журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ МЕСЯЦА

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ТЕНДЕНЦИИ

АВТОЗАПРАВОЧНЫЙ БИЗНЕС

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

КОНФЛИКТЫ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №8, 2001

ТЕНДЕНЦИИ

Поддержание хрупкого равновесия

Своевременные действия ОПЕК предотвратили возможный спад цен на нефть в июле-августе. Теперь на повестке дня – недопущение их подъема

Мировой рынок нефти в последние месяцы находится в состоянии близком к равновесию. Цены колеблются в относительно узком интервале, производство приблизительно соответствует спросу, а резервы сырой нефти и нефтепродуктов в развитых странах вполне приемлемо превышают экстремально низкий прошлогодний уровень. Тем не менее это равновесие неустойчиво. Главный дестабилизирующий фактор – экономический спад в США, крупнейшем в мире потребителе и импортере нефти. Американские проблемы уже отозвались сокращением производства практически во всех развитых и многих новых рыночных странах, что привело к снижению глобального спроса на энергоносители. В то же время никто не в состоянии предсказать, как долго продлится этот спад и каким будет его влияние на мировой рынок нефти в ближайшие месяцы. Международному нефтяному картелю ОПЕК приходится буквально действовать на ощупь, периодически приводя в соответствие объемы добычи и экспорта нефти с предполагаемыми объемами потребления, и никто не гарантирует, что его действия будут способствовать сохранению, а не нарушению равновесия.

В июле цены на мировом рынке нефти сначала незаметно, а потом весьма ощутимо пошли вниз. Всего за десять биржевых дней они потеряли порядка 10%, и 19 июля на нью-йоркской бирже Nymex нефть подешевела до 24,89 $/баррель – самого низкого значения с апреля 2000 года. В Лондоне, на бирже IPE, нефть "брент" днем раньше также стоила дешево (24,22 $/баррель на момент закрытия торгов), однако этот был самый низкий уровень не за последние пятнадцать, а всего за четыре месяца. Среди экспортеров нефти эти события вызвали серьезную обеспокоенность.

По большому счету, снижение цен было вызвано вполне объективными причинами. Хотя в середине лета сезонный спад потребления уже, в целом, позади, спрос на энергоносители в это время все равно относительно невысок. Период отпусков, когда вырастает потребление бензина, приходится в западных странах на август, а закупки сырой нефти для переработки в печное топливо на зиму в первой половине июля еще не проводятся. Значительная часть импортируемой развитыми странами нефти идет в это время на пополнение запасов, которые и в самом деле возросли. Так, в США в середине июля резервы сырой нефти превышали прошлогодние показатели на 8% или 24 млн. баррелей. Наконец, важной причиной невысокого спроса на нефть был и экономический спад в США.

Тревогу среди экспортеров нефти вызвал, скорее, не сам факт снижения цен на нефть, а то, как это произошло. В первой половине июля на биржах правили бал крупные спекулянты (инвестиционные и хедж-фонды), чья роль в ценообразовании резко возросла вследствие сокращения биржевого оборота за счет меньшей активности реальных производителей и потребителей. По словам наблюдателей, ряд крупных фондов сделали большие ставки на скорое падение цен на нефть из-за глобального экономического спада и начали активно обрушивать рынок, стараясь, в первую очередь, создать у трейдеров нужные им ожидания.

Подобная операция почти во всех подробностях повторяла события трехлетней давности, когда летом 1998 года точно таким же спекулянтам удалась большая игра на понижение, из-за чего стоимость нефти упала до самого низкого значения за четверть века, а экспортеры энергоносителей потеряли миллиарды долларов. И хотя в июле 2001 года цены на нефть не успели выйти за пределы введенного ОПЕК ценового коридора (22-28 $/баррель), руководство международного нефтяного картеля немедленно вмешалось, стараясь преломить опасную тенденцию до того, как она успеет набрать силу и инерцию.

