журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

ПРОИЗВОДСТВО

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №8, 2001
Приложения к статье
График 1. Аллюминий
График 2. Цены на алюминиевый сплав на Лондонской бирже металлов, $/т
График 3. Медь
График 4. Ниекль
График 5. Цинк
График 6. Свинец
График 7. Олово

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

Обзор рынка базовых цветных металлов: 1 июля – 15 августа

В середине лета мировой рынок цветных металлов оказался в тупике. Экономический кризис, овладевший США и дополненный снижением темпов роста практически во всех развитых странах, соединился с сезонным спадом деловой активности, что сделало рынок более уязвимым перед спекулянтами. Результатом такого смешения – новое падение цен, отбросившее большинство цветных металлов на самый низкий уровень за последние несколько лет. Рекордсменом со знаком минус здесь оказалось олово, упавшее до менее $4000 за т, чего не наблюдалось ни разу, с тех пор как им стали торговать на Лондонской бирже металлов (ЛБМ). И, что особенно неприятно, падение объясняется, главным образом, фундаментальными факторами спроса и предложения: свинец, для которого они в настоящее время складываются благоприятно, не только не упал вновь, но и несколько возрос в цене за июль. Однако на рынках других металлов ситуация достаточно безотрадна. Единственное, на что могут рассчитывать их экспортеры в обозримом будущем, так это на сезонный рост закупок в сентябре, когда покупатели начнут возвращаться на рынок. Впрочем, это позволит лишь на время затормозить спад. Для того чтобы решительно повернуть движение цен вспять, требуется возобновление экономического роста в развитых странах, чего, скорее всего, не произойдет до конца года.

Алюминий:

невидимый дефицит

В начале августа цены на алюминий на ЛБМ впервые с июля 1999 года опустились до менее $1400 за т по трехмесячному контракту, потеряв за две недели более $50 за т. Большинство экспортеров восприняли это падение с нескрываемым разочарованием, поскольку развитие событий в первой половине месяца, казалось, не обещало подобных неприятностей. В начале июля алюминий, пользовавшийся в то время немалой популярностью со стороны инвестиционных фондов, приподнялся в цене до более $1460 за т, зародив надежду на стабилизацию. Крупная лондонская трейдерская компания Scotia Mocatta даже обнародовала прогноз, согласно которому в ближайшие месяцы стоимость алюминия на бирже будет находиться в рамках $1440-1470 за т, а скачки вверх или вниз будут экстренно гаситься.

Тем не менее, оптимисты в данном случае ошиблись. Во второй половине июля спекулянты начали "сбрасывать" цветные металлы, и новый спад, начавшись с меди, быстро распространился на алюминий. Реальный спрос, при этом, находился на столь микроскопическом уровне, что не мог противостоять падению. Потребители первичного алюминия, сами испытывающие серьезные проблемы со сбытом собственной продукции, не ощущали ни малейшего желания приобретать металл про запас, пусть даже и по рекордно низким ценам.

Между тем, несмотря на падение спроса на алюминий в развитых странах избытка на рынке вовсе не наблюдается. По данным International Aluminium Institute (IAI), в первом полугодии 2001 года было выплавлено 10,28 млн. т первичного алюминия по сравнению с 10,54 млн. т за тот же период прошлого года. А специалисты канадской корпорации Alcan предсказывают на этот год дефицит первичного алюминия на уровне 330 тыс. т, оценивая его производство в 19,45 млн. т и потребление – в 19,78 млн. т (спад на 1,9% по сравнению с 2000 годом). Особенно значительный дефицит должен возникнуть на североамериканском рынке. В первом полугодии в этом регионе было произведено 2,63 млн. т первичного алюминия (за тот же период 2000 года – 3,09 млн. т, что на 14,9% больше), а спад годового потребления оценивается аналитиками Alcan в 5% по сравнению с прошлым годом.

Но в самих США этот дефицит совершенно не ощущается. Потребительский спрос остается на минимальном уровне, и, по выражению одного из трейдеров, слишком большому количеству металла приходится искать сбыт среди весьма незначительного числа покупателей. Некоторое повышение интереса наблюдалось только в начале июля, когда ряд компаний строительного сектора вышли на рынок, чтобы запастись металлом на третий квартал. Проявили интерес к алюминию и автомобильные корпорации. Однако уже во второй половине июля он практически полностью угас, так что все вернулось к прежнему прозябанию.

