журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

СЛИЯНИЯ: ИТОГИ

Банковское регулирование

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Банковские кризисы

Банковская деятельность

ЭЛЕКТРОННЫЕ УСЛУГИ

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

БАНКОВСКИЕ ОПЕРАЦИИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №8, 2001

СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Плоды специализации

Американский банк Mellon ради сосредоточения на наиболее прибыльных видах деятельности продал британскому Royal Bank
of Scotland свое розничное подразделение

Банковская консолидация последних лет для многих финансовых институтов развитых стран оказалась палкой о двух концах. Наращивая обороты, банки столкнулись с тем, что широкая диверсификация зачастую приводит к распылению внимания и ресурсов по многим направлениям, что отрицательно сказывается на прибыльности. Как показывает практика, концентрация капитала в тех областях деятельности, где он приносит наибольший доход, дает, в среднем, лучшие результаты, чем его рассредоточение по многочисленным подразделениям. В американском финансовом секторе примерами такой верности избранному пути могут служить электронный брокер Charles Schwab и инвестиционная компания Fidelity Investments. Обе структуры в своей области входят в мировую элиту. По этому же пути решил пойти и банк Mellon Financial Corporation, в последние два с половиной года последовательно реализующий стратегию концентрации на управлении активами и на нескольких других направлениях, приносящих комиссионный доход. В рамках этой политики в июле 2001 года Mellon продал свое розничное подразделение британскому банку Royal Bank of Scotland (RBS), но старается поддерживать оптимальную степень специализации, чтобы она не стала чрезмерной.

Новая стратегия

Банк Mellon Financial Corporation, имеющий штаб-квартиру в промышленном Питтсбурге, относится к числу старейших финансовых институтов США. Он был основан в 1869 году братьями Томасом и Эндрю Меллонами. Из них первый был отставным судьей, а второй – бывший секретарь казначейства США.

На протяжении более 120 лет своего существования Mellon не слишком отличался от любого другого банка северо-восточных штатов Новой Англии, занимаясь розничной и корпоративной деятельностью, ипотечным кредитованием и лизинговыми операциями, кредитными карточками и банкоматами. Однако в 1993 году генеральный директор банка Фрэнк Кахут впервые повел Mellon по пути специализации. Приобретение компании по управлению активами Boston Co и четвертой по величине в США группы взаимных фондов Dreyfus Corp внезапно вывело Mellon в число лидеров американского рынка управления активами и доверительного хранения (кастодиальных операций). Эта политика была продолжена нынешним руководителем банка Мартином Мак-Гвинном, сменившим Кахута в январе 1999 года. В настоящее время Mellon имеет под управлением и в доверительном хранении активы на общую сумму $2.8 трлн., занимая по этому показателю 11-тое место в мире.

Впрочем, стратегия Мак-Гвинна принципиально отлична от действий его предшественника. При Фрэнке Кахуте Mellon ничем особенно не отличался от любого другого крупного американского банка, приобретая компании различного профиля. Но неудачи 1997-1998 годов, когда Mellon не смог присоединить Bank Boston Corp. и CoreStates Financial Corporation, а затем едва отбился от враждебного поглощения со стороны Bank of New York, поставили под вопрос эффективность подобной политики. Едва вступив в должность, Мартин Мак-Гвинн представил правлению план концентрации на ключевых областях деятельности и ухода с прочих рынков, работа на которых не приносила банку максимального дохода на вложенный капитал.

В рамках этого плана за последующие два с половиной года Mellon реинвестировал $250 млн., две трети из которых были направлены на развитие управления активами и наличностью. В то же время, банк осуществил ряд дезинвестиций, прекратив работу с кредитными карточками, обработку банкоматных платежей, ипотечные и лизинговые операции, финансирование покупок автомобилей и приостановив некоторые другие виды деятельности. Розничные подразделения за пределами штата Пенсильвания были проданы (за исключением нескольких в Калифорнии), а портфель корпоративных кредитов был сокращен от $18.8 млрд. в первом квартале 1999 года до $16.3 млрд. два года спустя. При этом, были прекращены отношения с более 120 корпоративными клиентами.

Аналитики и инвесторы не слишком высоко оценили эти действия руководства Mellon, считая, что банк лишился многих перспективных источников дохода. Только во втором квартале 2001 года дезинвестиционные операции обошлись Mellon в $91 млн., из-за чего его чистый доход за этот квартал упал до $55 млн. по сравнению с $247 млн. за тот же период прошлого года.

