журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Банковские стратегии

Новые рыночные страны

ОФФШОРНЫЕ БАНКИ

БАНКОВСКИЙ СЕКТОР

ЭЛЕКТРОННЫЕ ДЕНЬГИ

ИНТЕРНЕТ-БАНКИ

Банковская деятельность

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №7, 2001

Новые рыночные страны

Банковская перестройка в Северо-Восточной Азии

Изменение экономических условий заставляет банки Китая, Гонконга и Южной Кореи разрабатывать новые стратегии развития

По-видимому, странам азиатского региона после четырех лет лихорадочных попыток выйти из кризиса следует приготовиться к новым финансовым потрясениям. Наблюдаемое снижение прироста валового внутреннего продукта в большинстве государств Юго-Восточной Азии ставит под сомнение эффективность проведенных за эти годы реформ. Западные финансовые аналитики опасаются, что кажущиеся улучшение и стабилизация экономики этих стран на самом деле окажутся всего лишь частичными или же вообще иллюзорными, не отражаясь на уровне жизни населения. Проблемы наблюдаются и в более благополучных государствах на северо-востоке Азии – в Китае (плюс Гонконг) и Южной Корее. По последним прогнозам, прирост валового внутреннего продукта в странах Северо-Восточной Азии снизится от 8.1% в 2000 году до 5.6% в нынешнем. В целом такой уровень прироста мог бы вызвать зависть большинства стран с развитой рыночной экономикой, но, учитывая быстрый рост населения азиатских стран, он оказывается недостаточным, чтобы обеспечить здесь высокие жизненные стандарты.

Китай:

экономический эффект взвешенной политики

По мнению западных обозревателей, для дальнейшего успешного продвижения по пути к рыночной экономике китайским финансовым институтам нужно улучшить качество корпоративного управления, ужесточить кредитную политику и повысить прозрачность, т.е. гарантировать доступность для наблюдения со стороны иностранных инвесторов.

Свои главные надежды на внедрение новых принципов ведения банковского бизнеса китайское правительство возлагает на один из крупнейших коммерческих банков страны – Bank of China. Стремясь привлечь иностранных инвесторов и, таким образом, выйти на новый уровень корпоративного управления, Bank of China намерен организовать первоначальное публичное предложение принадлежащих ему акций гонконгского банка и китайской телекоммуникационной компании на общую сумму от $10 млрд. до $15 млрд. Такие мероприятия носят, скорее, политический, чем коммерческий характер, так как, по мнению финансовых аналитиков, благодаря низким расходам и поддержке правительства на местном, китайском, рынке банки могли бы получить ту же прибыль с меньшими затратами.

Курс китайского банковского сектора на рыночную экономику встречают поддержку со стороны потенциальных инвесторов. В последние годы крупнейшие мировые инвестиционные банки, как, например, Merrill Lynch, видят в Китае многообещающий рынок, позволяющий его участникам ставить перед собой долгосрочные цели. В 1999 году Китай получил прямые иностранные инвестиции на общую сумму $39 млрд., тогда как на всю Юго-Восточную Азию пришлось менее $7 млрд. По совокупному объему прямых иностранных инвестиций ($350 млрд.) Китай сейчас занимает третье место в мире после Великобритании и США. Впрочем, снижение курсов валют стран Азии по отношению к американскому доллару грозит сокращением объема внутрирегиональных инвестиций, составляющих немалую часть в данных $350 млрд.

Гонконг:

изменение структуры

доходов

Сегодня финансовый сектор Гонконга, как правило, оцениваемый как многообещающий и относительно стабильный на фоне ослабленных кризисом 1997 года стран Азии, вызывает некоторое беспокойство иностранных инвесторов в отношении его будущего. В самом деле, доходы от предоставления кредитов, операций с закладными и некоторых других видов финансовых услуг, предоставляемых гонконгскими банками, за последний год хотя и не упали, но и не возросли. Аналитики предсказывают также снижение притока депозитов. Впрочем, на данном этапе гонконгские банки все еще оцениваются ими как в высшей степени прибыльные предприятия.

Согласно данным рейтингового агентства Duff&Phelps, выполнившего исследование для Fitch IBCA, наиболее крупные из гонконгских банков в прошлом году зарегистрировали прирост чистой прибыли, в среднем, на 26%. Однако эксперты затрудняются предсказать, как долго гонконгским банкам удастся удерживаться на достигнутом уровне доходов.

Добрые старые времена, когда корпоративные займы и операции с закладными обеспечивали стабильный доход, ушли в небытие, унесенные азиатским финансовым кризисом 1997 года. Теперь гонконгские банки оказались вынужденными выбирать между необходимостью предоставлять более качественные и дорогие услуги, но требующие высокой квалификации (например, управление активами, создание пенсионных фондов и трастов), и перспективой снижения доходов.

Повышение качества услуг, однако, может оказаться длительным процессом. При ожидаемом снижении темпов экономического роста от 10.5% в 2000 году до 4% в 2001-м банки предпочитают обеспечивать себе рост доходов за счет сокращения затрат.