Вероятно, несколько расхолаживают потребителей периодически появляющиеся слухи о том, что некоторые компании, чьи заводы расположены на северо-западе США, готовы возобновить производство ранее ожидаемого срока. В течение 2000-2001 годов в этом районе вследствие скачка цен на электроэнергию были остановлены предприятия с совокупной мощностью по выплавке первичного алюминия в размере около 1,6 млн. т в год, и их повторный запуск ожидался не ранее конца 2002-го или даже 2003 года. Однако в конце июня 2001 года местная энергетическая компания Bonnevile Power Administration (BPA) объявила, что запланированный ею ранее рост цен на электроэнергию будет не настолько значительным, как предполагалось. Руководство BPA достигло соглашения с промышленными потребителями электроэнергии в регионе, которые согласились сузить спрос на 2 тыс. МВт, тем самым избавив BPA от необходимости покупать крайне дорогую энергию на спотовом рынке. В результате с октября 2001 года BPA повысит отпускную цену на электроэнергию "всего" на 46%, доведя ее стоимость для производителей алюминия до $30-35 за 1 МВт-ч.

Так как ранее предполагалось, что эта цена будет превышать $50 за 1 МВт-ч, на рынке немедленно появилась информация о том, что, как минимум, две компании – Golden Aluminium и Kaiser Aluminium – готовы возобновить выплавку алюминия с конца нынешнего или начала будущего года, что должно вернуть на рынок порядка 280 тыс. т алюминия в год. Правда, вскоре эти слухи были подвергнуты сомнению специалистами Alcan. Как справедливо заметили аналитики канадской корпорации, при стоимости электроэнергии в $30-35 за 1 МВт-ч производство алюминия на северо-западе США становится рентабельным тогда, когда стоимость первичного металла на бирже превышает $1600 за т. Исходя из нынешнего состояния рынка рост цен до такого уровня возможен лишь при завершении экономического спада в США и переходе американской экономики на фазу роста. Если ранее подобного события ожидали из месяца в месяц, то сегодня специалисты настроены уже менее оптимистично и не предсказывают заметного улучшения, по меньшей мере, до начала четвертого квартала, а то и конца года.

На американском спотовом рынке в течение большей части июля и первой половины августа был полный штиль. Премии по сравнению с ценами на бирже Comex еще в начале лета установились на уровне 3,5-4 цента за фунт и не обнаруживают тенденции к движению в какую-либо сторону.

В Европе активность на спотовом рынке, и без того невысокую, подавляло очередное снижение курса евро по отношению к доллару. Если продавцы пытались расширить объем продаж, чтобы получить за свой товар дорогие доллары, европейские потребители упорно воздерживались от новых закупок, немного оживившись лишь в августе, когда спад биржевых цен до менее $1400 за т улучшил для них условия сделок.

Премии за поставки западного алюминия в июле и первой половине августа изменились мало, дрейфуя около $40 за т для слитков Р1020 с неуплаченной пошлиной. В начале августа этот материал предлагался с премией в размере $38-43 за т по сравнению с ценами на ЛБМ. Тот же металл с уплаченной пошлиной котировался в Роттердаме на уровне $120-122 за т выше ЛБМ, хотя, по сообщениям трейдеров, сделки можно было заключать и с премиями на несколько долларов ниже. Российские слитки А7е были в относительном дефиците, премии на них даже незначительно поднялись: от $28-32 за т в начале июля – до $30-33 за т месяц спустя.

В Восточной Азии премии резко упали еще в июне и в последующие полтора месяца оставались на этом уровне при незначительной покупательской активности и наличии больших резервов металла на складах. В Японии спотовые сделки в июле-августе заключались из расчета премии в размере $35-40 за т по сравнению с ценами на ЛБМ, хотя форвардные премии удерживались выше $40 за т, а контракты на поставки в 2002 году заключались из расчета $50 за т и более. На корейском рынке алюминий западного производства с поставкой осенью предлагался с премией $48-50 за т, российские слитки А7 стабилизировались на уровне $40 за т; китайский алюминий торговался в широком ценовом интервале, а премии на него колебались от $20 до $30 за т при тяготении к нижней границе.

Наиболее высокими премии на западный алюминий были в Малайзии и Сингапуре, где их величина ($60-65 за т) практически не изменилась за полтора месяца. В то же время в августе индийский и китайский алюминий слегка подешевел. В начале месяца премии на поставку индийского металла находились на уровне $10-13 за т по сравнению с ценами на ЛБМ, китайского – около $8 за т.

