журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

ПРОИЗВОДСТВО

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №8, 2001
Приложения к статье
Цены на кобальт на мировом рынке, $/фунт

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

Рынку кобальта требуется больше динамики

Выпуск этого металла в ближайшие годы должен резко возрасти, поэтому производители заняты поиском новых областей его применения

В последние несколько лет цены на мировом рынке кобальта отличались высокой нестабильностью. С 1999 до середины 2001 года стоимость металла чистоты 99,3% колебалась между $7 и $22 за фунт, а подъемы и спады сменялись с периодичностью в два-три месяца. Однако, при этом, общая тенденция на рынке кобальта идет к постепенному снижению цен. Установленная в феврале 1995 года индикативная цена в $27,50 за фунт за кобальт африканского происхождения воспринимается сегодня как анахронизм. В ближайшие годы спад на рынке кобальта может получить новое ускорение. Благодаря реализации ряда проектов с предполагаемой добычей кобальта в качестве побочного продукта предложение этого металла на мировом рынке возрастет, так что на первый план сегодня выходит необходимость стимулирования спроса.

В настоящее время глобальное потребление кобальта составляет около 35 тыс. т в год. Этот металл используется в химической промышленности, при производстве красителей, источников тока, магнитов. Кроме того, кобальт применяется в процессе изготовления суперсплавов, предназначенных для работы в экстремальных условиях высоких температур и агрессивной среды. Основная область их потребления – турбины электростанций и реактивные авиационные двигатели.

В последние несколько лет спрос на кобальт стремительно поднимался за счет его использования в электронике. По данным Cobalt Development Institute (CDI), с 1993 по 1999 год потребление этого металла в мини-аккумуляторах, особенно литийионных, которыми оснащаются мобильные телефоны и компьютеры-лэптопы (см. ММ № 3), возросло от около 400 до 3800 т в год. Однако сегодня былая сила обернулась слабостью. Из-за экономического спада в США и длительной депрессии в Японии спрос на бытовую электронику резко сократился. По оценке Metal Bulletin Research, производство электронных компонентов в Японии в первом квартале 2001 года снизилось на 30-40% по сравнению с тем же периодом прошлого года.

Специалисты пока не берутся давать прогнозы относительно перспектив использования кобальта в секторе производства источников тока. По их мнению, существует риск того, что постоянные скачки цен стимулируют потребителей к поиску замены этому металлу. Ситуация на данном рынке достаточно неопределенная, создание новых технологий идет высокими темпами, так что последнее слово здесь еще не сказано.

Экономический спад в развитых странах негативно отразился и на химической отрасли (включая производство красителей), на которую приходится порядка 30% глобального потребления кобальта. Некоторые американские и европейские компании этого сектора работают сейчас на 40-50% плановой мощности и в ближайшие месяцы не намерены существенно расширять объем выпуска.

Наиболее стабильным выглядит положение кобальта высокой чистоты, используемого в производстве суперсплавов. После некоторого спада в 1998-2000 годах мировая авиастроительная отрасль снова набирает обороты. В развитых странах идет на подъем производство гражданских самолетов (даже в США, по оценке Aerospace Industry Association, их выпуск в этом году составит 3827 шт. против 3779 в 2000-м), к тому же, подъем спроса на кобальт обещают и различные программы в области обновления парка военной авиации. В частности, если США начнут реализацию широкомасштабного проекта оснащения ВВС истребителями нового поколения, спрос на кобальт в стране может увеличиться до такой степени, что этот металл вновь может быть возвращен в категорию стратегического сырья. В настоящее время Пентагон проводит распродажу своих запасов кобальта через аукционы Defense Logistics Agency (DLA). В последние годы здесь продавалось, в среднем, по 2,4-2,6 тыс. т кобальта, и исчезновение этого источника может оказать значительное влияние на американский рынок этого металла.

Еще один благоприятный для кобальта фактор отражен в другой программе американского правительства. Чтобы снизить зависимость страны от импорта энергоносителей и предотвратить новые энергетические кризисы, подобные прошлогоднему, администрация президента Буша планирует развернуть строительство новых электростанций, в турбинах которых применяются суперсплавы с содержанием кобальта. Если эта программа будет реализована (а реальной альтернативы ей просто не существует), доля потребления кобальта, приходящаяся на суперсплавы, имеет солидный шанс возрасти по сравнению с сегодняшними 25-27%. Правда, при этом следует учитывать, что увеличен будет спрос, в первую очередь, на высококачественный металл.

Однако в совокупности все данные факторы характеризуют достаточно умеренный рост спроса на кобальт в ближайшие несколько лет. В то же время, предложение этого металла на мировом рынке может вскоре увеличиться в намного более значительной степени. Это связано, в первую очередь, с изменениями в структуре производства такого металла.

