журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

СЛИЯНИЯ: ИТОГИ

Банковское регулирование

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Банковские кризисы

Банковская деятельность

ЭЛЕКТРОННЫЕ УСЛУГИ

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

БАНКОВСКИЕ ОПЕРАЦИИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №8, 2001
Приложения к статье
Рейтинг ведущих банков в секторе форекс

Банковская деятельность

Кто есть кто на современном международном форексном рынке?

В операциях с валютами первостепенное значение имеют размеры и взаимоотношения с клиентами

В структуре международного рынка валют (форекс) в последние годы проходит процесс консолидации. Мелкие игроки вынуждены покидать его, поскольку они не в состоянии конкурировать с крупными банками, но и ведущие финансовые институты сливаются между собой, образуя еще более масштабные структуры. На сегодняшний день в секторе форекс четко обозначился неоспоримый лидер – Citigroup, по итогам проводимого журналом Euromoney исследования деятельности банков на рынке валюты занявший в текущем году первое место в рейтинге. Интересно, что за последние 20 лет американская финансовая группа лишь однажды (в прошлом году) уступила первенство Deutsche Bank, но в 2001 году Citigroup вновь вернула себе лидерские позиции. Группа заняла первое место в 48 (70%) категориях из 71, по которым Euromoney оценивал деятельность банков на форексном рынке. Вместе с тем, по основному показателю (доля рынка) преимущество Citigroup над идущим в рейтинге на втором месте Deutsche Bank трудно назвать значительным: 9.74% у Citigroup против 9.08% – у Deutsche Bank. Нет сомнений также в том, что дальнейшее развитие электронных банковских операций, а также банковские слияния и поглощения могут в перспективе привнести новые изменения в структуру современного форексного рынка.

От большого к огромному

При анализе рейтингов Euromoney за последние пять лет прослеживается одна любопытная тенденция: редеют ряды ведущих международных банков в секторе форекс. Каждый год некоторые имена выбывают из рейтинга в результате слияний и поглощений. Прошлогоднее объединение JP Morgan и Chase Manhattan Bank, например, создает нового потенциального лидера на форексном рынке, по крайней мере, формально. Ведь, если просто сложить показатели долей рынка JP Morgan и Chase Manhattan Bank (которые в рейтинге Euromoney занимают соответственно четвертую и пятую позиции), то новый альянс JP Morgan Chase переместится на первую строчку.

Конечно, доля рынка объединенного банка практически всегда меньше (и, порой, значительно) общей суммы показателей составных частей. Нелегко также определить, насколько оперативно и качественно сможет новый институт трансформировать свою потенциальную рыночную позицию в источник поступления реальных прибылей. Консолидация в международном банковском секторе еще далека от своего завершения, и многие банкиры, осуществляющие форексные операции, признают, что грядущие банковские слияния могут создавать для их бизнеса еще большую угрозу, чем союз JP Morgan с Chase Manhattan Bank.

Для форексного рынка размеры финансового института и объем операций имеют решающее значение. Как правило, банки получают прибыль за счет спрэда (разница между ценой покупки и продажи валюты), но в связи с процессами консолидации и жесткой конкуренцией между крупными банками спрэд сейчас упал фактически до нуля. Так как в этом секторе остается все меньше крупных игроков, рынок становится все более прозрачным, а с появлением мультибанковских электронных торговых платформ (БП № 10 за 2000 год) эта тенденция еще более усиливается. В результате сужения границ спрэдов единственная возможность получения достаточной массы прибыли на форексном рынке – расширение объема операций.

Такая тенденция вряд ли радует те банки, которые стоят ниже десятой позиции в рейтинге Euromoney. Как говорит Пол Траш, руководитель форексного департамента в британском банке Barclays, если исходить исключительно из прибыльности операций с валютой для банков, то мелкие игроки на этом рынке просто обречены. Конкурировать между собой могут только крупные финансовые институты с весомыми балансовыми показателями. С этим утверждением согласен и Питер Мьюррей, соруководитель глобального форексного подразделения Morgan Stanley, прогнозирующий, что в ближайшей перспективе на форексном рынке будет доминировать небольшая группа глобальных финансовых институтов.