Стоимость алюминиевого лома оказалась более стабильной, чем первичного алюминия. В значительной степени это объясняется стабильным спросом на лом в Восточной Азии и недостаточным объемом поставок, особенно в Европу. Из-за спада в обрабатывающей промышленности сократился приток нового лома, введение экспортных пошлин и прочих ограничений притормозили российских трейдеров, а относительно более благоприятные условия в Китае, Индии и Японии привлекли продавцов.

В итоге на европейском рынке снижение цен на лом оказалось незначительным по сравнению с первичным металлом. В начале августа смешанная обрезь (table) котировалась в странах ЕС дороже $1300 за т, а дисконт по сравнению с алюминием на ЛБМ порой сокращался до менее $50 за т. Сохранению цен на лом на относительно высоком уровне способствовала и стабильность на биржевом рынке алюминиевого сплава. В начале августа несмотря на спад цен на первичный алюминий сплав по-прежнему котировался на бирже на уровне около $1175 за т по трехмесячному контракту. Европейские производители благодаря высокому курсу доллара не испытывают особых проблем с экспортом сплавов, что облегчает жизнь и поставщикам лома.

На азиатском рынке алюминиевый лом за июль также потерял в цене не более $10-20 за т, но до этого он успел несколько подорожать по сравнению с предыдущим месяцем. В начале августа лом отливок tense при поставках в Китай или Гонконг предлагался на уровне $1050-1060 за т CIF, смешанный листовой лом taint/tabor – $1080-1100 за т CIF (примерно, на уровне месячной давности). Лом экструзий 6063 западного происхождения, который в первых числах июля стоил $1320-1340 за т CIF Китай или Япония, к середине месяца дошел в цене до $1350-1370 за т CIF и лишь в августе сбросил около $20 за т; только баночный лом вследствие избытка предложения обошелся без июльского скачка цен, а в августе подешевел до менее $1000 за т. Впрочем, после падения цен на первичный алюминий на бирже в начале августа и азиатские потребители лома начали оказывать значительное давление на поставщиков, в большинстве случаев добиваясь успеха.

Несколько крупных американских производителей алюминиевых сплавов (в частности, Wabash Alloys и Superior Aluminium) уже в середине июля остановили свои заводы на профилактику с намерением возобновить производство не ранее второй половины августа. Такие продолжительные каникулы объясняются, в первую очередь, падением цен на сплавы вследствие незначительного спроса. В первой половине июля стоимость наиболее массового сплава А380 даже снизилась до 61 цента за фунт, хотя производители предпринимали огромные усилия, чтобы удержаться хотя бы на 63 центах.

Цены на алюминиевый лом в США вследствие этого испытали новый спад на 1-3 цента за фунт по сравнению с концом второго квартала. Особенно сильно упали цены на стружки на западном побережье, где продолжают наращивать производство авиастроительные заводы Boeing. В конце июля и начале августа отдельные контракты заключались из расчета не более 36-38 центов за фунт. В других регионах США стоимость стружек, как правило, выше, кое-где даже превосходит 40 центов, однако сильно подешевела смешанная обрезь. В зависимости от места назначения этот вид лома котируется в интервале 46-50 центов за фунт, приближаясь к верхней границе интервала для старого листового лома и отливок. В начале августа этот сорт лома, отличающийся наиболее стабильными ценами, стоил на американском рынке около 43-46 центов за фунт.

По мнению специалистов, спад на американском рынке вторичного алюминия еще не завершен, и до конца третьего квартала как лом, так и сплав могут подешеветь еще на 1-2 цента за фунт. Как ожидается, падение должно прекратиться осенью, когда покупатели сплавов должны активизироваться, однако американский рынок алюминия за последние месяцы преподносил столько неприятных сюрпризов, что трейдеры, похоже, уже не верят в скорое улучшение ситуации.

На международном спотовом рынке глинозема в июле и, в меньшей степени, в начале августа сохранялась некоторая активность, хотя китайские компании, единственные оставшиеся спотовые покупатели, еще в первой половине года приобрели 1,58 млн. т, практически выполнив свою обычную годовую норму и вдвое превысив показатели аналогичного периода прошлого года. Как полагают многие специалисты, Китай в этом году намерен расширять производство и экспорт первичного алюминия и для этого продолжает закупки сырья. Специалисты, знакомые с вопросом, оценивают потребность китайской алюминиевой промышленности в импортном глиноземе в 2001 году в 2,8 млн. т.

