журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

СЛИЯНИЯ: ИТОГИ

Банковское регулирование

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Банковские кризисы

Банковская деятельность

ЭЛЕКТРОННЫЕ УСЛУГИ

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

БАНКОВСКИЕ ОПЕРАЦИИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №8, 2001
Приложения к статье
Увольнения в мировом инвестиционном банковском секторе в 2001 году

Банковские кризисы

Инвестиционным банкам нужно теперь жить по-новому

Когда доходы падают и прибыль невелика, одними сокращениями персонала не обойдешься. Morgan Stanley предлагает революционные изменения в стратегии

Как известно, кризисы всегда приводят к переменам. Когда дела идут все хуже и хуже, а свет в конце туннеля никак не торопится появиться, часто единственным выходом из положения становится радикальное и смелое новшество, которое дает возможность выиграть там, где проигрывают остальные. В настоящее время ведущие инвестиционные банки мира вполне созрели для таких революционных свершений. Начавшийся в прошлом году в США экономический спад явно затягивается. Шестилетний подъем на мировых фондовых рынках, ранее обеспечивавший высокие прибыли американским и европейским банкирам, в лучшем случае, сменился стагнацией, а позапрошлогодние фавориты секторов информатики и телекоммуникаций терпят крах. Многие крупные банки стараются решить проблему снижения прибылей сокращением кадров, однако это лишь устранение симптомов, не лечение самой болезни. Вероятно, более перспективный путь предлагает коллегам и конкурентам американский инвестиционный банк Morgan Stanley. Один из членов "большой тройки" мирового инвестиционного банковского бизнеса собирается усиленно заняться… кредитованием!

От гонки зарплат

к гонке увольнений

Еще полтора года назад нехватка квалифицированного персонала считалась одной из сложнейших проблем в мировом инвестиционном банковском бизнесе. Подъем второй половины 90-х годов привел к расширению оборотов в этом секторе, где человеческому фактору всегда принадлежала исключительная роль. В обстановке, когда доходы банка в значительной степени зависят от квалификации его специалистов высшего и среднего звена, это приводило к подлинному ажиотажу на трудовом рынке. Банки активно переманивали друг у друга "звезд", переходивших из одного института в другой вместе со своими командами, изобретали разнообразные стимулы и поощрения для перспективных молодых специалистов. Бонусы и зарплаты взлетели до небес, порой составляя несколько миллионов долларов в год.

Однако во многих случаях эта расточительность была оправданной. Специалист высшего класса, получая миллионы, обеспечивал своему банку участие в миллиардных сделках по организации слияний и поглощений, эмиссии ценных бумаг, андеррайтингу, управлению средствами фондов и богатых частных лиц. Пока рынок был на подъеме, в конкурентной борьбе побеждал тот банк, который мог привлечь в свои ряды наиболее квалифицированные кадры.

Экономический спад в США, начавшийся с краха на рынке акций Интернет-компаний в марте 2000 года, практически без всякого перехода погрузил инвестиционные банки из процветания в прозябание. Хотя окончания кризиса упорно ждали из месяца в месяц, ситуация неизменно ухудшалась. Сейчас даже записные оптимисты не надеются на возобновление роста до конца текущего года.

Для бизнеса инвестиционных банков, напрямую зависящего от состояния экономики вообще и фондового рынка в частности, удар был сильным и коварным. В июле 2001 года объем сделок по слияниям и поглощениям в США оказался на 54% ниже среднемесячного показателя за прошлый год, в Европе спад составил 34%. Примерно на столько же сократились обороты новых эмиссий акций и корпоративных облигаций.