Принимая все это во внимание, не следует, однако, полагать, что наличные сделки с валютами (спот) утратили свою привлекательность и ценность для ведущих банков. По оценкам аналитиков UBS Warburg, основную часть своих доходов банк продолжает получать от традиционных повседневных наличных операций. Благодаря им удерживают в своих руках значительную долю рынка и такие институты как Citigroup, Deutsche Bank и JP Morgan.

Рынок иностранной валюты чрезвычайно обширен, его ежедневный оборот составляет около $1 трлн. Поэтому банки могут получать значительные прибыли, если способны установить контроль за реализацией большей части подобных трансакций. Для этого, однако, им потребуются глобальное присутствие на международной арене, хорошо развитая инфраструктура и немалое количество квалифицированных специалистов.

В этом плане, как представляется, объединение крупных банков становится наиболее простым способом достижения преимущества по сравнению с конкурентами. Одной из самых заметных сделок 2000 года, по мнению международных финансовых аналитиков, стало слияние JP Morgan и Chase Manhattan Bank, состоявшееся сразу же после покупки последним британского инвестиционного банка Flemings, что еще раз свидетельствует о высоком финансовом потенциале Chase. Этой комбинацией, возможно, обеспокоены многие банкиры, занимающиеся форексными операциями. Поскольку Chase Manhattan был одним из крупнейших банков мира по объему активов, то с его возможностями на рынке иностранной валюты приходится считаться всем. JP Morgan тоже был одним из основных игроков в секторе форекс, и во всех рейтингах Euromoney он всегда входил в десятку лидеров. В рейтинге 2001 года JP Morgan и Chase Manhattan занимают, соответственно, четвертую и пятую позиции и, безусловно, владеют сообща крупнейшей долей современного международного форексного рынка.

Опасные объединения

Вместе с тем, многие участники рынка высказывают противоречивые мнения по поводу той угрозы, которую, якобы, таит в себе слияние JP Morgan и Chase Manhattan. Ряд наблюдателей, в частности, указывают на то, что сферы бизнеса и клиентские базы обоих банков в значительной степени дублируют друг друга. Поэтому у них вызывает сомнение то, что границы бизнеса нового альянса станут гораздо шире, чем, например, у отдельно взятого Chase Manhattan. Наряду с этим многие эксперты очень осторожно высказываются и по поводу того, что практическая организация данного слияния будет проведена точно в отведенные сроки (см. стр. 11).

Кадровые изменения в JP Morgan, неизбежные при любых слияниях, получили новый импульс в связи с принятием решения перевести форексное подразделение из Нью-Йорка в Лондон. Руководство JP Morgan утверждает, что этот шаг нашел полную поддержку и понимание со стороны клиентов банка. Однако вряд ли такою же была реакция у его персонала. Многие бывшие сотрудники банка, не пожелавшие продолжать карьеру в новом объединении, были тут же завербованы конкурентами из Barclays Capital, Bank of America и CSFB. А руководитель форексного департамента Barclays Capital Пол Траш не без оснований полагает, что благодаря последним крупным банковским слияниям некоторые из ведущих мировых банков пополнили свои ряды профессиональными и высококвалифицированными специалистами.

