журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

СЛИЯНИЯ: ИТОГИ

Банковское регулирование

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Банковские кризисы

Банковская деятельность

ЭЛЕКТРОННЫЕ УСЛУГИ

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

БАНКОВСКИЕ ОПЕРАЦИИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №8, 2001
Приложения к статье
Ведущие частные банки мира
Почему клиенты выбирают частный банк…

Банковская деятельность

Частные банки: новый век и новые тенденции

Изменения в психологии клиентов вынуждают частных банкиров соответствующим образом изменять стиль операций

"Деньги кричат, а богатство шепчет" – эта старая английская пословица стала своеобразным лозунгом ведущих частных банков мира. В то время как инвестиционные и розничные банки активно занимаются рекламой своих продуктов и услуг, частные банкиры в отношениях с клиентами традиционно отдают предпочтение более сдержанному подходу. Обычными способами привлечения новых клиентов для менеджеров частных банков стали приглашения на турниры по водному поло, концерты классической музыки или открытие музеев искусств. Ведя бизнес с клиентами, частные банкиры не упускают случая подчеркнуть эксклюзивность своих организаций.

Наступит ли конец

"золотого века"

частных банков?

Однако частные банки вопреки всей своей эксклюзивности не могли остаться в стороне от перемен, происходящих в последнее время в мировой экономике. Благодаря продолжительному, начиная с 1995 года, буму на фондовых рынках количество миллионеров в мире возросло более чем вдвое. Согласно последнему "Отчету о мировом богатстве" (World Wealth Report), составленному Merrill Lynch/Cap Gemini, в мире насчитывается 7.2 млн. человек, стоимость ликвидных финансовых активов которых превышает $1 млн. Суммарно же их капитал составляет, примерно, $27 трлн., а к 2005 году этот показатель должен достичь $40 трлн.

Анализируя статистические данные, можно без преувеличения утверждать, что сейчас частные банки переживают настоящий "золотой век". Так, почти половина доходов швейцарского банка UBS (по объему активов входящего в первую десятку мира) приходится на частные банковские операции, в которых задействовано менее 5% капитала банка. Другой гигантский швейцарский банк, Credit Suisse, в прошлом году заработал в результате частных банковских операций SFr2.6 млрд. (@1.7 млрд.) после уплаты налогов – больше, чем от операций своего инвестиционного банка Credit Suisse First Boston (CSFB). И это несмотря на то что CSFB располагает в четыре раза большим капиталом и в три с лишним раза большим числом сотрудников, чем Credit Suisse Private Banking.

Еще один глобальный финансовый институт – Deutsche Bank - рассчитывает на то, что прибыль от частных банковских операций будет увеличиваться, как минимум, на 10% в год, т.е. в два раза быстрее, чем в корпоративном и инвестиционном банковском бизнесе. Намеченный показатель доходности капитала при частных банковских операциях составляет 70% по сравнению со всего лишь 15% для всей группы.

Рекордные прибыли получают не только лидеры частного банковского рынка. Прошлый год стал наиболее прибыльным за последние 30 лет для частного швейцарского банка Pictet. За последние пять лет этот относительно небольшой банк удвоил число сотрудников (до более чем 1800 служащих) и в три раза нарастил суммарную стоимость находящихся под управлением активов (до SFr132 млрд.).

Другой небольшой швейцарский частный банк, Bordier, имеющий, впрочем, 157-летнюю историю, за последние 10 лет увеличил в четыре раза объем находящихся под управлением активов (до SFr7 млрд.) и на 20% – численность персонала (до 120 человек). Не сталкиваются с уменьшением спроса на свои услуги и остальные малые частные банки Швейцарии. При этом, швейцарским частным банкирам удается успешно развивать свой бизнес, даже несмотря на растущую международную конкуренцию и ухудшение ситуации на мировых фондовых рынках.