Уже 19 июля министр нефти Саудовской Аравии и самое, пожалуй, влиятельное лицо в ОПЕК – Али аль-Наими заявил, что он и его коллеги из других стран картеля обсуждают возможность немедленного сокращения производства, не дожидаясь очередной встречи, назначенной на 26 сентября, и даже вступления в силу автоматического ценового механизма. Согласно последнему, квоты на добычу нефти странами ОПЕК следовало сократить на 500 тыс. баррелей в день, если цены на корзину из семи сортов нефти в течение 10 биржевых дней подряд будут находиться на уровне ниже 22 $/баррель. На самом деле ОПЕКовская нефть 18 июля подешевела лишь до 22,64 $/баррель, однако эксперты опасались, что скрупулезное соблюдение формальностей приведет к невосполнимой потере времени. По словам аль-Наими, "когда с ценами происходит подобное, а перспективы неблагоприятны, у нас просто нет выбора".

На следующий день президент ОПЕК и, по совместительству, алжирский министр нефти Хакиб Хелиль сообщил о возможности созыва экстренной встречи в верхах. Назывались даже ее сроки (6-7 августа) и примерное сокращение производства (1-1,5 млн. баррелей в день), однако и такая задержка была признана чрезмерной. "Я думаю, им нужно действовать очень быстро, так как борьба идет за психологию рынка", – заметил в интервью New York Times Ясер Елгинди, эксперт консультационной компании Medley Global Advisers. Действительно, после заявлений аль-Наими, Хелиля и ряда их коллег по картелю цены на нефть на мировых биржах снова подскочили вверх, однако никто не мог поручиться за то, что одними заявлениями их удастся удерживать от нового падения еще целые две недели.

Лидеры ОПЕК хорошо понимали, что в этом случае слова должны немедленно подкрепляться реальными действиями. Все необходимые консультации были проведены по телефону, и уже 25 июля было объявлено, что страны ОПЕК с 1 сентября 2001 года сокращают добычу нефти на 1 млн. баррелей в день. "Принимая во внимание влияние снижения темпов роста мировой экономики на спрос нефти и относительно быстрый рост резервов [энергоносителей], – говорится в тексте заявления, – ОПЕК стремится обеспечить рыночную стабильность, удовлетворить глобальный спрос на нефть и избежать резких скачков ее цены, что будет в интересах как производителей, так и потребителей".

Своей основной цели картель добился. Спекулянты были вынуждены признать свое поражение, и цены на нефть на мировых биржах пошли вверх, установившись на приемлемом для ОПЕК уровне – 25-26 $/баррель "брента". Однако по поводу рыночной стабильности и удовлетворения спроса сразу начали возникать сомнения.

Новая квота, вступающая в силу с сентября, уменьшила добычу нефти странами ОПЕК до 23,2 млн. баррелей в день – самого низкого значения начиная с апреля 1999 года. Если учесть два предыдущих сокращения добычи, в совокупности международный картель в этом году снизил объем производства на 13% или 3,5 млн. баррелей в день. Многие эксперты опасаются, что, стремясь избежать перепроизводства и падения цен, ОПЕК несколько перегнул палку и теперь следует ожидать нового дефицита нефти, подъема цен осенью и зимой и дальнейшего углубления экономического спада в развитых странах по причине дороговизны энергоносителей.

Представители правительства США и Европейской Комиссии высказали сдержанную, но очевидную озабоченность по поводу действий ОПЕК. Министр энергетики США Спенсер Абрахам заявил, что цены на нефть в ближайшие несколько недель будут находиться под тщательным наблюдением и намекнул, что в случае их нового скачка США, как и в прошлом году, прибегнет к распродаже нефти из стратегического резерва. Европейский представитель Жиль Гантеле посетовал, что ОПЕК в очередной раз не посчитал нужным посоветоваться с потребителями нефти, и напомнил, что, по мнению ЕС, справедливая цена на нефть должна быть ближе к 20 $/баррель, чем к 30. И европейцы, и американцы при этом были весьма обеспокоены возможными последствиями нового скачка цен на нефть для экономики развитых стран.