Благодаря сохранению интереса со стороны китайцев стоимость глинозема на спотовом рынке в итоге остается относительно постоянной. Поставки из Австралии в Китай осуществляются по ценам около $150 за т FOB, довольно твердо придерживаясь этого уровня. Цены на глинозем ямайского производства, в то же время, не смогли сохранить стабильность, упав до $125-135 за т FOB, а организованный в июле тендер на материал венесуэльской компании Bauxilum показал результат $135 за т FOB. По мнению аналитиков, если алюминий и в дальнейшем будет продолжать падать в цене, глинозем последует за ним.

Медь:

дисбаланс растет

Летний спад на мировом рынке меди был продолжен в июле и первой половине августа. Сбросив еще порядка $100 за т по сравнению с началом третьего квартала, цены на медь на ЛБМ опустились до $1450 за т по трехмесячному контракту, чего на бирже не наблюдалось с 1999 года. Специалисты настроены пессимистически, предрекая дальнейший спад до около $1400 за т.

Медь традиционно считается промышленным металлом, и экономический кризис ударил по ней с большой силой. Американские специалисты отмечают резкий спад спроса на медь в автомобилестроении и секторе жилищного и, особенно, промышленного строительства, а европейцы жалуются на избыточные запасы готовой кабельной продукции, негативно влияющие на спрос на катодную медь. Если бы не Китай, где потребление меди за первые четыре месяца 2001 года, по данным International Copper Study Group (ICSG), возросло на 15% по сравнению с прошлым годом, ситуация на рынке была бы совсем грустной.

Однако один лишь Китай не в силах заметно поколебать складывающийся баланс спроса и предложения, тем более что в первом полугодии он импортировал всего 338 тыс. т рафинированной меди, т.е. на 14,6% меньше, чем за тот же период прошлого года. Согласно оценкам ICSG, в 2001 году производство рафинированной меди останется, приблизительно, на том же уровне, что и в 2000-м, а добыча медного концентрата возрастет на 1% – до 14,54 млн. т (в пересчете на медь). В то же время мировое потребление рафинированной меди в первые четыре месяца 2001 года снизилось на 3,4% по сравнению с прошлогодними показателями, а избыток на рынке достиг 158 тыс. т. Резервы меди на лицензионных складах ЛБМ, составлявшие в начале года 360 тыс. т, в первых числах июля превысили 500 тыс. т, а затем устремились к рубежу 600 тыс. т, поскольку производители, будучи не в силах найти сбыт на спотовом рынке, отправляют металл на биржу.

Особенно удручает специалистов то, что ведущие компании сектора пока не торопятся сокращать выпуск. Так, например, американская корпорация Phelps Dodge, второй в мире производитель меди, заявила в начале июля, что не намерена останавливать новые производственные мощности в дополнение к трем временно выводимым из строя заводам. В годовом исчислении это означает сокращение производства всего на 80 тыс. т, причем, Phelps Dodge, при этом, компенсирует их за счет собственных запасов. Ранее представители американской корпорации заявляли, что при дальнейшем падении цен прибегнут к дополнительным сокращениям выпуска, но, очевидно, заключив новое соглашение о приобретении дешевой электроэнергии, руководство Phelps Dodge решило обойтись уже запланированным снижением производства. За пределами же США высокий курс доллара позволяет экспортерам меди сохранять объемы доходов в местной валюте несмотря на падение долларовых цен, так что особых стимулов урезать выпуск у них нет.

В итоге вместо того, чтобы сокращать дисбаланс, компании сектора занимаются пересмотром собственных ценовых прогнозов. Та же Phelps Dodge снизила на 6% свои предварительные оценки стоимости меди на бирже Comex. Теперь аналитики компании полагают, что среднегодовая цена на Comex составит не более 75-80 центов за фунт ($1653-1763 за т). Компания Macquarie Research за этот год уже дважды пересматривала прогнозы; если в конце 2000 года она ожидала, что среднегодовые цены на медь в 2001 году достигнут 82,9 центов за фунт ($1827 за т), то в июле ее оценка составляет всего 73,6 центов за фунт ($1622 за т). Если в ближайшие несколько недель на рынке не произойдет перелома, не исключено, что Macquarie придется корректировать свой прогноз в третий раз.