Тем не менее, по мнению некоторых аналитиков, перспективы частных банков выглядят вовсе не так блестяще, как может показаться по данным статистики. Наметившийся в последнее время общий спад мировой экономики и уменьшение стоимости ценных бумаг урезали не только размеры капиталов многих клиентов частных банков, но и отбили желание у этих людей вести активные операции со своими деньгами.

Ухудшение общемировой экономической ситуации вынудило экспертов Merrill Lynch/Cap Gemini изменить прошлогодний прогноз роста финансового благосостояния с 12 до 8% в год. Это означает, что рынок в целом недополучит около $8 трлн. По словам Брюса Уэзерилла, партнера в компании PwC, впервые с того момента, как его компания в 1993 году начала проводить исследования частного банковского рынка, было отмечено, что руководители европейских частных банков "проявляют неоправданный оптимизм относительно перспектив на ближайшее будущее как в отношении общей ситуации на рынке, так и собственной способности вносить оперативные изменения в стратегию в зависимости от обстановки".

С таким выводом PwC в принципе согласны и некоторые частные банкиры. Так, Жорж Ганьебин, глава UBS Private Banking, считает, что в скором времени наметится существенное расхождение между успешными банками и их менее удачливыми конкурентами. По мнению специалистов PwC, исторически высокие доходы частных банков в настоящее время оказались под угрозой из-за падения объема брокерских операций и соответствующего снижения их доходности, а также вследствие расширения операционных расходов. Сами банкиры утверждают, что к наиболее существенным переменам в частной банковской индустрии может привести тенденция к внедрению так называемого принципа "открытой архитектуры", когда частные банки вынуждены предлагать своим клиентам лучшие продукты, внедряемые их конкурентами.

Частные банки

переходят к развитию

внутреннего бизнеса

По мнению специалистов компании Booz Allen & Hamilton, в настоящее время действует ряд факторов, которые могут привести к снижению прибыльности операций частных банков. В первую очередь, это резкое снижение уровня лояльности клиентов.

С этим утверждением согласны далеко не все банкиры и аналитики. По словам экспертов, процесс накопления капитала в корне отличается от процесса управления заработанным капиталом. Поэтому для богатых людей нет никакого смысла в самостоятельном управлении своими инвестиционными портфелями. По мнению банкиров, чем богаче становится человек, тем лучших докторов, бухгалтеров и адвокатов он нанимает. И то же самое вполне можно сказать о финансовых советниках.

Возвращаясь к сделанным Booz Allen & Hamilton оценкам складывающейся в частном банковском секторе ситуации, отметим, что аналитики этой компании также довольно пессимистичны и в отношении будущих перспектив оффшорных банковских операций – ключевого бизнеса большинства крупных частных банков. По прогнозам специалистов компании, в ближайшие четыре года доля активов, находящихся в оффшорных финансовых центрах, сократится, примерно, вдвое.

С этими оценками согласны и в американском кредитном рейтинговом агентстве Moody's. В недавнем докладе по частным банковским операциям специалисты агентства отметили, что один из ключевых факторов, влияющих на операции частных банков, – "падающая привлекательность оффшорных финансовых центров". По мнению аналитиков Moody's, такая ситуация вызвана рядом обстоятельств, в том числе и улучшением качества банковских услуг, доступных за пределами оффшорных зон, усилением международной борьбы с уклонением от налогов и отмыванием денег и растущим в этой связи давлением на руководство оффшорных центров. Все это чрезвычайно затрудняет процесс открытия счетов в оффшорных зонах для обычных банковских клиентов.

И, хотя многие частные банки, прежде всего действующие в Швейцарии, продолжают утверждать, что наличие законов об охране банковской тайны и стремление сохранить финансовую анонимность по-прежнему играют важную роль в приобретении новых клиентов, активные шаги руководства этих банков по развитию оншорных (внутренних) частных банковских операций и операций по управлению активами явно свидетельствуют об обратном. По мнению большинства аналитиков, "золотые дни" оффшорных банков, когда их менеджеры могли рассчитывать на 100%-ную доходность капитала и постоянный приток денежных средств, почти наверняка закончились.

