журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ МЕСЯЦА

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ТЕНДЕНЦИИ

ГИДРОЭНЕРГЕТИКА

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

ГАЗ И НЕФТЬ. Проекты

ГАЗ И НЕФТЬ. Конфликты

ГАЗ И НЕФТЬ. Тенденции

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №7, 2001

ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ МЕСЯЦА

Энергорынок – возвращение живых мертвецов

В начале июля Верховная Рада абсолютным большинством голосов приняла закон "Об основах функционирования оптового рынка электроэнергии". В случае его подписания президентом, система расчетов в энергетике будет перекроена вдоль и поперек.

Основная идея закона довольно проста – оптовый рынок электроэнергии в нынешнем виде отменяется. Вместо него вводится смесь из прямых контрактов и продажи оставшейся части электроэнергии через Электроэнергетическую ассоциацию, а впоследствии, возможно, и через специализированную биржу. Причем взамен обязательства оплачивать электроэнергию только деньгами, согласно новому закону, это можно делать всем чем угодно. Собственно, судя по всему, именно попытка возродить бартерные схемы расчетов в энергетике и была главной движущей силой лоббистов, проталкивающих закон.

Если вспомнить историю, то впервые закон "Об основах функционирования оптового рынка электроэнергии" (обзываемый еще законом депутата Павловского) появился на свет в 1999 году. Состояние энергетики в тот момент можно было смело охарактеризовать как катастрофическое: расчеты за электроэнергию практически не осуществлялись, доля денежных расчетов колебалась на уровне 10-15%. Было вполне очевидно, что английская модель рынка электроэнергии явно не прижилась на украинских просторах. Ей не соответствовало ни законодательство, ни менталитет предпринимателей переходного периода.

В этих условиях принятие закона Павловского, казалось, дает шанс на постепенный выход из кризиса. В частности, прямые контракты давали возможность наладить поставку топлива хотя бы на атомные электростанции и часть ТЭС.

Впрочем, законопроект Павловского был откровенно сырым и нуждался в доработке. Его утвердили в первом чтении и забыли о нем почти на два года. И хотя периодически вопрос о его принятии всплывал, столь же часто о нем забывали. Всем явно было не до очередного законопроекта. И в первую очередь курировавшим отечественную энергетику министрам, коих с 1999 года по сей день сменилось на этом посту ни много ни мало, а пять человек. Да и само министерство переживало серьезные трансформации, превращаясь из Минэнерго в Минтопэнерго.

К тому же весь 2000 год страна не без интереса наблюдала за шоу "Схватка железной Юли с олигархами". В процессе этой борьбы Тимошенко удалось круто переломить тенденцию с платежами за электроэнергию. Их денежная составляющая выросла с 15% до 65-70%. В отчетах ГП "Энергорынок" замелькали цифры, еще недавно казавшиеся фантастическими. Так, если за первое полугодие от потребителей электроэнергии поступило около 1 млрд. грн., то за второе – уже более 4 млрд. грн.

Выбивание платежей было подкреплено и законодательно. В закон об электроэнергетике были внесены положения, запрещавшие перечисления денег потребителей на любые счета кроме распределительного счета "Оптового рынка электроэнергии" ("ОРЭ") и любые формы расчетов кроме денежных. Правда, полной "монетизации" энергорасчетов добиться не удалось. Зачеты в виде однодневных кредитов все-таки существовали. Однако даже они значительно повысили прозрачность рынка. Из тени были выведены миллиарды гривень, что не вызывало бурного восторга у тех, кто традиционно "грелся" на различных схемах в украинской электроэнергетике. Самое же замечательное в этой ситуации то, что даже после отставки Тимошенко ситуация в отрасли не скатилась к уровню 1999 года.

И вот в этих условиях на поверхность вновь всплыл закон Павловского. Причем его потенциальные противники явно его проморгали. Что впрочем неудивительно – в руководстве энергетикой сегодня сложилась довольно странная ситуация. Фактически все ключевые решения здесь принимает первый вице-премьер Олег Дубина. Министр же топлива и энергетики Станислав Сташевский имеет об отрасли весьма смутное понятие и учится всему буквально на ходу. В результате реальная роль Минтопэнерго в управлении отраслью сегодня резко снизилась. Зато после увольнения с поста руководителя НКРЭ Александра Гридасова и назначения на его место Юрия Продана резко выросла роль Комиссии. Такая перебалансировка полномочий, естественно, не добавила устойчивости системе государственного управления отраслью.