Однако результаты в целом, тем не менее, впечатляющие. Помимо того что банк вошел в элиту мирового бизнеса по управлению активами, доходность его акционерного капитала возросла от 22% в 1999 году до 26% в 2000-м, причем, в "приоритетных" видах деятельности этот показатель достиг 37%, что для американского банковского сектора, без преувеличения, выдающийся результат. Даже в неудачном втором квартале текущего года операционная прибыль (до всех отчислений) возросла на 10% по сравнению с прошлогодними показателями. Доля комиссионных в структуре доходов банка от начала 1999 года до середины 2001-го увеличилась от 67 до 73% (больше, чем у банков Northern Trust и State Street, с которыми Mellon конкурирует на рынке управления активами).

Пределы специализации

И, все же, Mellon в глазах аналитиков с Уолл-Стрита и многих клиентов пока не воспринимается как специализированный финансовый институт наподобие Bank of New York и тех же Northern Trust и State Street, что в известной степени вредит его бизнесу. По мнению специалистов, единственный выход из такого положения – дальнейшая концентрация банка на управлении активами, однако здесь на первый план выходит проблема поиска оптимального соотношения видов деятельности.

Во времена экономического спада корпоративное кредитование становится для любого банка весьма рискованным бизнесом. Не стал исключением в этом плане и Mellon: в 2000 году объем его проблемных кредитов удвоился (достиг $252 млн.), а в первом квартале 2001 года прибавил к этому показателю еще 15% (до $291 млн.). Среди всех оставшихся подразделений банка корпоративное кредитование имеет самую низкую доходность акционерного капитала (13% в 2000 году).

Тем не менее, Mellon считает это направление стратегически важным в обеспечении его основной деятельности по управлению активами. По словам Стивена Эллиотта, финансового директора банка, взаимоотношения с корпоративными клиентами позволяют создавать связи, необходимые для заключения новых контрактов по управлению активами либо наличностью. Как считает Эллиотт, с учетом прибыли от перекрестной продажи финансовых услуг доходность акционерного капитала для кредитного подразделения возрастает до 20%.

В целом традиционные банковские операции рассматриваются руководством банка исключительно с точки зрения их полезности для ключевых направлений деятельности. Так, например, низкий уровень продаж инвестиционных услуг клиентам был главной причиной ликвидации в начале этого года лизингового подразделения.

Менее очевидной, с этой точки зрения, выглядела ценность розничного банковского подразделения. По состоянию на середину 2001 года, Mellon располагал около 380 отделениями (из них 90 размещались в супермаркетах), однако сам Мартин Мак-Гвинн признавал, что в розничном бизнесе его банк не в силах эффективно конкурировать с ведущими финансовыми институтами этого профиля в регионе. Собственно, недостаточно высокая конкурентоспособность и стала основной причиной продажи отделений, находившихся за пределами штата Пенсильвания.

Тем не менее, по мнению Мак-Гвинна, совсем отказываться от розничного бизнеса было преждевременно. Среди клиентов Mellon – немало обеспеченных частных лиц, которым предлагались различные услуги по управлению активами. Персонал отделений специально нацеливали на продажу клиентам инвестиционных финансовых продуктов, за счет чего в 2001 году планировалось получить свыше $1 млрд. валового дохода (на 40% больше, чем в 2000 году).

Кроме того, продажа такого крупного подразделения была непростой операцией. Эксперты называли в качестве примера State Street, который распрощался с розничным бизнесом в 1999 году. Однако на то время State Street имел всего четыре отделения и $1.1 млрд. депозитов, а портфель коммерческих кредитов включал активы объемом $2.4 млрд. В то же время, Bank of New York, еще один специализированный банк, до сих пор не расстался со своими подразделения корпоративного кредитования и розничного бизнеса. По словам Томаса Реньи, генерального директора Bank of New York, оба эти вида деятельности не слишком вписываются в концепцию банка, однако корпоративные операции позволяют упрочить связи с клиентами, а розничные отделения обеспечивают относительно дешевое финансирование посредством привлечения депозитов. Кроме того, розничный бизнес обеспечивает для Bank of New York, так же как и для Mellon, довольно значительную долю доходов, так что уход из этого сектора, особенно во время кризиса, более всего влиявшего на инвестиционную банковскую деятельность, мог бы быть отрицательно воспринят акционерами и инвесторами.

И, все же, когда представилась благоприятная возможность, руководство Mellon не колебалось. В июле 2001 года питтсбургский банк продал свое розничное подразделение британскому банку RBS за весьма приличную сумму в $2.1 млрд.

