журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Банковские стратегии

Новые рыночные страны

ОФФШОРНЫЕ БАНКИ

БАНКОВСКИЙ СЕКТОР

ЭЛЕКТРОННЫЕ ДЕНЬГИ

ИНТЕРНЕТ-БАНКИ

Банковская деятельность

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №7, 2001

БАНКОВСКИЙ СЕКТОР

Модернизация в арабском банковском секторе

Чтобы выдержать международную конкуренцию, финансовым институтам региона приходится осваивать новые операции и ставить перед собой новые задачи

Все большее число арабских банков признают, что альтернативой развитию электронного банковского бизнеса в регионе может быть только утрата части рынка более технически оснащенным западным конкурентом. Все чаще банки государств Персидского залива рассматривают Интернет как средство реализации своих региональных амбиций. В связи с этим в последние месяцы в регионе наметились существенные изменения, наиболее заметные в Бахрейне – традиционном оффшорном центре Персидского залива. Впрочем, в последнее время здесь быстро развиваются инвестиционные и исламские банки, ориентирующиеся на местных клиентов, в результате чего оффшорные банки перестают играть главенствующую роль на финансовом рынке региона. Ведущие оффшорные и местные банки пересматривают свои стратегии, планируя выход на региональный уровень.

Электронная эволюция

в Персидском заливе

После медленного и неуверенного старта электронная банковская деятельность постепенно набирает обороты на Ближнем Востоке. Местные банкиры разделились на две категории: одни нацелены на скорейшее развитие этого направления, другие (которые пока в большинстве), не ожидая, что этот вид деятельности принесет быструю прибыль или привлечет значительное количество клиентов в ближайшем будущем, неохотно инвестируют в его развитие, чтобы не отстать от других.

Рынок электронных банковских услуг все еще находится в регионе в зачаточном состоянии. В настоящее время ими пользуются немногим более четверти миллиона клиентов из 18 банков в восьми странах региона – Саудовской Аравии, Бахрейне, Катаре, Кувейте, ОАЭ, Иордании, Ливане и Египте. Еще несколько банков планируют представлять Интернет-услуги к концу текущего года. Финансовые условия способствуют инвестированию в эту сферу. Высокие цены на нефть стимулируют экономику стран региона, обеспечивая банки ресурсами, необходимыми для повышения уровня информационных технологий в банковском секторе.

Электронная банковская деятельность здесь имеет свою специфику. Как признают арабские банкиры, доля населения, имеющего доступ к Интернету, в этих странах очень невысока по сравнению с западными государствами и даже с Восточной Европой, а сам Интернет в ряде стран, особенно Саудовской Аравии, находится под жестким государственным контролем. Зато среди пользователей Интернета очень высока доля тех, кто совершает через него банковские операции.

Развитие электронной банковской деятельности также, в некоторой степени, представляет собой элемент "защитной" стратегии банков региона, так как через три года вступившие в ВТО Кувейт, Бахрейн, Катар и ОАЭ, члены Совета по сотрудничеству стран Персидского залива, столкнутся с более жесткой конкуренцией со стороны глобальных финансовых институтов. На 2003 год в этих государствах запланировано введение соответствующих стандартам ВТО положений по финансовым услугам, в результате чего они должны будут открыть иностранным банкам доступ на местные рынки. Впрочем, западные банки уже и в настоящее время, без фактического присутствия на рынке, доминируют в области инвестиционных и корпоративных услуг в регионе Персидского залива.

Большинство арабских банкиров (если не сказать – все) уверены, что открытие рынка будет способствовать оттоку арабских средств за границу. Единственная возможность противостоять этой тенденции заключается в создании конкурентных условий деятельности местных банков. Как говорят местные специалисты, чтобы не проиграть борьбу зарубежным конкурентам, необходимо предоставлять клиентам такие же ассортимент и качество услуг, так что Интернету принадлежит в этом соперничестве одно из первых мест, ибо электронный бизнес часто рассматривается международными банками как дешевое (по сравнению с поглощениями) средство "захвата" доли рынка в новых странах.

Центральные банки, со своей стороны, намерены стимулировать инвестиции финансовых институтов в развитие электронной банковской деятельности. К примеру, Бахрейн активно стремится добиться признания в качестве регионального центра Интернет-бизнеса, а Дубай инвестировал миллионы долларов в создание международного центра информационных технологий.