К тому же свои идеи по реформированию энергетического рынка стал выдвигать Совет по национальной безопасности и обороне Украины. Благо, что заместителем секретаря там трудится бывший министр топлива и энергетики Сергей Тулуб. СНБО начал активно пропагандировать аргентинскую модель переустройства украинской энергетики. Предложения СНБО в свое время фактически поддержал и Сташевский. В середине мая он направил Кабинету Министров письмо с предложением реформирования украинского рынка электроэнергии с учетом аргентинского опыта. В частности, вместо ГП "Энергорынок" должен быть создан "администратор ОРЭ в виде акционерного общества". В нем будут представлены генерация, энергопоставщики, крупные потребители электроэнергии, магистральные ЛЭП. Все они будут иметь по 20% уставного фонда и плюс государство будет иметь "золотую акцию", обеспечивающую право "вето".

При этом ГП "Энергорынок" министр обозвал "административным барьером между товаропроизводителем и покупателем электроэнергии…, блокирующим решение проблем "полных взаиморасчетов". А деятельность ГП – "нерыночным регулятором отношений на энергорынке".

Досталось и НКРЭ, которая "устанавливает тарифы для облэнерго, алгоритмы распределения средств, ограничивает оптовый тариф генераций, вводит чрезвычайные ситуации в энергорынке…, культивируя нерыночные методы регулирования энергорынка". Между тем, по мнению Сташевского, функции НКРЭ должны в основном свестись к контролю соблюдения участниками энергорынка действующего законодательства.

Для решения проблемы полных взаиморасчетов за электроэнергию, Сташевский предложил провести одновременную приватизацию генерирующих и энергоснабжающих компаний. Вдобавок достаточно неожиданно он предложил передать высоковольтные ЛЭП "Укрэнерго" на конкурсной основе в концессию на 99 лет.

"Аргентинское письмо" Сташевского списали на его незнание реалий системы расчетов на украинском рынке электроэнергии и о нем довольно быстро забыли. Однако сам факт появления этого письма был обыгран при рассмотрении законопроекта Павловского в парламенте.

Кстати, борьбу за Верховную Раду руководители отечественной энергетики лоббистам законопроекта Павловского проиграли вчистую. Из всего энергоруководства туда приехал лишь Юрий Продан, но в одиночку он оказался "в поле не воин". Обсуждение вопроса было крайне коротким, и закон благополучно приняли в целом. При этом особенно подчеркивалось, что министерство и НКРЭ (несмотря на жесткую критику законопроекта Проданом перед депутатами) – "за".

И вот тут наконец-то в Минтопэнерго поняли, что же собственно подписали депутаты и к каким последствиям приведет новый закон. Ведь его статья 16 четко говорит о том, что при заключении прямого договора на поставку электроэнергии можно обговаривать "порядок и формы расчетов" и любое "содержание условий договора". В переводе на простой язык – это официальная индульгенция бартеру в отрасли. Однако понятно, что в условиях 2001 года такая система работать уже не может – просто нет ресурсов, которые можно было бы красть в прежних масштабах. А для того чтобы она работала по старому, ресурсы нужно именно красть и неважно у кого. Вдобавок свертывание денежных расчетов практически неизбежно сорвет подготовку к зиме.

Правда, осенне-зимняя кампания может сорваться не только по причине прогнозируемого расцвета бартера. Ведь многие пункты нового закона прописаны крайне небрежно, что чревато серьезными проблемами для нормального функционирования оптового рынка электроэнергии. К примеру, из закона совершенно неясно, в какие сроки будет создаваться та же Электроэнергетическая ассоциация. А ведь именно через нее пойдет продажа той электроэнергии, которую не продадут по прямым договорам. О бирже электроэнергии в законе вообще сказано, что она "может создаваться", а, значит, может и не создаваться.

Ключевой для функционирования энергосистемы вопрос диспетчерского управления освещен просто трогательно, то есть почти никак. На диспетчерский центр навесили все обязанности по поддержанию устойчивости энергосистемы (причем с юридической ответственностью), не дав ему ровным счетом никаких прав. Та же Ассоциация будет только "взаимодействовать" с ним. Причем каким именно образом – в законе не оговорено. Это означает, что на период создания Ассоциации и утряски условий ее взаимодействия с остальными институтами рынка электроэнергии (а это, как минимум, несколько месяцев), то есть как раз на грядущий осенне-зимний период, – никто и ни за что не отвечает.

Аналогичная ситуация и с Национальной комиссией регулирования электроэнергетики. Ее права согласно новому закону тоже сильно ограничены. Между тем, внедрение подобной модели, напротив, требует их резкого усиления. Кстати говоря, НКРЭ только недавно активизировалась и начала реально влиять на рынок. Очевидно, что с помощью нового закона ее активность попытались резко снизить.

При всем этом права поставщиков электроэнергии законом резко расширены. Теперь львиная часть денег за электроэнергию должна поступать непосредственно на их расчетные счета. Это плата за поставку и передачу электроэнергии, плата по прямым договорам и абонентская плата. Кстати, касательно последней: упоминание об абонентской плате в новом законе – это фактически попытка ввести ее, что называется, с "черного хода".