Говоря о кадровых изменениях в новом альянсе, следует, вероятно, в первую очередь упомянуть об уходе из JP Morgan таких двух высококлассных специалистов как Клаус Сед (руководитель департамента валютного и товарного рынков) и Дэвид Ньюмен (глава департамента продажи валют). В феврале текущего года они перешли на работу в Credit Suisse First Boston (CSFB), где Седу доверили руководство форексным департаментом. Перед ним была поставлена задача реструктуризировать это подразделение таким образом, чтобы оно могло на равных конкурировать с основными соперниками. Начало, считает Сед, было неплохим: если ранее CSFB в рейтинге Euromoney никогда не поднимался выше седьмой позиции, то в последнем рейтинге за 2001 год банк занял почетное шестое место. Останавливаться на достигнутом Клаус Сед не намерен. В ближайшее время он рассчитывает на 50% увеличить численность персонала форексного департамента. Наряду с этим Сед планирует соединить валютный бизнес с другими сферами деятельности Credit Suisse First Boston, например, с брокерскими сделками, инвестиционными и частными банковскими операциями. Он считает предложенную ему в CSFB должность очень привлекательной, поскольку она дает шанс заново отстроить весь форексный бизнес в банке, который на сегодняшний день остается единственным среди ведущих глобальных финансовых институтов, не обладающим достаточным потенциалом в секторе форекс.

Другие бывшие сотрудники JP Morgan объясняют свой уход из банка фундаментальными расхождениями во взглядах с представителями Chase по поводу культуры ведения форексного бизнеса. После слияния JP Morgan с Chase Manhattan, как отмечалось ими, стало совершенно очевидным, что стратегия Chase в корне отличается от политики, проводимой JP Morgan. Например, если в Chase форексный департамент проводил операции в региональном масштабе, то JP Morgan предпочитал заниматься глобальными валютными сделками.

Отток сотрудников из JP Morgan принял массовый характер. Практически все специалисты по валютным операциям и исследователи-аналитики форексного департамента покинули банк. По некоторым данным, в сегодняшнем форексном департаменте нового альянса работает считанное количество бывших сотрудников JP Morgan. Те же источники утверждают, что, слившись в единое целое, JP Morgan и Chase Manhattan Bank теоретически могли бы образовать мощный финансовый институт на форексном рынке, если бы были в состоянии удержать талантливых специалистов. Этого, однако, не произошло, и представители некоторых банков-конкурентов, где уже работают бывшие специалисты JP Morgan, полагают, что профессиональная и высококвалифицированная команда банка JP Morgan фактически прекратила свое существование.

Не последнюю роль в этом сыграли менеджеры Chase Manhattan, не скрывавшие своих намерений заняться форексным бизнесом так, как они считали необходимым, и не проявлявшие должного интереса к тому полезному опыту, который был накоплен в этой области JP Morgan до слияния. По словам некоторых бывших сотрудников JP Morgan, контроль форексного бизнеса в новом банковском объединении осуществляют только представители Chase. То, что они планируют предпринять, полностью противоречит традициям ведения подобного бизнеса, формировавшимся в JP Morgan на протяжении нескольких десятков лет. Поэтому валютные операции в новом альянсе, по мнению бывших работников JP Morgan, будут проводиться исключительно по методике и моделям Chase с учетом ценностей и приоритетов Chase, а влияние на них со стороны JP Morgan фактически будет сведено к нулю.

Кадровые изменения в ведущих финансовых институтах оказывают самое непосредственное влияние на форексный бизнес. Но главное правило успешной деятельности любого департамента валютных операций остается неизменным: первостепенную роль будет играть правильная организация управления отношениями с клиентами. Так, например, по словам менеджера одного из ведущих мировых институциональных инвесторов, когда его главное контактное лицо в каком-либо банке уходит в отпуск, он просто в течение двух недель не обращается в этот институт. Если же это контактное лицо переходит на работу в другой банк, то инвестор внимательно отслеживает ситуацию для выяснения, не изменился ли уровень обслуживания. Иногда он может решить продолжить работу со старым контактным лицом, но уже в новом банке, поскольку этот специалист хорошо знает тот бизнес, которым занимается институциональный инвестор.