Одним из наиболее ярких свидетельств отхода частных банков от оффшорных операций можно назвать приобретение швейцарским банком UBS американской брокерской компании PaineWebber, радикально изменившее направленность операций швейцарского банка. Если до покупки PaineWebber около 69% активов, находящихся под управлением частного банковского отделения UBS, можно было охарактеризовать как оффшорные, то теперь этот показатель снизился до 37%, в то время как доля американских активов банка возросла от 4 до 49%.

UBS, приобретя PaineWebber, основательно закрепился на оншорном частном банковском рынке США. Теперь руководство швейцарского банка намерено усилить свои позиции на оншорных рынках Германии, Великобритании, Франции, Италии и Испании. На долю этих стран приходится, примерно, 80% финансовых активов частных лиц Европы.

Принимая все это во внимание, аналитики отмечают, что сейчас для руководителей частных банков (как крупных, так и малых) наиболее актуальна проблема перенесение центра тяжести своих операций с пока более прибыльного, но постепенно теряющего позиции оффшорного частного банковского бизнеса на сулящий неплохие перспективы оншорный банковский рынок.

Оффшорные частные

банки порывают

с прошлым

И все же сбрасывать со счетов оффшорные частные банки пока рановато. Осознавая происходящие в мировой экономике перемены, руководство оффшорных банков стремится постепенно избавляться от традиционно сложившегося имиджа закрытых организаций, обслуживающих лишь очень богатых людей, и привлекает менее обеспеченных, но более многочисленных клиентов.

Оффшорные частные банки пытаются сыграть на различных тенденциях мирового финансового рынка – от введения единой европейской валюты до появления слоя людей, которые финансово вполне обеспечены, не будучи в то же время очень богатыми (так называемый слой "массового благосостояния"). В итоге оффшорные частные банки начинают играть все более существенную роль в налоговом планировании среднестатистических обеспеченных инвесторов (с капиталом порядка от $100 тыс. до $1 млн.), которые прежде даже и не думали о размещении своих средств в странах и территориях "налогового рая".

По мнению аналитиков, инвесторы постепенно осознают, что, разумно сочетая использование оншорных и оффшорных счетов, они могут извлечь для себя немалую выгоду. Хотя в Европе, Азии и Латинской Америке существует долгосрочная тенденция переведения активов в оншорные институты, в США, как отмечают финансовые специалисты, богатые люди используют стратегии управления средствами с учетом и оффшорных структур.

Привлечение относительно богатых инвесторов выгодно для оффшорных финансовых организаций тем, что эти люди не так чувствительны к повышенной плате за предоставление финансовых услуг, чем менее обеспеченные инвесторы. Что же касается самих услуг, то, в то время как некоторые банки предоставляют своим клиентам полный набор рекомендаций и инструментов по управлению средствами, другие предпочитают иметь дело с более "самостоятельными" инвесторами, управляющими своими финансами с минимумом посторонней помощи. Последний подход избрали, например, HSBC и Merrill Lynch, создавшие совместное предприятие (см. БП № 2).

Следует отметить, что оффшорные операции остаются привлекательными для многих инвесторов. Немало людей ведут операции в оффшорных зонах, поскольку стремятся иметь дело с банком из своей страны, с которым они хорошо знакомы, но в то же время хотели бы уйти из-под действия национального налогового законодательства.

Одна из наиболее перспективных областей для оффшорных частных банков – операции со счетами в иностранной валюте. Это отчасти связано со скорым "реальным" внедрением евро (напомним, что 1 января 2002 года в обращение в 12 странах еврозоны будут выпущены 15 млрд. банкнот и 50 млрд. монет в евро, после чего национальные валюты этих стран будут изъяты из обращения).

