журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

КОМПАНИИ И РЫНКИ

ТЕХНОЛОГИИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №5, 2001

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

На мировом рынке железной руды появился монополист

Если бразильская группа CVRD доведет до конца запланированные поглощения, ее доля в международных поставках руды приблизится к 40%

Исход переговоров о ценах на текущий год между крупнейшими потребителями и поставщиками железной руды в этот раз завершился не в пользу сталелитейных компаний. Несмотря на кризис и падение цен на сталь горнорудным компаниям удалось добиться повышения цен на свою продукцию, что изрядно обеспокоило импортеров. Все дело в том, что консолидация на мировом рынке железной руды значительно опередила процесс объединения ведущих производителей стали. Гигантские горнодобывающие корпорации, контролирующие большую часть рынка, чувствуют свою силу и умело ею пользуются, добиваясь для себя более выгодных условий. В апреле 2001 года положение потребителей руды еще более усложнилось. Бразильская компания Companhia Vale do Rio Doce (CVRD), крупнейший поставщик этого материала, объявила о двух новых поглощениях, реализация которых может довести ее экспортные возможности до 150-160 млн. т при общем объеме мирового рынка в 450 млн. т.

В феврале 2001 года попытку войти в число лидеров мирового рынка железной руды (наравне с CVRD и американской Rio Tinto) предприняла австралийская корпорация BHP. Она выиграла тендер на покупку 60% голосующих акций бразильской компании Caemi, предложив за них $332 млн. (см. ММ № 3). Под полным контролем Caemi находится компания MBR, второй по величине бразильский экспортер железной руды с годовым объемом производства в 32 млн. т; Caemi также принадлежат 50% акций канадского производителя железной руды Quebec Cartier Mining (QCM).

Тем не менее, совершение сделки зависело от позиции японской группы Mitsui, которой принадлежали 40% голосующих акций Caemi с преимущественным правом на выкуп остальных 60% в течение двух месяцев, т.е. до 20 апреля 2001 года. Руководство BHP явно не ожидало от японцев каких-либо козней и открыто предлагало Mitsui продать принадлежащие ей акции. В своих расчетах BHP, очевидно, основывалась на партнерском соглашении с Mitsui о совместных инвестициях в добычу железной руды в Австралии. В худшем случае специалисты ожидали превращения Caemi в трехстороннее совместное предприятие с участием BHP, Mitsui и CVRD – бразильского партнера японской группы. Правда, австралийская сторона возражала против этого варианта, желая получить все. Не устраивал он и CVRD.

Крупнейший в мире производитель железной руды в течение трех месяцев вел переговоры с Mitsui, пытаясь убедить японского партнера использовать свое преимущественное право и выкупить акции Caemi с последующей перепродажей их CVRD. Бразильская корпорация, очевидно, поставившая своей целью превращение в глобального лидера и регионального монополиста, уже предприняла ряд шагов для ее достижения и не собиралась передавать своего крупнейшего конкурента на бразильском рынке под иностранный контроль.

В течение последнего года CVRD приобрела небольшие бразильские компании Socoimex и Samitri, занимающиеся добычей железной руды, а также 50% акций фабрики окатышей GIIC в регионе Персидского залива. Благодаря последней покупке CVRD довела почти до 70% свою долю на международном рынке окатышей. Однако наиболее важное поглощение состоялось в апреле 2001 года, когда CVRD купила у германской группы Thyssen Krupp бразильскую компанию Ferteco Mineracao, занимающую третье место в стране по объему добычи железной руды.

Германская группа объявила о готовящейся продаже Ferteco еще в прошлом году, включив ее в список непрофильных предприятий, от которых было решено избавиться для сосредоточения на основных видах деятельности. Это предложение было воспринято с большим интересом всеми основными производителями руды. В состав активов Ferteco входили две железорудные шахты, фабрика окатышей мощностью 4,5 млн. т в год (все расположены в штате Минас-Жерайс, где сосредоточены основные производственные мощности CVRD), 10,5% акций железнодорожной компании MRS Logistica, организующей перевозку железной руды и стальной продукции на юго-востоке Бразилии, а также портовый терминал мощностью 20 млн. т в год для погрузки руды на океанские суда. В 2000 году Ferteco продала потребителям 24,5 млн. т руды, из которых было экспортировано 20,22 млн. т (4,5% от объема международной торговли). Руководством компании были разработаны планы строительства второй фабрики окатышей и расширения добычи руды до 30 млн. т в год.

В борьбе за Ferteco корпорации CVRD удалось опередить конкурентов, в число которых входили Rio Tinto, BHP и шведская компания LKAB, предложив Thyssen Krupp $566 млн. за 100% акций Ferteco. По некоторым данным, к этой сумме следует прибавить еще покрытие $130 млн. ее долгов. Частью сделки стало подписание долгосрочного контракта, согласно которому Thyssen Krupp будет получать бразильскую руду по выгодным ценам. В прошлом году германская группа получила от Ferteco около 6 млн. т руды и окатышей; как ожидается, в дальнейшем эти объемы будут расширены.