Из-за спекулятивных игр в июле на биржевом рынке меди стоимость наличного металла время от времени превышала форвард, что делало особенно невыгодным создание запасов. Спрос на медь на спотовом рынке, и без того незначительный, упал практически до нуля во всех основных регионах. Так как предложение оставалось, при этом, достаточно высоким, премии пошли на спад. В США к началу августа их значение снизилось до около 2 центов за фунт по сравнению с ценами на Comex, тогда как в начале третьего квартала размер премий составлял порядка 2,3-2,8 центов за фунт. На европейском рынке премии на стандартную медь упали почти до нуля, и лишь наиболее удачливые трейдеры могли рассчитывать на $5 за т в Роттердаме. Премия на катодную медь "А" в первой половине августа была в Роттердаме на уровне $20-25 за т CIF по сравнению с около $30 за т в начале июля и в Ливерпуле – $35 за т, снизившись на $2-3 за т. Лишь на итальянском рынке, где активность была несколько выше, катодную медь можно было продать с премией до $38 за т по сравнению со стоимостью металла на ЛБМ.

Цены на медный лом в отличие от алюминиевого буквально рухнули в июле под влиянием спада на ЛБМ и в связи с отсутствием поддержки со стороны азиатского рынка. Китайские потребители практически полностью прекратили закупки на август-сентябрь, а в Корее и Японии заключались лишь спорадические сделки. И, если в середине июля лом меди № 1 barley при поставках в Китай мог доходить в цене до $1600 за т C&F, то в начале августа котировки на него достигли $1550-1570 C&F Гонконг. При этом, barley пользовался у потребителей большим спросом по сравнению с другими сортами. Другой сорт лома № 1, светлая проволока berry, подешевел за то же время от $1550-1560 до не более $1470-1485 за т C&F, а лом № 2 birch/cliff изменился в цене от $1420-1450 C&F Шанхай до около $1350-1410 за т C&F. Индийские потребители проявляли несколько большую активность, и цены на лом на местном рынке в июле были на $10-20 за т выше китайских, однако в августе произошло выравнивание.

Латунный лом в целом был более стабильным в цене, однако, по некоторым данным, в первой половине августа и на этом сегменте азиатского рынка произошел резкий спад. Если в середине июля лом желтой латуни honey поставлялся в Индию по ценам, достигавшим $1200 за т C&F, а обрезь label продавалась по $1400-1420 за т C&F, то три недели спустя лом lable сбавил в цене до $1300-1350 за т C&F Корея или Япония, а в отношении honey некоторые трейдеры указывают и $1150-1180 за т C&F Гонконг, другие же настаивают на том, что цены рухнули до $1060-1100 за т C&F.

В Европе наиболее резкое падение испытали более дорогие сорта. Лом berry, который в начале июля стоил $1530-1590 за т на рынке континентальной Европы и 1020-1060 ф. ст. за т в Великобритании, к середине августа упал в цене до $1430-1490 за т и 930-970 ф. ст. за т соответственно. Другие сорта медного и латунного лома подешевели в меньшей степени, сбросив за месяц около $20-30 за т в континентальной Европе и порядка 20 ф. ст. за т – на британском рынке.

Наконец, в США цены на медный лом в целом сохранили стабильность. При практически нулевом обороте трейдеры сохранили прежний уровень предложений, хотя указываемые ими котировки были, по большей части, номинальными. В соответствии с ними торговцы предлагают лом светлой проволоки № 1 по 74-75 центов за фунт, отожженную проволоку по 70-71 центов за фунт и лом № 2 – по 60-63 цента за фунт. О ценах реальных сделок не сообщается, но не исключено, что они находятся на 1-3 центов за фунт ниже прейскурантных.

Никель:

возвращение к норме

Главным событием на биржевом рынке никеля за последние полтора месяца, без сомнения, была ликвидация премии за немедленную поставку, которая продержалась на ЛБМ целых полтора года. Как правило, такая премия возникает при дефиците металла, естественного или вызванного искусственно, и обычно быстро исчезает, как только все возвращается к норме. Дефицит никеля на мировом рынке и в самом деле имел место в первой половине 2000 года, но понадобилось более 12 месяцев при почти двукратном падении цен, чтобы трейдеры смогли преодолеть инерцию.

Летний спад деловой активности вместе с падением цен на алюминий и медь потащил вниз и биржевые цены на никель. К концу первой половины августа его стоимость на ЛБМ снизилась до менее $5300 за т по трехмесячному контракту при весьма неблагоприятных ожиданиях со стороны специалистов. Впрочем, никелю еще есть куда снижаться: во время последнего спада в конце 1998-го – начале 1999 года его стоимость достигла менее $4000 за т.