В первую очередь, планируется развивать розничные электронные банковские услуги. Однако наибольшим достижением этого года, скорее всего, станет создание ведущими региональными банками панарабского торгового предпринимательского (business-to-business) Интернет-портала. Этот проект находится на последней стадии разработки; в нем принимают участие такие известные арабские банки как National Bank of Kuwait (NBK), National Bank of Dubai, National Bank of Abu Dhabi, Saudi American Bank, Arab Bank и Commercial International Bank. Привлечен к его реализации и американский Citibank, также осуществляющий деятельность в регионе. Как выразился Ибрахим Дабдуб, исполнительный директор NBK, "цель данного проекта – достижение соответствия требованиям наших корпоративных клиентов, которым необходим надежный и поддерживаемый банками механизм осуществления платежей, в частности, по экспортно-импортным операциям; в будущем, а мы в этом уверены, появится множество сайтов, подобных разрабатываемому нами".

Интернет-услуги

в розницу

Однако бизнес-порталы – это, все-таки, дело будущего, а пока банки региона заняты, в первую очередь, розничными операциями в киберпространстве. Чем больше финансовых институтов осваивают это направление, тем быстрее приходится проворачиваться остальным, тем более что среди клиентуры электронных банков преобладают обеспеченные молодые люди в возрасте до 25 лет.

В настоящее время уже пять ведущих банков ОАЭ предлагают Интернет-услуги. Первым среди них стал Emirates Bank International (EBI), создавший собственную Интернет-платформу в 1995 году. По мнению местных специалистов, это направление очень перспективно, так как правительство страны охотно финансирует внедрение информационных технологий, а в школах, колледжах и университетах преподается компьютерная грамота. Как говорит Абдельшахур Тахлак, помощник руководителя электронного подразделения в National Bank of Dubai, все это помогает создать критическую массу Интернет-клиентов в стране.

Особенно жесткая конкуренция ожидается в Саудовской Аравии, где использование Интернета было официально разрешено лишь 18 месяцев назад и на текущий момент лишь два банка – National Commercial Bank и Arab National Bank – предоставляют Интернет-услуги на потенциально крупнейшем рынке региона.

В Кувейте первым банком, начавшим в январе 2000 года предоставлять Интренет-услуги, стал NBK. В течение следующих 14 месяцев на его сайте Watani Online зарегистрировалось 24 тыс. клиентов, что составило 8% клиентской базы, среднемесячный прирост – 1.5 тыс. клиентов. Кроме того, NBK стал первым банком в регионе, предложившим электронные брокерские услуги. К будущему году банк планирует увеличить долю пользователей Интернет-услуг до 14% клиентской базы. Руководство банка уделяет Интернету большое внимание при выработке стратегии развития. По словам Ибрахима Дабдуба, Интернет – очень важный канал сбыта финансовых продуктов наряду с банкоматами и обслуживанием по телефону, а его широкое применение позволит добиться пятикратного роста доходов при сокращении сети отделений в 2 раза.

Другой банк страны, Burgan Bank, который пока не представлен за пределами Кувейта, рассматривает электронную банковскую деятельность в качестве инструмента для выхода на региональный и международный рынки. С этой целью он создал обособленное электронное подразделение BeeBank для работы в странах Персидского залива.

Впрочем, даже самые горячие сторонники Интернет-банкинга признают, что этот вид услуг никогда не сможет заменить традиционную сеть отделений, в которых клиент сможет общаться непосредственно со своим менеджером. Некоторые банкиры относятся к Интернету еще более скептически, считая, что проблемы обеспечения безопасности, незначительный размер рынка и затраты на техническое развитие не сопоставимы с потенциальной прибыльностью в этом секторе.

В самом деле, как признает Абдельшахур Тахлак, неверие в безопасность Интернет-услуг представляет собой главное препятствие для развития этого вида деятельности в регионе. Многие местные банки невелики, ориентируются на местную клиентуру и не характеризуются высокой устойчивостью. Поэтому клиенты, не слишком доверяющие региональным финансовым институтам, пока не испытывают особого желания осуществлять операции через еще менее знакомый им Интернет.