Использование оффшорных счетов в иностранной валюте выгодно также для тех, кто приобретает недвижимость за рубежом или получает пенсию от другого государства. Это позволяет им избежать валютных рисков и невыгодных обменных курсов. Пригодятся такие счета и тем, кто часто путешествует и должен получать деньги в банкоматах за рубежом. В этом случае использование счетов в иностранной валюте дает возможность экономить на оплате обменных операций и при снятии определенных сумм.

Конечно, у оффшорных частных банков есть и свои проблемы. К ним, в первую очередь, относится растущее политическое и административное давление со стороны ряда международных организаций (таких как Организация экономического сотрудничества и развития и Группа финансового действия), требующих достижения прозрачности проводимых в оффшорных центрах финансовых операций и ужесточения борьбы с уклонением от уплаты налогов и отмыванием денег.

Впрочем, представители ряда оффшорных зон даже в усилении давления международных организаций видят положительное для себя: в то время как ужесточение банковского законодательства может привести к потере клиентов, стремящихся сохранить свои операции в тайне, повышение стандартов вполне может привлечь и немало законопослушных инвесторов. В то же время оффшорные частные банкиры признают, что их организации могут добиться успеха только при внесении изменений в банковское законодательство тех стран и территорий, где они действуют, а также если их имидж как "налогового рая" для немногих избранных богачей окончательно отойдет в прошлое.

Банкиры против

советников

Аналитики отмечают, что перенасыщенность частного банковского сектора вынуждает ряд банков искать новые области получения прибыли. При этом, все большее число банкиров обращают внимание на планирование операций с недвижимостью и налоговое планирование. Но, в то же время, банкиры не замечают (или не хотят замечать), что операции в этих секторах рынка финансовых услуг уже давно ведут независимые юристы и финансисты.

Впрочем, финансовые советники не остаются в долгу. Они все более активизируют операции на "игровом поле" частных банков, давая инвестиционные рекомендации и подбирая для своих клиентов инвестиционных менеджеров и финансовые продукты.

Хотя конкурентная борьба внутри "профессионального треугольника" – частных банкиров, юристов и финансовых советников – практически не заметна для постороннего наблюдателя (отчасти благодаря самим участникам борьбы, стремящимся сохранить свою репутацию и доверие со стороны клиентов), в последнее время начали появляться отдельные свидетельства о степени накала этой борьбы.

Так, все чаще представители юридических фирм заявляют о том, что банкиры "охотятся на их территории", предоставляя своим клиентам рекомендации по управлению капиталами. Отчасти такая тенденция среди частных банков объясняется тем, что банкиры стремятся заполнить нишу, возникшую, примерно, 10 лет назад после ухода из сферы финансовых рекомендаций большинства крупных транснациональных юридических компаний, руководство которых посчитало этот сектор не базовым для своих организаций, освободив его для более мелких фирм.

Конечно, частные банкиры пока не стремятся создавать собственные команды юристов или налоговых консультантов. Однако желание предоставлять клиентам максимально возможный спектр услуг вынуждает банки все чаще вступать в конкуренцию с юристами и финансовыми советниками.

Тем не менее, сферу операций расширяют не одни лишь частные банки. Как уже было указано выше, новые конкуренты частных банков – юридические фирмы и финансовые советники – также внедряются в секторы, традиционно ставшие вотчиной частных банкиров. Например, постоянно усиливается конкуренция между частными банками и финансовыми советниками в сфере семейных офисов, создаваемых для управления капиталами богатых семейных династий (подробнее об этих организациях см. ниже).

Крупные консультационные компании также проявляют все большую активность, помогая своим клиентам осуществлять выбор инвестиционных советников. Растущая финансовая образованность клиентов в сочетании с усилением конкуренции и соответствующим расширением спектра продуктов и услуг - шанс для юристов и финансовых советников усилить свою роль именно в отборе лучших инвестиционных менеджеров и лучших финансовых продуктов для своих клиентов.