Август, таким образом, оказался на мировом рынке нефти неким промежуточным месяцем, когда обещанные последствия еще не вступили в силу, цены, хотя и поднялись, но сохраняли относительную стабильность, а резервы, хотя и перестали расти, но и не слишком уменьшались. Прогнозы специалистов в это время были противоречивы и расплывчаты, так как никто из них не мог дать исчерпывающих ответов на ключевые для рынка вопросы:

•Не приведет ли сокращение производства нефти к появлению дефицита и нового скачка цен?

•Каким будет спрос на нефть в развитых странах во второй половине 2001 года?

Парижское агентство International Energy Agency (IEA), работающее под эгидой ОЭСР, постаралось дать ответ, по крайней мере, на второй вопрос. В начале августа оно выпустило очередной прогноз, оценивая рост мирового спроса на нефть в 2001 году в 500 тыс. баррелей в день в сравнении с прошлым годом, но ожидая сокращения объема потребления в странах ОЭСР.

Прогнозы IEA относятся к наиболее надежным на рынке нефти, и страны ОПЕК, принимая решение об урезании квот, наверняка исходили из них. Однако эти оценки не окончательны, они регулярно пересматриваются по мере поступления новых данных. Только за последние восемь месяцев IEA меняло свое мнение относительно роста глобального потребления нефти в 2001 году семь раз. Многие аналитики убеждены, что спрос на нефть в развитых странах на самом деле существенно выше, чем принято считать. И если это действительно так, то исчезновение с рынка 1 млн. баррелей в день в сентябре, когда нефтеперерабатывающие заводы активизируют закупки сырой нефти, может закончиться кризисом. Как предполагают специалисты американской компании Petroleum Finance Corp., в конце этого года стоимость сырой нефти на американском рынке вследствие действий ОПЕК может снова превысить 30 $/баррель.

Еще одна неизвестная величина – позиция Ирака, который в июле нарастил добычу нефти до более 2 млн. баррелей в день. Пока Ирак соблюдает все положения ООНовской программы "нефть за продовольствие", однако министр иностранных дел официально заявил, что в будущем иракские власти снова прибегнут к прекращению поставок в случае нарушения интересов страны. Если учесть, что срок очередного цикла программы заканчивается в декабре, когда спрос на нефть достигает максимума, а рынок наиболее чувствителен к краткосрочным колебаниям предложения, "нефтяное оружие" Ирака может оказаться весьма действенным.

Пожалуй, честнее других поступил директор корпорации Royal Dutch/Shell, признавшийся, что точные прогнозы в столь неопределенной обстановке вряд ли возможны. По мнению экспертов Shell, до конца текущего года цены на нефть будут находиться в интервале 22-28 $/баррель (для ОПЕКовской корзины), а в 2002 году возможно его расширение.

Индикаторы рынка в августе также не позволяли сделать однозначные выводы. Резервы нефти в США находились приблизительно на одном уровне, по-прежнему превышая прошлогодние показатели, хотя запасы бензина сократились. Вначале это объясняли снижением загрузки производственных мощностей американских нефтеперерабатывающих заводов от более 96% в июне до 93,5% в первых числах августа. Однако в дальнейшем производство бензина в стране снова возросло, а резервы продолжали сокращаться, и некоторые аналитики поспешили объявить это первым признаком завершения экономического спада.

На колебания цен немалое воздействие оказывали краткосрочные факторы. Так, например, в начале августа стоимость нефти в США ненадолго подскочила из-за опасений, что тропический шторм Барри обрушится на акваторию Мексиканского залива, где добывается четверть всего объема нефти и газа в стране. Шторм благополучно прошел мимо, и цены снова ненадолго опустились. В течение следующих двух недель они подскакивали еще дважды: в первый раз из-за нового снижения государственного резерва нефтепродуктов, во второй – после решения Федеральной резервной системы США снизить на 0,25% учетную ставку, чтобы поддержать экономику.