То, что банковские слияния и поглощения могут быть опасными для бизнеса, требующего высокого уровня отношений с клиентами, видно из результатов деятельности Royal Bank of Scotland (RBS) за текущий год. В 2000 году RBS приобрел британский коммерческий банк NatWest, в рейтинге Euromoney за тот год находившийся на 11-той позиции с долей рынка в 2.71%. Тем не менее, в текущем году RBS уже как объединенный институт сумел занять в этом рейтинге только 20-тое место с долей рынка всего лишь в 1.32%. Руководство форексного департамента, отвечающего за проведение валютных операций в Великобритании, Европе и США, называет подобные результаты "разочаровывающими".

Шеф департамента Дэвид Уайт видит главную причину данной ситуации в том, что пока не все банкиры осознали, что новый банковский альянс сегодня представляет собой более мощный финансовый институт, чем старый Royal Bank of Scotland. Ранее NatWest на международном форексном рынке пользовался репутацией опытного и авторитетного института, чего, однако, нельзя было сказать о RBS. Поэтому сотрудники RBS совместно со специалистами NatWest проделали масштабную работу, с тем чтобы имя Royal Bank of Scotland тоже стало известным на международном рынке валют. Тем не менее, как признают сами руководители RBS, невпечатляющие результаты деятельности банка за первый квартал текущего года, нашедшие свое отражение в последнем рейтинге Euromoney, указывают на необходимость поиска новых путей ведения форексного бизнеса.

Citigroup

экспериментирует

Отсутствие подобных проблем у Citigroup, как считает руководитель банковского департамента операций с иностранной валютой Ричард Мор, в немалой степени содействовало возвращению группы на первую строчку в рейтинге Euromoney. Некоторые наблюдатели полагают, что третье место Citigroup в рейтинге Euromoney за 2000 год – следствие предпринятых банком мероприятий по слиянию инвестиционной и коммерческой банковской деятельности, впрочем, не давших положительных результатов, поскольку группа не обладает прочной репутацией в инвестиционном банковском бизнесе. И все-таки после того, как в 1998 году Citigroup приобрела Salomon Smith Barney, ситуация во многом изменилась. Именно прогресс в секторе инвестиционных операций, как полагают многие эксперты, дал возможность группе вернуть утраченное лидерство в рейтинге Euromoney.

Перекрестная продажа услуг клиентам становится приоритетным направлением в современной стратегии Citigroup. Многообразие форм деятельности группы приносит свои положительные результаты. Осуществленные в последние полтора-два года приобретения оказали позитивное воздействие на ее форексный бизнес. Так, в настоящее время Citibank активно проводит начатые им лишь в октябре 2000 года брокерские операции для состоятельных клиентов, ориентированных, главным образом, на хедж-фонды. Отнюдь не случайно то, что подобная деятельность тоже стала приоритетом политики Citi. По мнению многих наблюдателей, победу Deutsche Bank в прошлогоднем рейтинге Euromoney в немалой степени обеспечили успешные операции банка с клиентами хедж-фондов.

Среди других мероприятий, реализованных Citigroup, следует, вероятно, отметить создание внутреннего совместного предприятия с привлечением высокопрофессиональных менеджеров по продажам, работающих в "связке" с инвестиционными банкирами. Главная задача – добиться, чтобы Citibank не только осуществлял консультирование международных слияний и поглощений, но, при этом, и выполнял все необходимые форексные операции.

В мае текущего года внутри группы было создано еще одно СП с привлечением структур, занятых кастодиальным бизнесом (оно получило название AutoFX). Цель этого мероприятия – обеспечить поставку валютных курсов в кастодиальный департамент по электронным сетям. Когда клиент регулирует или корректирует свой портфель ценных бумаг, данная система автоматически управляет валютными трансакциями, возникающими в результате происходящих в этом портфеле изменений.

Citigroup намерена создать подобные СП и в сфере потребительского банковского бизнеса. Как считают в банке, главное – добиться, чтобы подобные системы эффективно функционировали внутри организационной структуры группы. При этом, возможно, основное внимание будет уделяться не торговле валютой, а потребительским операциям, корпоративным финансам или инвестиционной банковской деятельности. Но Ричард Мор уверен, что устоявшаяся репутация Citigroup как ведущего банка в секторе форекс сделает свое дело. Уж ежели клиент группы связан деловыми отношениями с различными ее подразделениями, зачем ему обращаться в другой банк для проведения валютных трансакций, если их можно реализовать в Citigroup?