В то же время не следует забывать, что у многих солидных юридических фирм довольно тесные связи с частными банками. Пользуясь этим обстоятельством, некоторые банкиры начали оказывать усиленное давление на юридические фирмы-партнеры, "по-дружески" советуя им рекомендовать своим клиентам определенных менеджеров для управления находящимися в их распоряжении капиталами.

По мнению самих юристов, в ближайшее время натиск на их фирмы со стороны частных банков может существенно усилиться. Как отмечает в этой связи Эдвард Ровер, руководитель департамента операций с частными клиентами американской юридической фирмы White & Case, хотя рекомендация определенных менеджеров по "подсказке" банкиров не представляет этической проблемы, такая политика может создать проблемы для бизнеса юридических фирм.

Изменению ролей участников процесса управления капиталами способствуют и перемены в источниках получения прибылей, а также растущая мобильность лиц, контролирующих эти капиталы. Появление все большего числа клиентов, которые не получили свой капитал по наследству, а сами создали его в ходе предпринимательской деятельности, привело к необходимости разработки намного более сложных финансовых планов, чем прежде, что, в свою очередь, вынудило консультационные компании обратиться за помощью к профессиональным специалистам в сфере финансов.

Такая тенденция привела к возникновению своеобразной невидимой "сети" взаимосвязей между частными банками, юридическими фирмами и финансовыми советниками. Эта сеть существует даже вопреки растущей конкуренции между ними. Более того, по мнению ряда специалистов, банкиры, юристы и финансовые советники несмотря на весь накал конкурентной борьбы пока вполне успешно и взаимовыгодно сосуществуют.

"Электронные"

эксперименты частных банков и их результаты

С учетом всех этих данных можно понять, почему ведущие частные банки мира усиленно стремятся изменить собственный имидж. Традиционно частное банковское дело считалось "персональным" бизнесом: банкиры устанавливали тесные взаимоотношения со своими клиентами, для того чтобы лучше понять их потребности и предоставить им такие финансовые рекомендации, на которые они могли бы в любом случае положиться.

Однако сейчас ситуация в частном банковском секторе начинает изменяться. По мере увеличения в мире числа богатых людей становится очевидной нехватка банковских менеджеров с их умением и опытом персонального обслуживания богатых клиентов. В то же время, установившаяся сейчас стоимость традиционных частных банковских услуг оказывается слишком высокой для представителей быстрорастущего "класса массового благосостояния" – людей, располагающих активами, пригодными для инвестиций суммарной стоимостью, как минимум, $100 тыс. или @100 тыс.

Пытаясь расширить круг своих клиентов, некоторые финансовые институты использовали электронные операционные системы, специально созданные для клиентов из "класса массового благосостояния" (в частности, по такому пути пошли HSBC и Merrill Lynch). По словам аналитиков, эта тенденция связана с тем, что все большее число банков выходят на рынок управления активами, руководители же этих институтов стремятся предложить своим клиентам такие продукты и услуги, за которые те были бы готовы щедро платить.

Много лет частные банкиры сосредоточивали основное внимание на богатых людях – лицах, располагающих активами, пригодными для инвестиций, суммарной стоимостью не менее $250 тыс. или @250 тыс. Те, чей капитал был меньше этой суммы, частных банкиров практически не интересовали; это был рынок розничных банков и независимых финансовых советников. Однако произошедшее за последнее десятилетие скачкообразное увеличение числа богатых и обеспеченных людей не могло не привлечь внимания частных банков. По статистическим данным, в настоящее время в ведущих странах мира под определение "класса массового благосостояния" подпадает чуть ли не каждая десятая семья!

Столь быстрый рост благосостояния в немалой степени объясняется активным внедрением Интернета в финансовые операции. В то же время, произошедшая в бизнесе "электронная революция" дала частным банкам возможность предоставлять своим новым клиентам услуги по вполне разумным ценам.