В обоюдных интересах

Интересно, что розничный финансовый рынок США, куда вполне успешно проникали швейцарские, германские и нидерландские банки, оказался неким камнем преткновения для британцев. На сегодняшний день Citizens Bank, приобретенный Royal Bank of Scotland в 1988 году, представляет собой единственный пример результативной экспансии британского коммерческого банка на американский рынок.

Совершив 18 поглощений за 12 лет, Citizens вошел в число ведущих финансовых институтов северо-востока США и был готов продолжать в том же духе. Однако в 2000 году он не смог включиться в борьбу за Summit Bancorp (который в итоге достался банку FleetBoston) из-за того, что его родительский банк RBS в то время был занят собственной интеграцией с английским National Westminster Bank (NatWest). Уже в этом году число возможных объектов для приобретения в регионе снова сократилось, так как нью-йоркский Dime Bancorp достался Washington Mutual, а перспективная Banknorth Group сама начала поглощения, затратив на эти цели порядка $500 млн.

В этой обстановке Mellon был чуть ли не последним вариантом значительного расширения розничных операций, и Citizens с готовностью согласился на это предложение, заплатив за свое приобретение 19% от депозитной базы, хотя обычный показатель в таких случаях составляет от 10 до 13%. Для финансирования приобретения RBS осуществил дополнительную эмиссию акций, без труда разместив их за 2 млрд. ф. ст. ($2.8 млрд.), а также запланировал выделение 500 млн. ф. ст. за счет внутренних резервов. По словам аналитиков, все эти меры приведут к определенному снижению показателей достаточности собственного капитала банка.

Впрочем, британский банк в лице своего американского филиала совершил вполне удачную сделку. За $2.1 млрд. он получит 345 отделений в дополнение к 338 уже у него имеющимся, 4,1 тыс. новых сотрудников, $11 млрд. частных и $2.4 млрд. коммерческих депозитов, а также $6.1 млрд. кредитов, из которых треть приходится на гарантируемые государством студенческие займы.

Наконец, географически области деятельности Citizens и Mellon практически не пересекаются, что дает возможность избежать расходов на увольнение сотрудников и закрытие отделений. В то же время, за счет ликвидации дублирующих подразделений и создания общей информационной системы руководство Citizens рассчитывает получить в течение трех лет $101 млн. экономии.

Со своей стороны, Mellon должен после уплаты всех налогов и отчислений получить в четвертом квартале текущего года около $900 млн. свободных средств, которые планируется направить на инвестиции в персонал и расширение бизнеса, новые поглощения и обратную скупку акций. Кроме того, по условиям соглашения, он сохранит за собой 18 тыс. клиентов своего подразделения частных банковских операций, которым он и предлагает свои услуги по управлению активами.

Правда, многие аналитики очень осторожно относятся к ближайшим перспективам Mellon, а курс его акций после объявления о продаже розничного подразделения упал. В последние годы рост оборотов банка связывался, в первую очередь, с доходом от комиссионных, которые теперь будут приносить порядка 85% от всех поступлений. Однако сейчас инвестиционный бизнес в США находится в кризисе, прибыли падают, а банки вынуждены проводить массовые увольнения сотрудников. В настоящее время специализированная стратегия Mellon подвергается настоящей проверке.

Пока что банк эту проверку проходит. В августе он значительно улучшил собственную репутацию в глазах инвесторов, заключив новый контракт на управление активами пенсионного фонда Commonwealth из штата Вирджиния. Совокупный объем активов фонда оценивается в $37 млрд.

Специалисты ожидают от Mellon новых приобретений. После продажи розничного подразделения банк нуждается в новом канале для сбыта своих финансовых продуктов, хотя и имеет в настоящее время дочернюю электронную брокерскую компанию, а также обширную дистрибуционную сеть, состоящую из брокеров и финансовых планировщиков. Основное слабое место банка – низкая активность за пределами США, где у него в управлении всего $65 млрд. активов. Сейчас Mellon осуществляет деятельность за рубежом через сеть совместных предприятий с европейскими и азиатскими финансовыми институтами, но эта форма сотрудничества ограничена определенными рамками. Поэтому не исключено, что $2.1 млрд., полученные от RBS, будут частично использованы Mellon для очередных приобретений в Европе или Японии.

Виталий Шимкович,
по материалам
Financial Times, Banking Strategy, Wall Street Journal,
Boston Globe, dailynews.yahoo.com

 
© агенство "Стандарт"