Соответственно упала и прибыль инвестиционных банков, получающих большую часть своих доходов в качестве комиссионных при организации подобных операций. Так, например, американский банк Merrill Lynch сообщил о сокращении чистой прибыли по итогам первого полугодия на 30% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и предупредил о возможности дальнейшего ухудшения этого показателя в третьем квартале. В инвестиционном подразделении американской финансовой группы JP Morgan Chase в первом полугодии 2001 года произошло падение прибыли на 11% по сравнению с прошлогодними данными, а доход от комиссионных уменьшился на 21%. Специализирующийся на консультировании слияний и поглощений инвестиционный бутик Wasserstein Perella, в прошлом году приобретенный германским Dresdner Bank, завершил первое полугодие с убытками в размере свыше $100 млн., а самому Dresdner пришлось выплатить своим инвестиционным банкирам в США, Великобритании и Германии @870 млн. только в виде гарантированных бонусов.

Как правило, западные компании, столкнувшиеся с финансовыми трудностями, начинают сокращение расходов с увольнений. Инвестиционные банки в этом отношении продержались до марта 2001 года, памятуя о печальном примере Merrill Lynch, который в дни российского кризиса 1998 года поторопился с кадровыми изменениями. Вскоре ему пришлось нанимать новых специалистов вместо сокращенных.

Однако после того как банкиры убедились в продолжительности экономического спада в США, не замедлили последовать новые отставки. По оценке Financial Times, за период с начала 2001 года по 15 августа работы лишились свыше 25 тыс. служащих, ранее задействованных в мировом инвестиционном банковском бизнесе. Причем, на самом деле общий итог, наверняка, был намного выше, так как, в основном, банки предпочитают не сообщать об увольнениях. Уже после 15 августа о готовящихся сокращениях заявил и JP Morgan Chase. Если в прошлом году, когда произошло объединение JP Morgan и Chase Manhattan, предполагался уход 5 тыс. сотрудников, то теперь планируется готовить выходные пособия на 8 тыс. Как полагают специалисты, осенью произойдет новый виток кадровых чисток. Обстановка за это время точно не улучшится, а вот дальнейшее ухудшение вполне вероятно.

Большинство увольнений пока что приходятся на США, что вполне объяснимо, хотя европейские банки сокращают также персонал своих штаб-квартир, а в Dresdner Bank значительная часть из 1500 вынужденно освобожденных сотрудников приходится на Азию. В целом, если в основных финансовых центрах увольнения проводятся "оптом", то для азиатского рынка и других новых рыночных стран, как правило, характерны "точечные" закрытия целых подразделений, допустивших серьезные убытки.

Два шага вперед

и шаг назад

Тем не менее, одними только увольнениями персонала сложно решить все проблемы, стоящие перед инвестиционными банками. Конечно, снижение расходов приносит определенную пользу, однако это никак не помогает решению такой насущной задачи как восстановление прежнего объема доходов.

Свой выход их создавшейся ситуации предложил американский банк Morgan Stanley, входящий в элиту мирового инвестиционного бизнеса. В середине августа он объявил о расширении капитальной базы своего дочернего подразделения в штате Юта, занимающегося кредитованием корпораций, на $2 млрд., что позволяет ему увеличить объем предоставляемых кредитов, приблизительно, на $25 млрд. По словам Филиппа Перселла, президента и генерального директора Morgan Stanley, его банк будет активизировать кредитные операции (значительно менее прибыльные, чем инвестиционные), даже сознавая, что это ведет к общему падению рентабельности. По его словам, банк рассматривает кредиты корпорациям не как источник прибыли, а как возможность наладить и упрочить связи с потенциальными клиентами инвестиционного бизнеса.

Это заявление вызвало немалый резонанс в деловых кругах. Филипп Перселл – известная личность на Уолл-Стрите. В течение двух десятилетий он был неформальным лидером процесса постепенного снижения роли банков как поставщиков заемных средств. Он долго и последовательно выступал за сужение объемов кредитования компаний, не относящихся к мировой элите (т.е. имеющих кредитные рейтинги ниже инвестиционных), и, можно сказать, добился своего. Сегодня американские корпорации, как правило, привлекают средства непосредственно на рынке капиталов, а банки выступают, в основном, как посредники, соединяя заемщика с инвесторами, приобретающими его ценные бумаги.