Как полагают эксперты, на этот раз до таких низких цен дело вряд ли дойдет. Многие производители нержавеющей стали, особенно в Европе, рассчитывают на постепенный рост цен осенью и зимой. Кроме того, европейский рынок испытывает дефицит лома нержавеющей стали, вместо которого потребители начинают понемногу закупать никель, так что вполне вероятно, что уже во второй половине августа благодаря этому уменьшение цен на рынке никеля удастся остановить.

Тем не менее, вопрос о подъеме цен остается открытым, так как предложение никеля превышает спрос. По данным International Nickel Study Group (INSG), за первое полугодие 2001 года в мире было произведено 578 тыс. т первичного никеля (рост на 3,1% по сравнению с тем же периодом прошлого года) при объеме потребления 529,8 тыс. т (спад – на 8,6%). Резервы никеля, в прошлом году сведенные до минимума, снова начали увеличиваться. Специалисты INSG оценивают их прирост за полугодие в 20 тыс. т.

Значительный вклад в это расширение резервов внесла российская компания "Норильский никель". По сообщениям западных трейдеров, летом россияне предпочитали поставлять металл на склады, делая исключение только для нескольких крупных покупателей. Вследствие этого ненарезанные катоды российского производства оказались на европейском рынке в дефиците, а цены на них возросли до уровня первичного никеля на ЛБМ. Предложение нарезанных катодов 4х4 дюйма было более щедрым, при этом, премии, по одним данным, возросли до $60-80 за т со склада в Роттердаме, по другим, – остаются на уровне конца первого полугодия ($35-40 за т). Премии за никелевые брикеты вследствие изобилия этого материала на рынке котируются на $20-40 за т по сравнению с первичным никелем на ЛБМ.

Цинк:

на грани и за гранью

Последние 11 месяцев обернулись настоящим кошмаром для большинства производителей цинка. После того как в сентябре 2000 года цены на этот металл на ЛБМ на короткое время поднялись до $1200 за т по трехмесячному контракту, на рынке началось постепенное, но глубокое и непрерывное падение. В августе 2001 года цены не удержались еще на одном рубеже, провалившись ниже $850 за т, и специалисты не видят возможности удержать их от нового сползания вниз.

Кризис на рынке цинка имеет традиционную причину: резкий дисбаланс между спросом и предложением. Большая часть этого металла используется в мире для производства оцинкованной стали, выпуск которой во второй половине 90-х годов наращивался высокими темпами. Экономический спад в США и других развитых странах ударил, в первую очередь, по промышленному строительству, автомобильной отрасли и производству бытовой техники, т.е. по тем секторам, где потребление оцинкованной стали особенно велико. Сталелитейным компаниям в итоге пришлось сворачивать собственный выпуск, естественно, отказавшись от новых закупок цинка.

В то же время падающий спрос не был компенсирован соответствующими изменениями объема производства. Более того, китайские компании в 2001 году словно решили вспомнить свою старую роль infant terrible на мировом рынке цинка, которую они с таким "блеском" исполняли несколько лет назад, и внесли дополнительный элемент хаоса. По данным Macquarie Equities, за первое полугодие 2001 года в Китае было произведено 1,07 млн. т рафинированного цинка, что на 14,7% больше, чем за тот же период прошлого года. При этом, спрос на цинк в самом Китае возрос всего на 8,1%, а излишек материала пошел на экспорт.

Единственный положительный момент, который специалисты связывают с Китаем, заключается в том, что расширение производства цинка в стране сопровождается ростом объема закупок концентрата, благодаря чему этот сегмент рынка удерживается от окончательного развала. Тем не менее, дефицита концентрата в мире отнюдь не наблюдается, а тарифы за его обогащение достаточно велики (порядка $190 за т при стоимости цинка $1000 за т и понижающем коэффициенте 14,25 центов при уменьшении цены металла на $1 за т), что позволяет производителям рафинированного цинка чувствовать себя более-менее спокойно даже при нынешних низких ценах.