Не следует также забывать и о том, что, если ранее Citibank в своих форексных операциях уделял основное внимание количественным показателям, то в настоящее время он привлекает клиентов своим стремлением оказывать им помощь в принятии решений и в управлении риском. За последние 12 месяцев вопросы укрепления контактов с потребителями стали для Citigroup приоритетными. Важный шаг в этом направлении – реорганизация банковского форексного департамента в специализированное подразделение, менеджеры которого всегда держат своих клиентов в курсе дел, происходящих на международном рынке валют, и готовы оказать им полное содействие в принятии специфических решений по вопросам форексных операций.

Комплексный подход

Bank of America в текущем году тоже предпринял ряд реструктуризационных мер. Наиболее заметным событием стало создание банковской группы по глобальному управлению риском, которая будет осуществлять единый контроль деривативных и валютных операций, а также сделок с структурными кредитными продуктами и ценными бумагами. По мнению руководства Bank of America, данный шаг позволит предоставлять клиентам более качественные и дорогие услуги. Если десять лет назад простой форексный сервис вполне устраивал потребителя, то сейчас менеджеры по продажам вынуждены интегрировать структурированные продукты и форексные услуги, с тем чтобы обеспечить своих клиентов высококачественным сервисом в глобальном масштабе.

Наряду с этим ведущие специалисты в Bank of America указывают еще на одну тенденцию, получившую в последнее время достаточно широкое распространение. Речь идет о росте количества корпораций, занимающихся форексным бизнесом с теми банками, которые проявляют готовность выдавать им кредиты. Клиенты, как считают в Bank of America, предпочитают вести операции сразу с несколькими продуктами и проявляют заинтересованность не только в валютных сделках. В свою очередь, банки тоже стремятся использовать кредиты в качестве повода для заключения других сделок, а не заниматься обычным кредитованием как таковым. Простая выдача ссуд не приносит банкам желаемых доходов, поэтому для увеличения прибылей на вложенный капитал кредиторы изыскивают варианты продажи заемщикам инвестиционных банковских продуктов.

Таким образом, предоставление кредита становится для банка не завершением, а лишь началом работы с клиентом. Поскольку консолидация в мировой экономике продолжается, корпорации должны быть уверены в наличии надежных источников финансирования. Такое взаимодействие не только дает преимущества как клиенту, так и банку, но и превращает интегрированный подход к форексному бизнесу в обязательную норму.

Поскольку международный валютный рынок характеризуется повышенной нестабильностью (а, значит, и предоставляет шанс для получения высокой прибыли) и, очевидно, вряд ли изменится в этом отношении в обозримом будущем, эта сфера, вероятно, может стать объектом повышенного интереса со стороны институциональных инвесторов, а также обеспечения значительных доходов тем банкам, которые сумеют захватить этот рынок. Так, например, по результатам опроса ведущих институциональных инвесторов, лучшим партнерским банком в первом квартале 2001 года стал Deutsche Bank. Занять эту позицию ему не помешало даже то, что по результатам того же опроса его доля рынка по сравнению с 2000 годом сократилась почти вдвое. В Deutsche Bank, кстати, считают, что последний результат ни в коей мере не отражает действительного положения дел внутри банка. Ведь прибыль Deutsche Bank в прошлом году возросла на 33% по сравнению с предыдущим и впервые достигла отметки @1 млрд., в то время как у Citigroup она упала на 12%.