В середине августа после небольшого перерыва снова проявили активность руководящие деятели ОПЕК, начавшие успокаивать встревоженных потребителей. Первым взялся за эту многотрудную работу кувейтский министр нефти Адиль аль-Субайх, 15 августа сообщивший иностранным журналистам, что не ожидает какого-либо изменения объемов добычи в последние месяцы текущего года, если, конечно, не произойдет чего-либо из ряда вон выходящего. "Пока цены стабильны, нет необходимости что-либо менять", – заявил аль-Субайх, давая тем самым понять, что ОПЕК не предвидит никаких трудностей.

Ряд аналогичных заявлений, прозвучавших в течение нескольких следующих дней, конкретизировали позицию ОПЕК. По словам президента этой организации Хакиба Хелиля, запланированная на 26 сентября встреча в верхах вряд ли приведет к каким-либо изменениям объема добычи нефти, а вот на следующей встрече в ноябре, когда ситуация прояснится, могут быть приняты вполне конкретные решения. Кроме того, ОПЕК собирается пригласить на сентябрьскую встречу в качестве наблюдателей представителей Египта, Судана и Экваториальной Гвинеи. В настоящее время такой статус имеют Ангола, Мексика, Норвегия, Оман и Россия.

По мнению специалистов, ОПЕК хочет привлечь и других экспортеров нефти к созданию стабилизирующего рыночного механизма, который способствовал бы долгосрочному закреплению цен в интервале 22-28 $/баррель. Сегодня вероятность появления такого механизма велика как никогда (можно сказать, что определенным образом он уже действует). В прошлом не входящие в ОПЕК производители не раз торпедировали все инициативы картеля, наращивая производство в то время, когда страны ОПЕК его сокращали, но рекордный спад 1998 года, похоже, изменил многое. В последние два с половиной года производство нефти параллельно с ОПЕК не раз снижали и такие страны как Мексика, Оман и Норвегия.

Еще одно важное последствие кризиса трехлетней давности заключается в возросшей дисциплине в рядах ОПЕК. Ранее несоблюдение квот было постоянной головной болью организации, так как вызывало многочисленные конфликты между участниками и падение цен. Весь 1999-ый и большую часть 2000 года, когда память о рекордном падении цен была еще свежа, квоты соблюдались весьма стабильно, хотя впоследствии подъем цен снова вызвал нарушения порядка. В июне 2001 года превышение квот оценивалось западными специалистами в 810 тыс. баррелей в день (3,3% от общего объема 24,2 млн. баррелей в день), но в июле, когда снова "запахло жареным", масштаб нарушений сократился до 630 тыс. баррелей в день.

А в августе все без исключения члены ОПЕК клятвенно заявляли о том, что в сентябре они будут полностью соблюдать установленные квоты. В частности, такие сообщения поступили из Саудовской Аравии, крупнейшего производителя и экспортера нефти в мире, и Ирана – главного "нарушителя конвенции" в рядах ОПЕК в последние два года. Западные специалисты, подумав, отметили, что ОПЕКовским деятелям на этот раз стоит поверить на слово (данные о реальных объемах производства в сентябре поступят лишь в середине октября), и цены на мировом рынке снова выросли. В Нью-Йорке, например, сырая нефть снова подорожала до 28 $/баррель.

Аналитики отмечают еще один аспект проблемы ценообразования на рынке нефти. В прошлом году резкий рост цен на энергоносители позволил только что избранному президенту Джорджу Бушу без особого труда "продавить" так называемую новую энергетическую политику, включающую и такие неоднозначные предложения как открытие для добычи нефти и газа Арктического резервата дикой природы на Аляске и шельфа Мексиканского залива в непосредственной близости от флоридских пляжей. В этом году цены на нефть больше не потрясают воображение, прошлогодних очередей за бензином не наблюдается и не ожидается, стоимость его велика, но все же терпима, так что внимание общества к новой энергетической политике сошло на нет. Поэтому, как полагают американские комментаторы, если этой осенью на американском рынке нефти снова не вспыхнет полноценный кризис, президенту Бушу будет крайне затруднительно провести свой грандиозный проект через Конгресс, где у него больше противников, чем сторонников.

Виктор Тарнавский,
по материалам Yahoo, WSJ,
NY Times, Reuters, BBC, CBS

 
© агенство "Стандарт"