Сейчас, по мнению Перселла, пришло время сделать шаг назад или, вернее, пересмотреть принципы взаимоотношений инвестиционных банков со своими клиентами. В значительной степени подобный переворот объясняется деятельностью американских коммерческих банков, которые в последние годы на волне успеха инвестиционного бизнеса сами усиленно занялись такими операциями. Предоставляя кредиты по низким ставкам (или чаще – открывая кредитные линии), банки таким образом "привязывают" к себе клиентов, которые в знак благодарности поручают своим кредиторам организацию куда более доходных инвестиционных операций наподобие андеррайтинга или консультирования слияний и поглощений. Теперь вступить в конкурентную борьбу на этом поле намерен и Morgan Stanley.

Как считает Филипп Перселл, относительно невысокие финансовые ресурсы Morgan Stanley по сравнению с многомиллиардными активами ведущих коммерческих банков США вряд ли станут серьезным недостатком. Кредиты, по крайней мере в США, становятся стандартным и массовым финансовым продуктом с постепенно растущим вторичным рынком. Американские банки все чаще прибегают к секьюритизации, т.е. эмиссии ценных бумаг, обеспеченных портфелями сходных по характеристикам кредитов, которые затем продаются на фондовом рынке. По мнению Перселла, со временем это приведет к тому, что основными конечными кредиторами американских корпораций станут пенсионные фонды, которые в США избавлены от налога на процентный доход. Банки, при этом, снова начнут играть посредническую роль, так что инвестиционные институты благодаря своему опыту должны получить преимущество.

Однако все это будет еще нескоро, а пока Morgan Stanley для освоения передовых методов работы придется осваивать новые приемы и менять старые привычки. Традиционно инвестиционный банковский бизнес базируется на личностях, квалификации и связях отдельных специалистов, которые привлекают в банк клиентов для разовых операций, приносящих доход от комиссионных. Теперь банкирам придется учиться командной работе, годами строя тесные и доверительные отношения с корпоративным клиентом, предлагая ему широкий ассортимент кредитных, инвестиционных и консультационных продуктов, причем, заведомо низкие ставки по одним будут служить "моральным оправданием" для заключения контрактов на дорогостоящие услуги. Необходимо будет соответственно изменить и систему оплаты труда банковских сотрудников. Если ранее во главу угла ставились бонусы за индивидуальные достижения, то сейчас придется создавать иной механизм.

Совершать очередную революцию в инвестиционном банковском бизнесе Morgan Stanley собирается в одиночку. По словам Филиппа Перселла, его банк не планирует объединения с коммерческим финансовым институтом (даже на уровне организации совместного предприятия). Аналогично банк не планирует прибегать к слияниям и поглощениям для реализации своей второй стратегической задачи – проникновения на европейский рынок. Как отмечает Филипп Перселл, органический рост за счет внутренних ресурсов и постепенное накопление опыта в долгосрочной перспективе выглядит более оптимальным, чем приобретение какого-либо местного института.

Пока нет сведений о том, чтобы какой-либо инвестиционный банк последовал примеру Morgan Stanley. Впрочем, проект Филиппа Перселла имеет много общего с популярной в последнее время концепцией финансового универмага, где в рамках одного института клиенту предоставляются корпоративные, инвестиционные, консультационные и прочие услуги. Кроме того, в современном банковском бизнесе, как и во всех сферах западной экономики, создание прочных и длительных взаимоотношений с клиентами представляет собой буквально азбучную истину. Наконец, в Европе наличие устойчивых связей между крупными корпорациями и инвестиционными банками представляет собой, скорее правило, нежели исключение.

Новаторство Перселла выражается, в первую очередь, в том, что он подошел к этим идеям, будучи представителем очень динамичного, звездного и индивидуалистического американского инвестиционного бизнеса. И, если несколько лет назад казалось, что это европейцы должны перейти на американскую модель работы, чтобы добиться успеха на этом рынке, то теперь, вполне вероятно, изменяться придется и американцам.

Виталий Шимкович,
по материалам
Financial Times, AP,
dailynews.yahoo.com

 
© агенство "Стандарт"