Многие эксперты ожидают, что падение цен на бирже до менее $900 за т вызовет массовое закрытие добывающих предприятий и тем самым сбалансирует рынок, но пока их надежды не оправдываются. Крупнейший в мире производитель свинца и цинка, австралийская компания Pasminco, находящаяся на грани банкротства, считалась самым слабым звеном, но в середине июля руководство компании вместо закрытия шахт решило попросту продать их, чтобы рассчитаться с долгами. Конечно, если Pasminco не удастся найти покупателей, некоторые из этих предприятий, вероятно, будут закрыты, но этот процесс займет не один месяц.

Очевидно, в эти месяцы будет продолжаться также спад на рынке цинка. В ближайшей перспективе движение цен будет зависеть от активности потребителей, которые в сентябре должны возобновить закупки на осенне-зимний сезон, но, в лучшем случае, за счет этого фактора удастся лишь стабилизировать цены. Восстановление же рынка может произойти только за счет радикального сокращения производства или же нового экономического подъема в развитых странах. Похоже, и того, и другого придется ожидать еще долго.

Цены на цинковый лом на европейском рынке медленно снижались параллельно с первичным металлом и также находятся на самом низком уровне за последние восемь лет. За июль и первую половину августа британские трейдеры были вынуждены еще сильнее срезать цены на новый литейный лом: от 505-525 ф. ст. за т до 480-500 ф. ст. за т. Технический цинк потерял в цене в несколько меньшей степени – от 405-425 ф. ст. до 395-415 ф. ст. за т. В континентальной Европе вследствие несколько более оживленного спроса цены сохранили большую стабильность, снизившись, в среднем, всего на $5 за т по сравнению с началом третьего квартала. По состоянию на начало августа европейские трейдеры котировали новый литейный лом по $680-700 за т и цинковые дроссы по $710-720 за т, хотя потребители требовали снижения этих цен еще на $10-15 за т.

Свинец:

приятное исключение

В июле и первой половине августа свинец проявил, в общем-то, не свойственную ему самостоятельность в ценообразовании. В то время как все другие цветные металлы на ЛБМ дружно сдавали в цене, стоимость свинца после достижения 3 июля самого низкого значения за последние 12 месяцев ($444 за т по трехмесячному контракту) внезапно пошла вверх. В некоторые дни она даже преодолевала психологически важную границу $500 за т.

Специалисты объясняют это неожиданное раскручивание цен влиянием фундаментальных факторов спроса и предложения, хотя немалый вклад в него внесли и спекулянты. Вопреки своей привычке воспринимать все цветные металлы как единую группу, они в этот раз выделили свинец, успешно сыграв на повышение. Впрочем, при незначительном обороте торговли, характерном для середины лета, организовать такой рост цен было нетрудно.

С учетом того что экономический спад в развитых странах сказался на объемах потребления свинца точно так же, как и в отношении других металлов (например, падение производства в американской автомобильной промышленности, потребляющей около половины свинца в стране, составил, по различным данным, от 5 до 20% по сравнению с прошлым годом), основное влияние на рынок оказывает дефицит свинцового концентрата. После того как американская компания Asarco в апреле закрыла шахту East Helena с годовой производительностью 70 тыс. т в пересчете на свинец, эта проблема приняла особую остроту. Поэтому, если производители цинка относятся достаточно равнодушно к судьбе предназначенных для продажи предприятий австралийской компании Pasminco, аналитики рынка свинца бьют тревогу. Четыре комбината Pasminco имеют совокупную годовую производительность в объеме 232 тыс. т в год, и даже временное закрытие одного из них либо снижение оборотов чревато серьезными последствиями.

Недостаток концентрата в значительной степени сдерживает китайских производителей свинца, которые вынуждены сузить объемы экспорта по сравнению с прошлогодними показателями. Тарифы на обогащение концентрата в Китае не превышают $100 за т при базовой цене металла в $475 за т, что на $20-30 за т ниже, чем при спотовых поставках на плавильные предприятия Кореи и Западной Европы. При таких ценах даже китайские компании, отличающиеся низкими расходами, не стремятся расширять закупки сырья любой ценой.

Спрос на свинец довольно умеренный. Специалисты International Lead & Zinc Study Group (ILZSG) оценивают его глобальное потребление в 2001 году в 6,57 млн. т: рост на 1,1% по сравнению с прошлым годом. Дефицит в нынешнем году должен составить 59 тыс. т. Несмотря на спад в автомобилестроении и производстве электрических батарей для телекоммуникационной отрасли положению свинца на мировом рынке в ближайшем будущем ничего не угрожает, хотя власти ЕС и США время от времени предпринимают пропагандистские атаки на него как на токсичный металл. Решающее преимущество свинца при этом заключается в его дешевизне. Пока он в 10 раз дешевле практически любого конкурирующего металла, замена свинца в производстве аккумуляторов или боеприпасов выглядит практически невозможной.