В последнюю четверть века Африка, когда-то поставлявшая на мировой рынок более 70% кобальта, утратила свою роль. Если в 1978 году приостановление на несколько месяцев добычи кобальта в Заире (теперь ДР Конго) приводило к острейшему дефициту, подъему цен до $40 за фунт и почти двукратному сужению спроса, то теперь периодически возникающие у африканских производителей проблемы с обеспечением поставок вызывают, в лучшем случае, кратковременные повышения цен. Сейчас крупнейшим экспортером кобальта становится Австралия, а в ближайшие годы доля этого региона на мировом рынке должна еще увеличиться.

Это связано с характерными для кобальта другими изменениями. Двадцать лет назад этот металл извлекался, главным образом, из медных руд. В 1981 году на данный источник приходилось 73,5% мирового производства. К 2000 году эта доля упала до 43,5%, в то же время соответственно повысилось значение никелевых руд. В том же 2000 году 41,8% глобального производства кобальта попадало на мировой рынок в качестве побочной продукции никелевых комбинатов (в 1981 году – 26,5%).

С никелем связано и вероятное нарушение баланса спроса и предложения на рынке кобальта в ближайшие годы. Речь идет о новой технологии кислотного выщелачивания под давлением (PAL), позволяющей извлекать никель и попутный кобальт из относительно бедных латеритных руд. Себестоимость добычи металла по этой технологии существенно ниже, чем при традиционных методах переработки сульфидных руд. Три таких проекта были реализованы в Австралии в 1999 году при совокупной плановой мощности около 5 тыс. т кобальта в год.

Правда, все эти комбинаты до сих пор никак не могут выйти на нее. Самый крупный объект, Murrin Murrin, в апреле-мае 2001 года работал едва с 65%-ной загрузкой, выпуская не более 180 т кобальта в месяц при проектном показателе порядка 230 т. По самым оптимистичным предположениям, выход на плановую мощность ожидается не ранее середины 2002 года: через два с половиной года после запуска. Два других комбината, Bulong и Cawse, работают более эфективно, однако постоянно сталкиваются с техническими и финансовыми проблемами, а компании, которым принадлежат объекты, продолжают нести убытки. В марте 2001 года Centaur Mining & Exploration, которой принадлежит Cawse, даже обратилась в суд с просьбой о защите от банкротства.

Тем не менее, латеритные проекты остаются крупнейшей угрозой для мирового рынка кобальта. По мнению специалистов, производители усвоили уроки, преподанные тремя австралийскими предприятиями, так что новое поколение заводов, работающих по технологии PAL, не повторит их промахов, устранив недостатки. Правда, не совсем ясно, где и когда будут построены новые комбинаты такого типа.

По состоянию на сегодняшний день, в наиболее продвинутой стадии находятся проекты Goro в Новой Каледонии (корпорация Inco, Канада) и Ravensthorpe в Западной Австралии (Billiton, Великобритания). В первом случае построен пилотный завод стоимостью $50 млн., где идет отработка технологии. Inco ждет разрешения властей Новой Каледонии (заморского департамента Франции) на начало строительства. Предполагается, что комбинат стоимостью $1,6 млрд. и производительностью 55 тыс. т никеля и 5,4 тыс. т кобальта в год будет введен в строй в 2005 году. Австралийский проект уже прошел большую часть подготовительных этапов и с 2003 года на комбинате ежегодно планируется производить по 35 тыс. т никеля и 1,3 тыс. т кобальта.

На разных стадиях подготовки находятся еще несколько проектов в Австралии, Канаде и Юго-Восточной Азии, готовится расширять добычу кобальта и Китай, сегодняшний импортер этого металла. По оценке специалистов швейцарского банка UBS Warburg, реализация хотя бы большинства из них расширит годовой объем производства кобальта на 25 тыс. т по сравнению с нынешним уровнем. Правда, стоит отметить, что в технологии PAL добыча попутного кобальта играет значительную роль в окупаемости проекта, так что ситуация с неэластичным наращиванием производства, независимо от текущих цен, возникнуть не должна.

Однако наращивание выпуска кобальта в любом случае грозит падением цен. По оценке Metal Bulletin Research, средний уровень цен на этот металл высокой чистоты в текущем году будет равен около $12 за фунт, но в дальнейшем его стоимость может существенно снизиться. Как считают специалисты, единственный выход из создавшейся ситуации – разработка новых материалов с содержанием кобальта и поиск дополнительных сфер его применения.

Для производителей кобальта эта задача, впрочем, не новая. Во время скачка цен в 1978 году потребители, в частности производители магнитов, заменили кобальт менее дорогими или более стабильными (в смысле равномерности поставок) материалами, что заставило экспортеров продукции из этого металла заняться внедрением инноваций. Эта традиция соблюдается до сих пор. В частности, компания OMG, производящая более 250 видов кобальтовых продуктов, разработала большую часть из них в течение последних пяти лет. Наибольшие надежды возлагаются на сферу перспективных технологий, где постоянно проходит процесс разработки и внедрения новых материалов. Кроме того, чем уникальнее область использования таких материалов, тем меньше вероятность их скорой замены.

Виталий Шимкович,
по материалам
Metal Bulletin Monthly,
Metal Bulletin, Financial Times

 
© агенство "Стандарт"