После приобретения Ferteco единственной достаточно крупной независимой бразильской железорудной компанией осталась Caemi. В конце концов CVRD удалось убедить руководство Mitsui пойти навстречу и перекупить ее акции у австралийцев. Как указывалось в заявлении представителей японской группы, ее политика заключается в приобретении миноритарных пакетов акций компаний по добыче железной руды, оставляя управление предприятиями на усмотрение местных партнеров. В Бразилии единственным местным партнером Mitsui была как раз CVRD… По предварительным данным, Mitsui заплатит за 60% голосующих акций Caemi те самые $332 млн., которые предложила хозяевам компании BHP, а затем продаст 50% всего акционерного капитала CVRD, образовав совместное предприятие с равным долевым участием. Благодаря этому приобретению Mitsui выйдет на четвертое место в мире по объему принадлежащей ей железной руды (если считать исходя из долей Mitsui в капитале компаний-производителей). Интересно, что японская группа не участвует в управлении ни одним из предприятий, акциями которых владеет. На мировом рынке железной руды она исполняет роль исключительно портфельного инвестора и трейдера.

Руководство BHP встретило решение Mitsui с неприкрытым разочарованием. Для австралийской корпорации приобретение Caemi с ее предприятиями в Бразилии и Канаде открывало возможность для создания глобальной системы поставок железной руды, сбалансировав их между Атлантическим и Тихим океанами. Таким образом, австралийская корпорация приобретала бы возможность продавать руду любой сталелитейной корпорации мира, независимо от местонахождения ее заводов. Кроме того, группа BHP благодаря поглощению Caemi довела бы свое производство железной руды от 70 млн. до 110 млн. т в год, что гарантировало ей второе место в мире после CVRD. Теперь эти планы уже не осуществятся. После перехода Ferteco и Caemi под контроль CVRD в Бразилии больше не осталось крупных железорудных компаний, которые можно было бы приобрести. На бразильском рынке BHP представлена только 50% акций фабрики окатышей Samarco, вторая половина акций принадлежит CVRD, не особенно заинтересованной в существенном расширении производства.

Правда, BHP еще может надеяться на антимонопольные органы. Приобретение Ferteco регулируется исключительно бразильскими властями, которые не собираются мешать одной из крупнейших корпораций страны прибрать к своим рукам рынок, в основном, ориентированный на экспорт. Однако на приобретение Caemi должна дать добро Европейская комиссия, известная своей неприязнью к крупным слияниям в традиционных промышленных отраслях.

Поглощение Ferteco уже расширяет экспортные возможности CVRD до, примерно, 145-150 млн. т в год. Благодаря контролю над MBR и канадской QCM, входящими в состав Caemi, бразильский гигант может увеличить собственные объемы поставок еще на 15-20 млн. т, что может довести его долю на мировом рынке железной руды почти до 40%, а на европейском – до более 50%. Последнее обстоятельство очень беспокоит европейские сталелитейные компании, которые чувствуют свою слабость перед монополистом CVRD. Вполне вероятно, что Европейская комиссия пойдет навстречу региональным производителям стали и потребует от CVRD крупных дезинвестиций по примеру прошлогоднего слияния американских алюминиевых гигантов Alcoa и Reynolds, когда для получения необходимого разрешения Alcoa пришлось отказаться от своей доли акций самого крупного и эффективного австралийского глиноземного завода Worsley.

Расследование в отношении CVRD-Caemi, как ожидается, продлится не менее четырех-пяти месяцев. BHP во время предварительной процедуры утверждения сделки по приобретению Caemi не прошла первую стадию проверки длительностью до 30 дней и была отправлена на второй раунд, продолжительность которого составляет, в среднем, четыре месяца. Очевидно, по этому же пути пойдет и CVRD, шансы которой получить искомое разрешение уже по истечению месячного срока приближаются к нулю.

Однако даже деятельность антимонопольных органов не в силах сорвать процесс консолидации в железорудной отрасли. На этом рынке уже сложилась группа могущественных корпораций (CVRD, Rio Tinto, BHP и Mitsui), которые контролируют до 75-80% общего объема международных поставок. Специфика рынка, резко ограничивающая возможность потребителей в выборе поставщика, еще более укрепляет позиции экспортеров, которые могут достаточно легко диктовать свои условия многочисленным сталелитейным компаниям в Западной Европе и Восточной Азии.

Правда, правительства стран-импортеров не намерены бросать своих промышленников на произвол судьбы. Так, еще 13 апреля, т.е. за несколько дней до объявления о сделках CVRD-Ferteco и CVRD-Caemi, Европейская комиссия и правительство Южной Кореи подписали соглашение о совместной деятельности по предотвращению негативных последствий монополизации мирового рынка железной руды. Исходя из него, если какой-либо из поставщиков руды попытается злоупотребить своим доминирующим положением на рынке, против него будут немедленно приняты меры в соответствии с национальным торговым законодательством и требованиями ВТО.

Конфликт на рынке железной руды, таким образом, все более конкретизируется. Но в нынешнем виде ему, скорее всего, не суждено просуществовать долгое время. Уже в будущем году на сцену должны выйти новые игроки: транснациональные сталелитейные корпорации, чьи потребности в руде оцениваются в десятки миллионов тонн в год (см. статью на стр. 34). Они, по-видимому, смогут общаться с железорудными гигантами почти на равных.

Виталий Шимкович,
по материалам Metal Bulletin, Financial Times

 
© агенство "Стандарт"