Принимая во внимание опыт розничной банковской индустрии, руководители частных банков задались абсолютно логичным вопросом: если розничные банки довольно успешно используют электронные системы для сокращения операционных расходов и предоставления клиентам круглосуточных и персонализированных услуг, то почему эти же системы не могут быть использованы и для массового внедрения частных банковских услуг?

Первая попытка реализовать на практике эту версию была предпринята в апреле 2000 года, когда американский инвестиционный банк Merrill Lynch и британская банковская группа HSBC объявили об инвестировании $1 млрд. в создание электронного банка и брокерской компании, предназначенных для обслуживания представителей "класса массового благосостояния" за пределами США. При этом, банкиры опирались на данные различных опросов, которые свидетельствовали, что, примерно, четверть таких инвесторов готовы к принятию собственных финансовых решений с минимальной посторонней помощью или же вообще без таковой. Около половины из них имели доступ к Интернету, что позволило Merrill Lynch и HSBC предоставить в электронной форме широкий спектр продуктов, обучающих стратегиям инвестирования и принятия финансовых решений при помощи национальных информационных центров.

Акция Merrill Lynch и HSBC вызвала ряд подражаний со стороны других международных банков, в том числе шведского SEB, швейцарских UBS, Credit Suisse и Bank Vontobel. Однако к середине текущего года большая часть этих проектов стала жертвой растущих расходов и совершенно туманных финансовых перспектив.

В феврале нынешнего года Vontobel принял решение отказаться от реализации своего электронного проекта Y-o-u, уже вложив в его создание SFr151 млн., а позднее потратив еще SFr100 млн. в виде ликвидационных расходов. А в марте SEB закрыл свой электронный банк в Великобритании, даже несмотря на то что реализация проекта вошла в завершающую стадию. Мотивировался такой шаг резким изменением условий на рынке. Credit Suisse отказался от "электронной" стратегии в пользу создания сети офисов финансовых советников в Италии, Испании и Германии. UBS принял аналогичное решение, приобретя PaineWebber.

Одной из причин отхода частных банков от стратегии электронных операций стал общий спад мировых фондовых рынков, сделавший электронное банковское и брокерское дело менее прибыльным. Но, что более важно, в процессе внедрения электронных услуг розничные банки, а затем и их частные коллеги, пришли к выводу, что большинству клиентов для открытия счетов и принятия стратегических финансовых решений по-прежнему нужны традиционные отделения и живые сотрудники, а не экран компьютера. "Люди просто не готовы к массовому внедрению электронных услуг", – отмечает Ян Вудхауз, директор компании PricewaterhouseCoopers. В итоге вместо того, чтобы заменить недешевые в функционировании банковские отделения, электронные банки остались лишь еще одним каналом связи клиентов со своим банком, таким же, как телефон или почта, скорее, еще более увеличив операционные расходы банков, чем снизив их.

Все эти обстоятельства привели к тому, что внимание частных банкиров вновь переключилось на персональные финансовые рекомендации, предоставляемые "менеджерами из плоти и крови". Однако многие банкиры по-прежнему уверены, что внедрение информационных технологий в операции с инвесторами "класса массового благосостояния" неизбежно. По мнению этих людей, растущая конкуренция приведет к снижению прибылей частных банков и заставит их руководство искать способы экономии средств, увеличивая долю самообслуживания.

Хотя электронные частные банковские операции пока не дали ожидаемых результатов, лишь немногие среди банкиров сомневаются в том, что в дальнейшем их клиенты будут все более активно использовать Интернет в процессе инвестирования. Именно поэтому крупные банки, располагающие существенными финансовыми ресурсами, продолжают вкладывать средства в совершенствование электронных операционных систем, в частности, занявшись развитием системы так называемых "интегрированных" услуг, применение которой дает возможность клиентам объединять все свои финансовые операции на едином сайте.

Семейные офисы:

американский путь

в Европе?

