журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

СЛИЯНИЯ: ИТОГИ

Банковское регулирование

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Банковские кризисы

Банковская деятельность

ЭЛЕКТРОННЫЕ УСЛУГИ

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

БАНКОВСКИЕ ОПЕРАЦИИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №8, 2001

Новые рыночные страны

Сингапурская консолидация

Решение правительства Сингапура расширить права иностранных банков на внутреннем рынке привело к сокращению числа ведущих сингапурских банков от пяти до трех

Банки Сингапура, города-государства с четырехмиллионным населением, занимающего одно из первых мест в мире по объему ВВП на душу населения, имеют весьма высокий авторитет в регионе. Крупнейший банк страны Development Bank of Singapore (DBS) занимает также первое место в Юго-Восточной Азии по величине активов, а финансовая стабильность сингапурских институтов, мало пострадавших от азиатского кризиса 1997-1999 годов, способствует их высокой конкурентоспособности в региональном масштабе. Тем не менее, правительство страны всегда полагало, что в банковском секторе Сингапура должно быть не пять, а только два крупных банка, которые могли бы на равных конкурировать с ведущими западными институтами (по крайней мере, в азиатском регионе). В течение ряда лет власти всячески подталкивали сингапурские банки к консолидации, но ни полугосударственный DBS, ни четыре других института, находившиеся в собственности семейных групп, не спешили объединяться. И тогда в правительстве решили ускорить процессы консолидации благодаря повышению уровня конкуренции на рынке.

Прелюдия

к консолидации

Сингапурский банковский сектор в значительной степени защищен от конкуренции со стороны иностранных институтов. В стране согласно местному законодательству действуют всего четыре иностранных банка (американский Citibank, британский Standard Chartered, французский BNP и нидерландский ABN Amro). Причем, до последнего времени они не имели права открывать отделения, устанавливать банкоматы и оказывать некоторые виды услуг местным клиентам, и лишь в начале 2000 года ими были получены так называемые универсальные банковские лицензии (см. БП № 4 за 2000 год), хотя и после этого их деятельность по-прежнему подвергалась ряду ограничений.

По мнению правительства Сингапура, давно мечтающего о превращении города-государства в финансовый центр мирового масштаба, добиться этого невозможно без полного открытия национального финансового рынка для иностранной конкуренции и появления в стране по-настоящему мощных и конкурентоспособных банков. При этом, решение первой задачи было использовано как ускоряющий фактор для второй.

Уже в 1998 году, когда правительство впервые объявило о своем плане либерализации финансового рынка, в истории банковского сектора страны произошло первое слияние: DBS приобрел государственный почтовый POSBank, после чего доля государства в капитале банка достигла 37%. Тем не менее, развития эта тенденция не получила. Вместо расширения своего влияния внутри страны DBS в последние несколько лет совершивший несколько приобретений в Гонконге, Таиланде и на Филиппинах, продолжил экспансию за рубеж. В июне 2001 года он за $5.7 млрд. выкупил Dao Heng Bank, пятый по величине банк Гонконга, а в конце того же месяца сообщил о готовящемся создании совместного предприятия с третьим по значению дисконтным брокером США – компанией TD Waterhouse, принадлежащей канадскому Toronto Dominion Bank. Это совместное предприятие, открытие которого намечено на четвертый квартал 2001 года, будет предлагать клиентам по всей Юго-Восточной Азии брокерские операции через Интернет, по телефону и через отделения в Сингапуре и Гонконге.

Другие крупные банки Сингапура, похоже, тоже более охотно сотрудничали с иностранцами, нежели с соотечественниками, хотя не так успешно, как DBS. Так, например, Overseas-Chinese Banking Corp. (OCBC), третий по величине банк страны, в этом году отказался от совместного проекта с Australia and New Zealand Bank по созданию азиатского Интернет-банка, а французскому BNP не удалось присоединить Overseas Union Bank (OUB) – номер четыре на финансовом рынке Сингапура. В значительной степени провал этой попытки был обусловлен позицией сингапурских властей, пока не готовых видеть один из ведущих национальных банков в иностранной собственности.

И, тем не менее, именно иностранцы обязаны были стать тем фактором, который, как ожидалось, должен был подтолкнуть банки Сингапура к заключению взаимных союзов. Monetary Authority of Singapore (центральный банк) 29 июня 2001 года стартовал вторую фазу либерализации национального финансового рынка, снова расширив права иностранных институтов в Сингапуре.

Согласно новым правилам четыре западных банка с "полными" лицензиями получили право увеличить число своих отделений в Сингапуре до десяти, установить новые банкоматы (хотя и по-прежнему не соединенные с местными сетями) и проводить эмиссию дебетовых карточек. Кроме того, Monetary Authority заявил о готовности предоставить еще две лицензии, доведя число зарубежных банков, представленных на рынке Сингапура, до шести. По мнению аналитиков, вполне вероятно, что одним из этой пары станет HSBC – британский банк, имеющий широчайшее присутствие на азиатском рынке.