В целом руководство банка оценивает прошлый год как один из самых удачных для Deutsche Bank. По его оценкам, германскому институту удалось расширить свою долю на международном рынке валют и укрепить позиции в форексном секторе, а также добиться существенного роста объемов валютных операций с клиентами банка. В Deutsche Bank, правда, отказываются комментировать слухи о том, что банк, якобы, в 2000 году понес определенные потери в бизнесе с хедж-фондами, и отмечают, что Deutsche Bank получает доходы благодаря комбинированному обслуживанию различных своих институтов, хедж-фондов и корпораций. С другой стороны, представители Deutsche Bank признают, что реализация валютных трансакций на базе сделок по слияниям и поглощениям не стала важной составной частью финансового бизнеса германского банка в отличие от некоторых американских инвестиционных институтов.

Невероятный

рывок Goldman Sachs

Подобные трансакции, однако, занимают важное место в деятельности банка Goldman Sachs. Уже с 1986 года этот институт неизменно попадал в двадцатку ведущих банков в рейтинге Euromoney, но такого результата, как в текущем году (третье место), не добивался никогда. По оценкам руководства форексного департамента банка, он был гарантирован тем, что в последние несколько лет Goldman Sachs неизменно фокусирует основное внимание на нуждах клиентов. Также вряд ли можно найти единственное объяснение столь стремительному росту доли рынка банка: от 4.38% в 2000 году – до 7.09% в 2001-м. Однако такие результаты стали возможными благодаря тем успехам, которых Goldman Sachs добился в секторе инвестиционных банковских операций. Например, в прошлом году с участием Goldman Sachs было реализовано немало важных и крупных сделок по слияниям и поглощениям.

Форексный бизнес, связанный с операциями по слияниям и поглощениям, может быть чрезвычайно прибыльным в зависимости от сложности сделки. Следует, правда, отметить, что, если Goldman Sachs действительно удалось нарастить свою долю рынка именно за счет этого источника, то вряд ли банк будет и в дальнейшем добиваться столь высоких темпов роста. Ведь объем подобных сделок за наличные (а не посредством обмена акциями) в первом квартале текущего года составил всего лишь $50 млрд. по сравнению с $500 млрд. за прошлый год.

Руководство Goldman Sachs не разделяет данных прогнозов (которые пока оправдываются), заявляя, что банк, помимо всего прочего, располагает и таким серьезным резервом как собственная электронная операционная система. Действительно, темпы операций по слияниям и поглощениям в текущем году снизились, однако электронные торговые платформы Goldman Sachs в настоящее время привлекают гораздо больше клиентов, чем ранее. Если потребитель нуждается в получении консультации, совета или аналитической информации, то эти услуги всегда доступны для него по традиционным каналам банка. Электронная же дистрибуция позволяет Goldman Sachs предлагать высококачественный банковский сервис и услуги более широкому кругу клиентов.

Вместе с тем, внедрение электронных операционных систем (ЭОС) на сегодняшний день проходит достаточно медленно. Идея применения "однобанковских" ЭОС пока не привлекает большую часть клиентов, поэтому они намерены выжидать и анализировать, насколько успешными окажутся мультибанковские модели. Пока, по мнению ряда ведущих финансовых институтов, многие электронные торговые платформы, в том числе Fxall и Artiax, имеют ряд существенных недостатков. При этом, многие корпорации и инвесторы отмечают, что даже тогда, когда электронная торговля станет нормой, они вряд ли отважатся реализовывать крупные сделки через Интернет. Например, некоторые британские фондовые менеджеры в этой связи подчеркивают, что подобным образом (т.е. посредством сети) они намерены осуществлять в будущем году 50-75% своих операций, однако в большинстве случаев это будут мелкие трансакции. По крайней мере, как заверяют они, сделки стоимостью более 25 млн. ф. ст. проводиться через Интернет не будут.

Наряду с проблемой привлечения клиентов существует еще один немаловажный вопрос, связанный с внедрением электронной коммерции: каким образом ЭОС станут влиять на ликвидность? Хотя большинство банкиров, занимающихся форексными операциями, пока не имеют четкого представления о том, как электронная торговля может изменить их бизнес, многие из них опасаются, что наличие нескольких доминирующих мультибанковских электронных систем может оказать негативное воздействие на показатели ликвидности на форексном рынке.