Впрочем, частные банкиры экспериментируют не только с электронными операциями. В последнее время все большее число частных банков проявляют интерес к такому специфическому виду финансовых услуг как семейные офисы – структуры, из поколения в поколение занимающиеся управлением капиталами отдельно взятой богатой семьи. Развитие операций семейных офисов стало частью общего изменения политики частных банков в сфере управления капиталами. Банкиры стремятся провести дифференциацию услуг, предоставляемых очень богатым клиентам (располагающим капиталами суммарным объемом свыше $100 млн.) и не столь богатым частным лицам.

Интерес банкиров к семейным офисам подогревается немалым объемом средств, находящихся в руках семей, чье богатство создавалось в течение многих поколений. По данным экспертов, в настоящее время в мире существует около 10 тыс. семей, чей капитал превышает $100 млн. В то же время, многие предприниматели, вставшие на ноги после Второй мировой войны, сейчас передают свой бизнес следующему поколению. По мнению аналитиков, нынешняя передача семейного бизнеса по объему вовлеченных средств станет наиболее крупной в истории рынка США.

Принимающее дела новое поколение предпринимателей, управляющих семейным бизнесом, все более активно требует независимых финансовых рекомендаций, широкого спектра продуктов и услуг, анализа рыночных рисков, современной технологической поддержки в бизнесе, оперативной оценки состояния капиталов и т.д., т.е. услуг, более характерных для инвестиционных банков.

С учетом такой тенденции частным банкирам необходимо убедить клиентов в том, что их банки выполняют главное требование семейных офисов – приоритетность семьи. Банкиры должны также доказать, что они дают действительно независимые и объективные финансовые рекомендации, а не просто занимаются продажей своих продуктов и услуг под видом консультаций. В современных условиях, когда клиенты имеют доступ к лучшим из присутствующих на рынке финансовых продуктов, частные банки больше не могут предлагать лишь собственные продукты и услуги.

Конечно же, семейные офисы возникли не сегодня. Подобные организации впервые были созданы в США в начале XX века для управления капиталами индустриальных магнатов. При этом, деятельность семейных офисов включала, помимо всего прочего, подбор семейной коллекции живописи, проведение различных благотворительных акций и пр. В настоящее время, по оценкам специалистов, в одних только США имеется не менее 3 тыс. семейных офисов.

Однако, как выяснилось, создание и содержание команды высокопрофессиональных менеджеров для управления капиталами лишь одной семьи оказалось экономически не выгодным. Это обстоятельство вынудило некоторые традиционные семейные офисы, такие как Northern Trust, Bessemer Trust и Rockеfeller & Co, заняться управлением капиталами и других семейных династий. Некоторые семейные офисы существенно сократили персонал и предоставляют исключительно финансовые рекомендации, оставив остальные сферы, например инвестиционные операции, банкам.

В то же время, как отмечают некоторые аналитики, хотя сейчас существует немало компаний и банковских филиалов, носящих название семейных офисов, сама трактовка этого термина у разных банков и компаний сильно отличается. Так, большинство банковских семейных офисов представляют, по сути, обычные отделения инвестиционных финансовых услуг, причем, некоторые из них не дают даже специальных налоговых рекомендаций.

Как бы то ни было, но идеей создания семейных офисов увлеклись и европейские банкиры. Однако, по мнению экспертов, пока еще не ясно, в какой именно форме и насколько быстро европейцы будут перенимать американский опыт. Аналитики, например, отмечают, что в Великобритании эта новая услуга внедряется довольно медленными темпами, хотя семейные офисы получили широкое распространение в Германии.

Специалисты подчеркивают, что условия, в которых действуют европейские и американские семейные офисы, существенно отличаются. В США в руках богатых людей находится намного больше средств, чем в Европе, и, к тому же, они в большинстве своем сосредоточены именно в руках семейных династий. В США и Европе также различна культура управления капиталами. В то время как основная доля средств американских семейных династий вложена в ценные бумаги, в Европе средства традиционно инвестировались в землю и недвижимость. Кроме того, европейские семейные династии на протяжении долгого времени использовали команды управляющих недвижимостью, финансистов и адвокатов, т.е. семейные офисы в Европе существуют в той или иной форме уже довольно давно.