Это уже было серьезной угрозой для местных банков, и на этот раз долго ожидаемая консолидация не замедлила последовать. Более того, в этом процессе приняли участие все пять ведущих финансовых институтов страны.

Мишенями, как и предполагалось, оказались два наименьших банка – Keppel Capital Holdings и Overseas Union. На Keppel Capital Holdings еще в середине июня положил глаз OCBC, а Overseas Union спустя две недели получил аналогичное предложение от DBS. В обоих случаях эти поползновения не нашли особой поддержки со стороны "мишени", что ввело в игру и последнего представителя "большой пятерки" – второй по величине банк Сингапура United Overseas Bank. Некоторое время его руководство, похоже, выбирало, в какой из сделок сыграть роль "белого рыцаря", выдвинув дружественное предложение о слиянии, конкурирующее с враждебным, и поэтому интенсивно контактировало с представителями Keppel и Overseas Union. Впрочем, вскоре выбор был сделан, и 29 июня, когда вступили в силу новые правила для иностранных банков, United Overseas бросил вызов DBS, выдвинув конкурирующее предложение о приобретении Overseas Union.

Пять минус два

Первым благополучно разрешился конфликт между OCBC и Keppel. После почти месячных раздумий руководство OCBC подняло цену своего предложения от прежних S$4.8 млрд. (US$2.6 млрд.) до S$5.2 млрд. и тем самым привлекло на свою сторону связанные с правительством компании, которым принадлежат 42% акций Keppel. Согласился с новым вариантом и ирландский Allied Irish Bank (AIB), еще в 1999 году заключивший с Keppel соглашение о стратегическом партнерстве и получивший опцион на приобретение 24.9% акций сингапурского банка.

По словам Уолтера Коукли, представителя AIB в правлении Keppel, его банк хотел бы принять непосредственное участие в консолидации сингапурской банковской системы, однако от этой идеи пришлось отказаться вследствие непреклонной позиции правительства страны, пока не готового допустить, чтобы крупный пакет акций одного из ведущих национальных финансовых институтов находился в иностранной собственности. Впрочем, в проигрыше ирландский банк не останется. За каждый свой опцион на одну акцию Keppel он получит S$0.31 (по первоначальному варианту ему предлагалось всего S$0.04).

А вот спор между DBS и United Overseas за Overseas Union продлился до середины августа. Первоначальное предложение DBS включало обмен 0.61 своей акции за каждую акцию Overseas Union с доплатой $0.63 наличными. Изначально объем этого предложения составлял S$9.4 млрд. ($5.22 млрд.), затем падение курса акций DBS снизил о его до S$8.8 млрд. ($4.8 млрд.), но в июле он был возвращен к прежнему значению. Банк United Overseas проявил большую щедрость: он был готов отдать взамен каждой акции Overseas Union по 0.52 своей и добавить наличными $2.23. Суммарно это составляло S$10 млрд. ($5.56 млрд.) и выглядело куда более привлекательно для акционеров Overseas Union.

Кроме того, чтобы получить поддержку руководства "мишени", United Overseas пригласил в правление объединенного банка всех директоров Overseas Union во главе с его основателем 95-летним патриархом банковского бизнеса Сингапура Льен Ин Чоу. Расчет оказался верным: Льен принял это предложение и сообщил, что готов продать United Overseas 15.7% акций Overseas Union, принадлежавших ему лично, и еще 10.4%, находившихся в собственности компаний и относившихся к его семейной группе. Это резко повысило шансы United Overseas на успех.

Естественной контрмерой со стороны DBS было бы повышение ставок, но крупнейший банк Сингапура так и не решился поднять цену. Как заявил председатель правления DBS С. Дханабалан, "наше предложение поступило своевременно и по справедливой цене". По мнению наблюдателей, у DBS после неоднозначного шага по приобретению гонконгского Dao Heng возникли некоторые финансовые проблемы, а второй за несколько месяцев выход на международный рынок капитала (после заключения сделки по Dao Heng банк разместил на рынке субординированные облигации на сумму более $500 млн.) был практически неосуществимым. Кроме того, повышение ставок за счет увеличения доли акций в предложении могло привести к дальнейшему падению их курса, и так составившего к началу августа 35% по сравнению с январем 2001 года.

Вероятно, руководство DBS питало какие-то надежды на поддержку со стороны правительства, которое с большей симпатией относилось к усилению своего самого крупного банка, чем к появлению двух примерно равных по размеру активов институтов со средней, по международным меркам, конкурентоспособностью. Ходили на рынке и слухи о том, что банк DBS в случае неудачи с Overseas Union вступит в борьбу за Keppel, довольно большой пакет акций которого принадлежит государству. Впрочем, по другим слухам, OCBC, эмитировавший незадолго до этого облигации на сумму S$3 млрд. и устроивший распродажу непрофильных активов, был готов при случае побороться и за Overseas Union независимо от исхода его операции с Keppel.