Тем не менее, каким бы очевидным ни было влияние ЭОС на форексный сектор, те банки, которые смогут наиболее эффективно использовать предоставляемые Интернетом возможности по сокращению расходов и получению эффективных доходов, получат, несомненно, солидные преимущества по сравнению со своими конкурентами. Представители Goldman Sachs, например, считают, что их банк – самый передовой провайдер электронных форексных услуг. Это подтверждает и опрос журнала Euromoney, в ходе которого 181 респондент сайт WebET банка Goldman Sachs назвали лучшей электронной платформой для проведения форексных трансакций. Руководство Goldman Sachs не очень обеспокоено неминуемым внедрением мультибанковских электронных систем, поскольку эксперты банка достаточно хорошо изучили и отлично разбираются в особенностях электронного форексного бизнеса, который, по их мнению, станет для банка еще одним источником получения прибылей.

В погоне за электронными клиентами

Если признать, что выводы экспертов Goldman Sachs действительно справедливы и существует реальная группа пользователей электронных форексных услуг, то тогда следует остановиться на неизбежности возникновения борьбы между банками с широкими электронными возможностями за привлечение на свою сторону подобного рода клиентов. Способность осуществлять большое число обычных трансакций электронным способом означает, что инвестиционные банки могут составить серьезную конкуренцию коммерческим в такой категории как количество и объем операций. Чем больше клиентов банк сумеет убедить проводить свои трансакции электронным путем (и не затрачивать время на телефонные звонки), тем больше станет объем реализуемых им операций (причем, при минимальных издержках). Зар Амролиа, соруководитель глобального форексного департамента Goldman Sachs, с нескрываемой гордостью заявляет, что банковское подразделение электронных форексных операций достигло в этом направлении весомых результатов, хотя по численности персонала оно в 2.5 и 2 раза меньше, чем подобные группы соответственно в Deutsche Bank и Citigroup.

Если данный факт и вызывает озабоченность у шефа форексного департамента Citigroup Ричарда Мора, то он старается ее не показывать. При этом, он напоминает, что попытка составить конкуренцию Citigroup в форексном секторе означает начало соперничества с банком, который представлен в 100 странах мира. Такого показателя нет ни у одного конкурента группы. Тем не менее, разрыв между Citigroup и ее основными соперниками продолжает сокращаться. Три года назад отрыв группы от банка, шедшего вторым в рейтинге Euromoney, был более чем внушительным. С тех пор, однако, ситуация изменилась. Даже Ричард Мор признает, что тогда форексному рынку была присуща высокая степень фрагментарности, сейчас же он стал более консолидированным, что и позволило конкурентам Citigroup сравнять свои позиции и вплотную приблизиться к американской финансовой группе.

Эта тенденция, вероятно, сохранится и в будущем. Несмотря на относительно большое количество сделок, состоявшихся в последнее время в секторе слияний и поглощений, ни одному из институтов в новом рейтинге Euromoney не удалось завладеть долей рынка, превышающей 10%. А ведь лидеры в других глобальных отраслях (авиаперевозки, производство медикаментов, автомобилестроение) владеют почти 20%-ной долей рынка. Из этого можно сделать вывод, что современный рынок валют действительно перенасыщен. Слияние JP Morgan и Chase Manhattan вызывает у банкиров форексного сектора пока лишь чувство легкой тревоги. Но что действительно заставляет их беспокоиться, так это вероятность слияния авторитетного инвестиционного банка и института с мощным корпоративным банковским потенциалом, прекрасной клиентской базой и широкими кредитными возможностями. Вариант Goldman Sachs + HSBC, например, может стать настоящей угрозой для их бизнеса.

Олег Зайцев,
по материалам
Euromoney

 
© агенство "Стандарт"