Цены на рынке свинцового и свинецсодержащего лома в июле незначительно снизились в континентальной Европе и довольно заметно в Великобритании, однако в августе британские трейдеры вернули все на круги своя, а вот их европейские коллеги слегка запоздали. В итоге в середине августа стоимость кускового свинцового лома в ЕС находилась на уровне $380-405 за т (примерно, на $5 за т ниже, чем в начале третьего квартала). В Великобритании за те же полтора месяца цены на тот же лом сначала упали от 285-300 ф. ст. за т до 260-285 ф. ст., а затем снова поднялись до 280-300 ф. ст. за т. Лом аккумуляторных пластин с начала июля до середины августа подорожал от 70-80 до 80-90 ф. ст. за т, превысив июньский уровень цен, а аккумуляторный лом, в первой половине июля котировавшийся по 40-50 ф. ст. за т, прибавил порядка 5 ф. ст. за т.

Олово:

антирекорд

Даже на фоне того падения цен, которое показали в июле-августе цветные металлы, развитие событий на биржевом рынке олова выглядит чем-то из ряда вон выходящим. Из всех биржевых цветных металлов олово имеет наименьшие обороты (примерно, в 5 раз меньше, чем у второго с конца никеля), и даже ограниченной активности спекулянтов хватило, чтобы просто обвалить рынок. Седьмого августа стоимость олова на ЛБМ упала до $3680 за т по трехмесячному контракту, установив абсолютный рекорд со знаком минус. С тех пор как на бирже начались торги по олову (1 июня 1989 года), этот металл никогда не был настолько дешевым. Подобных цен рынок не наблюдал даже в 1985 году, когда рухнул международный оловянный картель International Tin Agreement и рынок оказался затопленным десятками тысяч тонн металла.

По состоянию на середину августа резервы олова на лицензионных складах ЛБМ немного превышают 20 тыс. т, что в несколько раз меньше чем в 1985 году, однако ситуация характеризуется специалистами как безотрадная. Хотя пробуждение интереса со стороны реальных потребителей позволило ценам немного отойти от края пропасти, рынок по-прежнему остается уязвимым во время спекулятивной атаки. По некоторым данным, некоторые инвестиционные фонды имеют открытые позиции в размере 40-50 тыс. т, что соответствует 18-22% годового производства. Как полагают эксперты компании Scotia Mocatta, в краткосрочной перспективе олово будет зажато в интервале между $3800 и $4000 за т по трехмесячному контракту.

В целом экономический спад снизил спрос на олово не сильнее, чем на другие цветные металлы. По-настоящему серьезно сократилось потребление олова лишь в секторе припоев, на который оказало влияние падение производства в электронной промышленности. В то же время спрос на белую жесть (еще одна область потребления олова) уменьшился в развитых странах незначительно, а в химической отрасли потребление олова даже слегка возросло по сравнению с прошлым годом.

Главная проблема олова касается предложения, а не спроса, и основную вину за разбалансирование рынка следует возлагать на Китай. За последнее десятилетие он расширил производство и экспорт в несколько раз. В 2000 году в стране было выплавлено 112 тыс. т олова (около половины от мирового показателя) при внутреннем объеме потребления в 40 тыс. т. Сейчас китайские компании, пострадавшие от обвала цен наравне с остальными, кажется, опомнились. В начале июля крупнейшие производители отрасли договорились о сокращении выпуска в этом году до 80-90 тыс. т, что в сочетании с подъемом внутреннего спроса до 45 тыс. т должно привести к сокращению экспорта на 40-50%.

Однако с этими мерами явно опоздали. По мнению экспертов, для восстановления цен теперь требуются более радикальные сокращения производства, и даже в этих условиях несколько месяцев уйдет только на постепенное использование накопленных запасов. Судя по всему, первыми жертвами кризиса должны оказаться небольшие китайские заводы, кроме того, под наибольшей угрозой находятся производители олова в Индии, Индонезии и Перу. Вполне вероятно, что закрытие некоторых из них станет необходимой жертвой при реанимации рынка олова.

Виктор Тарнавский,
по материалам
Metal Bulletin, Financial Times, American Metal Market

 
© агенство "Стандарт"