Есть также и иные проблемы. К примеру, несмотря на проводимые усовершенствования, техническая инфраструктура региона довольно слабо развита. Многих потенциальных клиентов удерживает высокая стоимость подключения к сети. Так, год назад среднемесячная плата пользователя Интернета составляла $100 и лишь недавно сократилась до $70. Не меньшее значение имеют отсутствие информации о регионе или незначительное количество в сети сайтов на арабском языке.

Трансформация

экс-оффшора

Но Интернет уже самим фактом своего существования способствует кардинальным изменениям в финансовом секторе региона. Например, довольно заметные перемены произошли в Бахрейне, долгие годы выполнявшем роль регионального центра оффшорного банковского бизнеса.

Об этом свидетельствует обошедшееся в $30 млн. строительство нового офиса регионального подразделения Citibank в самом престижном районе столицы Бахрейна, показывающее, что эта страна постепенно отходит от своего имиджа оффшорной зоны, усиленно развивая инвестиционный и исламский банковский бизнес.

Большие перемены наблюдаются и в крупных региональных банках, базирующихся в Бахрейне: Gulf International Bank (GIB) и Arab Banking Corporation (ABC). Ведущие розничные банки страны, такие как National Bank of Bahrain (NBB) и Bank of Bahrain and Kuwait (BBK), ищут возможности слияния и заключения партнерских соглашений с другими финансовыми институтами страны с целью достижения таких размеров активов и масштабов деятельности, которые позволят им конкурировать в новых условиях и инвестировать в новые технологии.

Несмотря на то что положение в финансовом секторе Бахрейна выглядит достаточно неопределенным из-за экономического спада в США и Западной Европе, местные банкиры оптимистично настроены относительно перспектив развития региона. Как высказался Альберт Киттане, генеральный директор BMB Investment Bank, "обычно в регионе наблюдается подъем в то время как на Западе происходит спад; у нас будут прекрасные перспективы, если цены на нефть останутся выше $20 за баррель".

Еще одна причина для оптимизма в том, что в Бахрейне начался период политической, социальной и экономической трансформации. Утвержден курс на демократизацию, политическое лидерство становится более восприимчивым, политические заключенные освобождены, а экономическая политика отличается большим динамизмом. Закончился длившийся десятилетие спор между Бахрейном и Катаром относительно права собственности на Хаварские острова, обе страны согласились принять решение Международного суда. Уже налажено экономическое сотрудничество между странами, запланировано сооружение дамбы.

Международные банкиры, работающие в Бахрейне, считают, что недавние изменения в политике государства, а также создание Совета по экономическому развитию с целью координации зарубежного инвестирования сделают страну более привлекательной для иностранных корпораций и банков.

Эти перемены совершенно необходимы, поскольку Бахрейн, который в течение двух десятилетий был традиционным местом размещения региональных представительств иностранных компаний, начал утрачивать свой привилегированный статус. Другие территории, и в первую очередь – Дубай, вышли в этом отношении на первый план за счет модернизации инфраструктуры и активной рекламы. На фоне кипучей деятельности Дубая правительство Бахрейна отличалось инертностью и нерешительностью. В результате позиции ведущего оффшорного центра в регионе были безвозвратно утеряны, и дальнейшее развитие финансового сектора страны должно происходить на новой основе.

Выход был найден во внедрении новых правил и стандартов, сравнимых с западными. Бахрейн стал первым государством в регионе, публикующим полные экономические статистические данные и выносящим процедуру формирования бюджета на общее обсуждение. Среди экономических инициатив стоит упомянуть об утверждении первого в регионе закона против отмывания денег, а также определении приоритетных для Бахрейна секторов экономики, таких как здравоохранение и информационные технологии.

Совет по экономическому развитию Бахрейна, в который входят высшие по должности члены правительства и представители частного сектора, ставит своей целью формирование передовой инвестиционной стратегии и облегчение прохождения иностранными инвесторами этапов бюрократической цепочки при осуществлении своей деятельности.

Финансовый сектор будет обслуживать, в первую очередь, местную экономику. В настоящее время в стране осуществляют деятельность более 180 финансовых институтов. Прирост числа инвестиционных и исламских банков сполна компенсировал сокращение количества оффшорных банков, отчасти вызванное слияниями ряда международных институтов. Сейчас в Бахрейне работают 47 оффшорных банков, что составляет лишь немногим более половины их количества в средине 80-х. Однако объем активов, принадлежащих оставшимся банкам, остается стабильным и превышает $90 млрд.