По мнению аналитиков, в ближайшем будущем прирост доходов неизбежно замедлится. Общий объем кредитов в банковской системе Гонконга уже снизился на 12.5% в прошлом году. Кредиты местных банков за пределы Гонконга упали на 40%, тогда как объем займов на внутреннем рынке возрос всего лишь на 2.3%. Но даже и выдаваемые банками в настоящее время кредиты предоставляются ими по более низкой ставке вследствие жесткой конкуренции в этой сфере, вызванной агрессивной кредитной политикой банков материкового Китая, стремящихся к захвату части гонконгского рынка.

Сложная ситуация на рынке кредитов заставляет банки пересматривать роль непроцентной прибыли в общем объеме доходов. Пока что ее доля в доходах гонконгских банков составляет 22% по сравнению, например, с 40% в Великобритании. Наиболее весомую роль среди источников непроцентной прибыли играет управление частным и семейным капиталом. Однако более активное предоставление таких услуг потребует солидных инвестиций в технологии и обширной торговли ценными бумагами, а также довольно дорогостоящей рекламной кампании, что небольшие банки выполнить не в силах.

Но даже и большим финансовым институтам Гонконга придется в течение нескольких последующих лет перетерпеть период снижения доходов и увеличения расходов, пока новая, более совершенная система, в данный период только пребывающая в стадии разработки, начнет приносить свои плоды.

Южная Корея:

новые заботы

новых лидеров

Возрождение финансового сектора Южной Кореи связывается с двумя крупнейшими банками страны – Kookmin и Korea First Bank. Однако для этого им придется пересмотреть и несколько видоизменить свою стратегию. Kookmin намеревается приобрести 1 ноября 2001 года другой крупный корейский банк – Housing & Commercial Bank. Объединенный финансовый институт, примерно, 60-тый в мире по объему активов, станет самым крупным банком страны, а его клиентская база будет включать половину из 46 млн. населения Южной Кореи. Оба банка значатся в числе наиболее прибыльных в стране: в прошлом году прирост прибыли H&CB составил 22%, а у Kookmin – 17.9%.

Традиционно оба участника этой сделки занимались преимущественно розничной банковской деятельностью и после слияния намерены расширить спектр предоставляемых услуг. Полагаясь на помощь двух своих самых крупных иностранных инвесторов – Goldman Sachs и ING Group, банки собираются дополнить группу инвестиционным и страховым подразделениями.

Однако на пути совместной деятельности Kookmin и H&CB ожидают также немалые трудности. Примерно, половину объема кредитного портфеля новообразовавшегося банка будут составлять корпоративные займы, выданные малым и средним компаниям. В ходе намечающегося нового экономического спада в Южной Корее часть из них неизбежно перейдет в категорию безнадежных долгов и будет подлежать списанию, что, конечно же, негативно отразится на доходах банка.

Другой вопрос, решения которого с обоснованным интересом ожидают потенциальные инвесторы и финансовые эксперты, – выбор руководителя нового банка. Генеральный президент Kookmin, кажется, имеет больше шансов, так как он представляет более крупного партнера в сделке. Однако, принимая во внимание, что Kookmin довольно часто подвергается критике за меньшую, чем в H&CB, прозрачность и открытость, назначение его президента главой нового банка может подорвать доверие инвесторов. Поэтому аналитики предпочитают, чтобы президентом стал Ким Ен Тай, руководитель H&CB, внедривший в своем банке строгую систему контроля предоставления кредитов.

Другим опасным моментом может быть негативная реакция служащих, уже пытавшихся в декабре 2000 года заблокировать решение о слиянии, которое должно привести к сокращению персонала.

Korea First Bank, самый крупный банк Кореи, принадлежащий иностранному владельцу, мог бы служить Kookmin образцом для подражания. Подвергшийся одним из первых национализации во время кризиса 1997 года, он был продан в январе 2000 года американскому фонду Newbridge Capital. Под руководством нового президента, бывшего американского банкира Уилфреда Хори, Korea First Bank завоевал репутацию в высшей степени независимого банка, твердо защищающего свое право самостоятельно принимать решения о предоставлении кредитов корейским компаниям и не нуждающегося в советах правительства.

Вызванные таким поведением критика и обвинения в эгоизме со стороны некоторых официальных лиц не мешают Уилфреду Хори и далее предпринимать решительные меры для того, чтобы перевести свой банк из сферы корпоративных займов на рынок розничной банковской деятельности, обеспечивающий более высокий доход. Такая политика уже дала более чем заметные результаты: из убыточного банка с потерями в 1000 млрд. вон Korea First Bank в 1999 году превратился в прибыльный; ожидаемый в этом году доход – 400 млрд. вон ($310 млн.).

Следующим испытанием для Korea First Bank станет конкуренция со стороны более крупного Kookmin на рынке розничной банковской деятельности. Для успешной конкуренции обоим банкам придется существенно расширить спектр предлагаемых услуг и повысить их качество.

Оксана Павлова,
по материалам
Financial Times

 
© агенство "Стандарт"