Вообще необходимо отметить, что представители облэнерго неплохо поработали над посвященными им положениями закона. Ведь в нем предусмотрены практически все виды их защиты от возможных убытков. В частности, государство должно компенсировать все убытки, которые они понесут от поставки электроэнергии по льготным ценам. И в принципе, в желании себя подстраховать нет ничего постыдного. Жаль только, что принятым законом куда хуже защищены права других участников рынка.

Интересным новшеством закона является возможность заключения прямых договоров между потребителями электроэнергии (то есть предприятиями) и генерацией. Вообще говоря, в новом законе заложено довольно много вполне здравых идей. Однако при всем этом он оставляет крайне тяжелое общее впечатление. Фактически это готовый план энергокатастрофы в стране. По той простой причине, что в нем полностью отсутствуют положения о переходе от старого механизма функционирования рынка к новому и об адаптационном периоде.

Легко предвидеть, что как только новый закон заработает, сразу же начнет разбираться по прямым контрактам вся дешевая электроэнергия (АЭС и гидростанций). На рынке останется лишь часть дорогой электроэнергии тепловых электростанций. На практике это приведет к тому, что производители тепловой генерации останутся наедине с самыми неплатежеспособными потребителями, в основном с водоканалами и комбытом, которые оплачивают, максимум, половину поставок. В итоге тепловая генерация начнет быстро "рассыпаться" по причине безденежья. Но так как именно тепловая генерация в основном и регулирует пиковые нагрузки в энергосистеме, то, падая, она потянет за собой всех остальных производителей. Рынок и система просто-напросто рухнут.

Кроме всего прочего, в законе мимоходом решен и вопрос о доступе российской электроэнергии на наш рынок, так что все переговоры с Россией о приемлемых для Украины условиях отныне фактически теряют смысл. Теперь россияне смогут работать на нашем рынке через любую фирму. Она будет покупать электроэнергию, а дальше, при желании, сможет преспокойно продавать ее куда угодно, как в Украине, так и в Восточной Европе. И всякие попытки Украины ограничить ее какими-то условиями будут просто противоречить нашему же законодательству.

Тем не менее не стоит отчаиваться – закон наверняка "попадет под вето" президента. Причем произойдет это по банальной причине – вскоре выборы. Вряд ли Леонид Данилович допустит, чтобы новый закон "положил" энергосистему как раз накануне их проведения. Ведь люди уже слегка отвыкли за последний год-полтора от массовых отключений электроэнергии. И после романтичной "зимовки при свечах" – а в случае введения закона это реальная перспектива на будущую зиму для 17 из 26 областей – могут в марте 2002 года сказать родной власти свое "большое спасибо".

Да и у энергетиков выработалась за последний год чересчур вредная в наших широтах привычка – почти вовремя получать зарплату. К этому привыкли даже шахтеры и отучать их от этого накануне выборов все-таки чуточку рисковано.

Похоже, что лоббисты закона раскрыли свою пасть настолько широко, что рискуют поперхнуться – ну нельзя же скушать все и одним махом. Ведь принятие закона задевает интересы чересчур многих людей. И речь здесь даже не о населении – оно как-нибудь перебьется. Далеко не все украинские бизнесмены (в том числе и олигархи) живут за счет рынка электроэнергии. А ведь массовые отключения в случае принятия закона заденут всех: и металлургию, и химию, и транспорт. Пострадают вполне конкретные бизнес-группы; некоторые из них не слабее лоббистов закона. И ответная их реакция будет, как минимум, адекватной.

Поэтому преодолеть президентское вето на данный закон во второй раз, наверняка, не удастся. О своем несогласии с ним уже заявили представители Донбасса. При минимальной разъяснительной работе их поддержат и другие регионы. Вдобавок и Главная налоговая администрация вряд ли с пониманием отнесется к тому факту, что налоги от энергетики вновь станут почти эфемерным понятием, зато одновременно резко активизируются попытки перечисления денег на далекие теплые острова.

А так как всех этих неприятностей можно избежать простой отправкой закона на доработку, то, очевидно, именно так и произойдет. Тем более что в этом случае можно отфутболить мяч на поле противника. Ведь инициатор закона нардеп Михаил Павловский ныне пребывает во фракции опальной "Батькивщины". И при определенной раскрутке этот факт можно неплохо обыграть.

Вообще же нет худа без добра. Попытка рывком продавить законопроект привела к тому, что на нынешний механизм функционирования оптового рынка, по меньшей мере, обратят внимание. То что проблему введения прямых договоров, абонентной платы, взаимодействия генерации и потребителей придется рано или поздно решать – очевидно. То что нынешнюю модель нужно принципиально менять – тоже очевидно. Однако делать это необходимо достаточно плавно, постепенно, просчитывая последствия каждого шага. Но это уже будет совсем другая история.

Игорь МАСКАЛЕВИЧ

 
© агенство "Стандарт"