных финансовых групп. Например, рыночная капитализация Julius Baer в настоящее время равняется всего 5.1% от объема активов в управлении.

По мнению экспертов, наиболее уязвимыми выглядят Vontobel, Union Bancaire Privee и особенно Bank Sarasin, занимающий исключительное место в швейцарской банковской системе.

Bank Sarasin со 160-летней историей уникален своей особой формой собственности, не имеющей прецедента не только в Швейцарии, но и, наверное, в мире. Он одновременно является и полным товариществом, в котором 10 партнеров отвечают по обязательствам всем своим имуществом, и акционерным обществом, у которого листинг на бирже Цюриха. Те же 10 партнеров контролируют 25% акций и владеют 63% голосов, остальные акции обращаются на свободном рынке. По состоянию на начало августа, рыночная капитализация Bank Sarasin равнялась SFr1.9 млрд.

Пока банк расширялся и процветал, экзотичная форма собственности ничем не мешала его развитию, однако теперь у партнеров, похоже, появились подозрения, что подобное сочетание акций и неограниченной ответственности препятствует росту в долгосрочной перспективе и повышает финансовую уязвимость как института в целом, так и его собственников. В начале августа представители руководства Bank Sarasin подтвердили, что обратились за помощью в небольшой лондонский инвестиционный банк Fox Pitt Kelton, специализирующийся на компаниях сектора финансовых услуг, поручив его экспертам разработать стратегию развития Bank Sarasin на ближайшие 5-10 лет. Как выразился Петер Мериан, один из партнеров Sarasin, от Fox Pitt Kelton они ждут ответа на вопрос: "Как наилучшим образом просуществовать ближайшие несколько лет?".

Многие наблюдатели полагают, что ответом на него будет присоединение к какой-либо глобальной банковской группе. По словам аналитиков, интерес к покупке Bank Sarasin могут проявить, в частности, Deutsche Bank или французский Banque Nationale de Paris, которые давно хотят расширить свое присутствие на финансовом рынке Швейцарии.

Впрочем, для многих крупных частных банков наибольший интерес представляют США, а также такие государства Западной Европы как Германия, Великобритания, Франция и Италия. В то время как доходы швейцарских частных банков падают, в ведущих развитых странах оншорный частный банковский бизнес находится на подъеме.

В частности, наибольшей популярностью пользуется сейчас крупнейший в Западной Европе германский рынок. В настоящее время в стране насчитывается около 360 тыс. семей, располагающих активами для инвестирования в размере более @1 млн., а также порядка 3.7 тыс. богачей, имеющих более @30 млн. капитала. Эти две группы населения совместно контролируют 26% национального богатства страны.

Германские миллионеры привлекают в страну ведущие иностранные частные банки, вступившие в ожесточенное соперничество с местными конкурентами. Так, например, американский инвестиционный банк Goldman Sachs специализируется на клиентах, располагающих не менее $25 млн., другой американский банк, Merrill Lynch, установил "нижнюю планку" на уровне $10 млн., недавно объявил об активизации своих частных банковских операций в Германии также швейцарский Credit Suisse. По словам специалистов, выравнивание налоговых ставок в Европе будет и в дальнейшем способствовать тому, что европейские богачи станут инвестировать свои капиталы преимущественно дома, так что привлекательность германского рынка будет только возрастать.

Виталий Шимкович,
по материалам
Financial Times

 
© агенство "Стандарт"