Срок действия предложения DBS в отношении Overseas Union истекал 10 августа. В преддверии этого события, 6 августа, общее собрание акционеров DBS одобрило план правления по выпуску дополнительных акций для готовящегося присоединения Overseas Union. Эмиссия 606 млн. новых акций должна была расширить объем акционерного капитала банка на 32%, однако через несколько дней этот вопрос утратил актуальность. Как выяснилось, DBS удалось привлечь на свою сторону всего 1.2% акционеров Overseas Union. Победа в борьбе досталась United Overseas. Через неделю ему удалось получить поддержку 67.5% акционеров банка-мишени.

Победители

и побежденные

Вообще создается впечатление, что руководство DBS, как говорится, вложило душу именно в приобретение гонконгского Dao Heng, а в борьбе за Overseas Union участвовало не слишком охотно, словно выполняя постылый долг перед государством, при этом, стараясь сохранить достоинство. Но выйти из этой истории без пятна на репутации крупнейшему банку Сингапура не удалось.

"Помог" ему в этом иностранный консультант – американский инвестиционный банк Goldman Sachs. В одном из документов, предназначенных для европейских инвесторов, Goldman крайне нелестно отозвался о мотивах слияния United Overseas и Overseas Union, а также поставил под вопрос перспективы роста рыночной стоимости подобного альянса. По строгим сингапурским законам, подобные голословные обвинения чреваты судебным преследованием, крупным штрафом и, что немаловажно в восточной культуре, потерей лица. В итоге DBS пришлось выступить с извинениями перед конкурентами и выплатить каждому в виде компенсации по S$1 млн., а председатель правления Goldman Sachs Генри Паульсон прилетел в Сингапур лично просить прощения за допущенную бестактность.

Вообще в последнее время Goldman Sachs постоянно попадает в неловкое положение в Азии. В Японии американский инвестиционный банк за последние полтора года трижды был обвинен в противоправных действиях. По данным японских органов финансового контроля, местный филиал Goldman Sachs проводил незаконные операции с акциями, одновременно консультировал конкурирующие между собой компании и слишком неохотно отчитывался перед контрольными инстанциями о сомнительных сделках за рубежом. Теперь же, по мнению некоторых специалистов, для Goldman Sachs может оказаться закрытым весь сингапурский рынок.

Еще одним проигравшим в сингапурской консолидации оказался еще один американский инвестиционный банк – Merrill Lynch. Он изначально консультировал United Overseas по организации поглощения Overseas Union, однако прибыльные контракты на размещение субординированных облигаций на общую сумму S$3.2 млрд. и предоставление промежуточного займа прошли мимо Merrill Lynch и достались другому американскому банку – JP Morgan Chase, который предложил более выгодные условия. Сообщалось, что United Overseas, который был готов заплатить в качестве комиссионных $15-18 млн., организовал нечто вроде тендера с участием трех инвестиционных банков.

Первый транш облигаций United Overseas на общую сумму S$750 млн. был размещен на международном рынке уже во второй половине августа. Остальные, вероятно, состоятся в сентябре-октябре или в январе 2002 года. Благодаря предоставленному JP Morgan Chase промежуточному займу на сумму S$5.0 млрд. сроком до 12 месяцев сингапурский банк получил возможность выбирать наиболее благоприятное время для предложения своих бумаг международным инвесторам.

Теперь приоритетные заботы United Overseas заключаются в организации поглощения Overseas Union. По сингапурским законам, в случае приобретения 90% акций какой-либо компании одним акционером происходит ее автоматический делистинг, что значительно облегчает процесс слияния (так как оба банка организационно объединяются в один, а не продолжают существовать сами по себе в составе единого холдинга). Когда 17 августа истек срок предложения United Overseas, ему удалось получить согласие только 67.5% акционеров, что не позволяло добиться делистинга. Тогда United Overseas продлил период скупки акций Overseas Union еще на две недели (до конца месяца) и уже к 19 августа смог обеспечить себе 83% акций. С таким результатом банк уже мог обратиться к руководству сингапурской фондовой биржи о желанном делистинге и отзыве банковской лицензии Overseas Union.

Благодаря этому приобретению United Overseas обгонит DBS по объему активов и станет крупнейшим банком на сингапурским рынке с активами около $65 млрд. По расчетам его специалистов, объединение позволит банку сократить расходы на S$250 млн. в год, главным образом, за счет закрытия "лишних" отделений и ликвидации дублирующих служб.

Виталий Шимкович,
по материалам Financial Times, The Economist AP,
dailynews.yahoo.com

 
© агенство "Стандарт"