Некоторые западные финансовые специалисты пытаются отнести Бахрейн к категории налоговых гаваней, однако в самом Бахрейне это категорически отрицается. Как говорят представители правительства, в государстве отсутствует какой-либо корпоративный налог для физических или юридических лиц, независимо от того, работают они в стране или за ее пределами. Таким образом, имея оффшорный статус, компании не получают каких-либо налоговых выгод.

Действительно, деятельность оффшорных банков в Бахрейне имеет мало общего с традиционными оффшорными зонами, которые используются, в первую очередь, для минимизации налогообложения богатых частных лиц. Международные банки используют Бахрейн как базу для деятельности в странах Персидского залива. Как говорит один американский банкир, "открывая банк в Манаме, вы, по сути, приобретаете региональную банковскую лицензию".

Переходная стратегия

Изменения в финансовом секторе Бахрейна оказывают значительное воздействие и на деятельность банков, находящихся в совместной собственности нескольких государств региона. Один из двух таких институтов, Arab Banking Corporation (ABC), был создан в начале 80-х годов Ливией, Кувейтом и ОАЭ и стал первым банком региона с активами свыше $1 млрд. Масштабы его деятельности стремительно увеличились за счет накопления межбанковских депозитов и кредитования стран Латинской Америки в средине 80-х годов. Впоследствии это обернулось для него значительными потерями вследствие латиноамериканского долгового кризиса. Спустя десять лет банк столкнулся с аналогичными проблемами, вызванными большими объемами инвестирования в страны Восточной Азии. В настоящее время банк переориентировался на розничный сектор арабских стран, планируя получить доступ к недорогим источникам финансирования. Банк имеет свои филиалы в Иордании, Алжире и Тунисе и теперь обсуждает возможности поглощений в странах Персидского залива. Аналитики ожидают, что для финансирования дальнейших приобретений банк продаст часть своих зарубежных подразделений, начиная с испанского.

Инвестиционный банк GIB, находящийся в совместной собственности шести стран Совета сотрудничества государств Персидского залива, и базирующаяся в Кувейте международная Gulf Investment Corporation (GIC), которой принадлежат 72% акций GIB, находятся "на перепутье". Уже несколько месяцев на повестке дня стоит вопрос приватизации обоих этих институтов, но ни сроки, ни механизм проведения этой операции еще не определены. Совместно эти два финансовых учреждения имеют рыночную капитализацию более $2.5 млрд., а совокупный объем их активов составляет $20 млрд. По словам бахрейнских банкиров, по GIB уже достигнуто соглашение, однако пока не решен вопрос о том, будут ли акции банка предложены на местном и международном рынках или же доля банка будет продана стратегическому инвестору. Основная проблема с GIC заключается в сложности достижения политического консенсуса между шестью странами Совета сотрудничества.

Деятельность инвестиционных банков развивалась в Бахрейне на протяжении последних десяти лет. Однако арабские инвесторы, справедливо беспокоясь по поводу нестабильности региональных фондовых бирж, предпочитают размещать свои активы на международных рынках. Некоторые инвестиционные банки, фокусируя свою деятельность на международных ценных бумагах, работают достаточно эффективно. К примеру, прибыль TAIB Bank возросла за минувший год до $15.5 млн. несмотря на сложные условия на мировом рынке.

В то же время Bahrain International Bank пережил снижение чистой прибыли на $30 млн. – до всего $313 тыс., в результате чего банк был вынужден приостановить выплату дивидендов. Причиной этого было падение цен на акции технологических компаний, в которые он вкладывал средства.

Рост количества институтов, занимающихся исламским банковским бизнесом, четко свидетельствует о диверсификации в банковском секторе страны. Бахрейн сделал попытку привлечь исламские банки, имеющие большую часть клиентов в Саудовской Аравии. Поскольку требования растут и арабские инвесторы желают инвестировать свои активы не только в соответствии с их религиозными принципами, но и выгодно, международные банки, такие как Citibank и другие, а также местные институты учреждают в регионе дочерние "исламские" подразделения.

В связи с этим Bahrain Monetary Agency (центральный банк) разрабатывает новые требования в части достаточности капитала для исламских банков, кроме того, новые правила будут включать положения об управлении рисками, которые не регулируются нормативами Базельского комитета по достаточности собственного капитала.

Наталья Коноваленко,
по материалам
Euromoney

 
© агенство "Стандарт"