Юристы и финансисты до сих пор играют намного более существенную роль в управлении капиталами европейских семей, чем их коллеги в США. Эти отношения европейцы вряд ли захотят прерывать, поэтому при создании собственных семейных офисов европейским банкам первое время придется работать совместно с профессиональными финансовыми советниками и адвокатами, а не пытаться вытеснить их.

Дорогие клиенты

Впрочем, при всех несомненных достоинствах у богатых клиентов есть один (и весьма существенный) недостаток: их обслуживание частным банкам обходится в немалые суммы. Эту аксиому уже испытал на себе швейцарский банк Vontobel. Как было показано выше, растущие в геометрической прогрессии расходы вынудили руководство этого банка отказаться от идеи реализации электронного банковского проекта Y-o-u.

Традиционно богатые клиенты – наиболее требовательная категория инвесторов. Обслуживающие их консультанты должны располагать полным набором финансовых знаний, иметь представление обо всем спектре доступных продуктов и услуг, одним словом, полностью отрабатывать свою высокую плату. Именно эта требовательность и отразилась негативным образом на потенциальной прибыльности электронных проектов частных банков: по мере увеличения доступности финансовых продуктов и информации все большее число богатых клиентов требуют от своих банков дополнительных услуг.

Стремление клиентов искать дополнительные услуги в области предоставления финансовых рекомендаций и более активно вмешиваться в управление собственными капиталами угрожает спадом прибыльности операций инвестиционных фондов, капиталовложения в которые, по последним данным, осуществляют до 90% богатых клиентов. Ответом руководства инвестиционных фондов на угрозу утраты роли финансовых посредников стало создание "фондовых супермаркетов". К такому шагу уже прибегли Charles Schwab и германский DAB.

В то же время, растущая "финансовая образованность" богатых клиентов вынуждает ведущие частные банки, такие как JP Morgan Chase или Schroders, предлагать продукты конкурирующих организаций и усиленно искать альтернативные каналы распространения собственных продуктов и услуг. Как отмечают в этой связи аналитики, сейчас прибыльность того или иного финансового продукта имеет для клиентов гораздо большее значение, чем название института, который этот продукт предоставляет, так что банкиры не могут не считаться с этим.

Поэтому становится понятным, почему усиление конкуренции среди частных банков было с энтузиазмом встречено их клиентами; ведь эта тенденция предоставила в их распоряжение более широкий выбор продуктов и услуг и дала им возможность более активно участвовать в управлении собственными капиталами. По данным исследований рынка, в настоящее время 31% клиентов частных банков ежемесячно контролируют ход операций со своими капиталами, а 30% самостоятельно принимают инвестиционные решения.

Отвечая на стремления своих клиентов, некоторые частные банки предпочли отказаться от создания собственных продуктов в пользу предоставления клиентам широкого выбора инвестиционных возможностей. Именно так поступил в 1999 году Bank of Bermuda, и, по словам менеджеров этого банка, это стало привлекательным для клиентов, так как объем активов, находящихся под управлением банка, возрос на 1 млрд. ф. ст.

Стремясь компенсировать возможные убытки от снижения объемов продаж собственных продуктов, крупные частные банки приступили к поиску альтернативных каналов распространения. Прибегая к такой стратегии, частные банки одновременно стремятся удовлетворить стремление своих наиболее "подкованных" клиентов получить доступ к становящимся все более популярными новым инвестиционным продуктам, таким как хедж-фонды. Применение альтернативных каналов распространения также дает частным банкам возможность эффективно продавать собственные продукты с минимальными финансовыми затратами.

Алексей Вересюк,
по материалам
Financial Times

 
© агенство "Стандарт"