журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Банковские кризисы

БАНКОВСКАЯ РЕСТРУКТУРИЗАЦИЯ

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

БАНКОВСКАЯ ПРИВАТИЗАЦИЯ

Банковская деятельность

ЭЛЕКТРОННЫЕ БАНКИ

ЭЛЕКТРОННЫЕ ДЕНЬГИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №1, 2001

ЭЛЕКТРОННЫЕ БАНКИ

Электронные платежные системы в современном банковском бизнесе

В процессе их внедрения лидируют небанковские институты и государственные органы

Превращение наличных денег и мелких платежей в электронно-цифровую форму не привлекает ведущие банки мира: это противоречит их интересам и требует несоразмерно больших затрат. Образовавшийся вакуум в этой сфере пытаются заполнить различные финансовые компании, предлагающие сотни разнообразных электронных платежных систем, причем, каждая из них настаивает, что ее модель самая совершенная. Практика, однако, показывает, что делать подобные хвастливые заявления на сегодняшний день пока преждевременно. Некоторые схемы действительно заслуживают внимания, однако функционирование большинства из них напрямую зависит от позиций банков, которые не спешат вносить какие-либо коренные изменения в устоявшиеся традиционные системы платежей и расчетов.

Сегодня, в век Интернета и электронной почты, большинство межгосударственных и национальных платежных систем, по мнению ряда международных финансовых аналитиков, не выдерживают суровой критики. Тем не менее, банки, которые в большинстве случаев представляют собой начальный и конечный пункт любой трансакции (независимо от того, проводится она в режиме он-лайн или офф-лайн), проявляют полное нежелание что-либо изменить.

Их медлительность в этом вопросе, вероятно, можно понять, поскольку длительное путешествие денег, на некоторое время "зависающих" внутри банков, выгодно для них, а изменение платежных систем – достаточно дорогое удовольствие. Поэтому в сегодняшний электронный век банковские клиенты вынуждены пользоваться несовершенным механизмом перевода денег, когда на осуществление обычного розничного платежа из одного коммерческого банка в другой уходит не менее трех-четырех дней. О межгосударственных корреспондентских банковских операциях говорить не приходится. На перевод денег при такой операции потребуется более недели и стоить он будет не менее $30.

Однако времена понемногу меняются. В ряде небольших стран, таких, например, как Финляндия, внедряются новые технологии платежей, допускающие осуществление денежных трансакций между банками в реальном масштабе времени.

Отсутствие гибкости

и надежности

Ассоциации Visa и Mastercard, вероятно, имеют все основания заявлять о том, что они располагают эффективным международным мультивалютным механизмом проведения платежей с помощью кредитных карт, которым пользуются сотни миллионов клиентов. Мало кто будет оспаривать данный шаг. Вместе с тем, этот механизм не настолько гибок, надежен и безопасен, чтобы стать оптимальной платежной и расчетной системой завтрашнего дня. В настоящее время каждый отказ клиента от платежа, сделанного по Интернету, стоит $50 банкам – членам объединения Visa, и по этому поводу все время возникают разногласия и споры.

Эти отказы очень характерны для слабо защищенных Интернетовских платежей, при которых номер и другие данные о кредитной карточке свободно передаются по электронным линиям связи. Более того, между ассоциацией Visa и банками, входящими в нее, существуют странные и не совсем понятные отношения. Последних приводят в замешательство успехи Visa и Mastercard, и банки, по мнению многих экспертов, вряд ли будут в перспективе поддерживать линию на завоевание ассоциациями лидирующих позиций в конкурентной борьбе за клиента. Становится очевидным, что в действующих системах электронных платежей (СЭП) необходимо проводить серьезные изменения. Происходит все это, однако, очень медленно, самое же печальное то, что банки не торопятся активизировать в этом своего участия.

В настоящее время существуют два основных вида схем электронных платежей: в одних используются электронные деньги (e-money), другие обеспечивают доступ к механизму реализации электронных трансакций.

Классическая схема электронных денег – модель Mondex, созданная в 1993 году и до сих пор стремящаяся распространить свое влияние за пределы ограниченного мирка торговых центров и университетских городков. Mondex использует в электронных операциях смарт-карты, а создаваемые компанией электронные деньги фактически имитируют традиционную наличность. Деньги в этой системе можно загружать и снимать анонимно в режиме "от клиента к клиенту" или "от покупателя к продавцу" через карточку Mondex.

Фирма Mondex была основана консорциумом британских компаний в составе NatWest, Midland Bank и British Telecom; в 1997 году 51% ее акций приобрела MasterCard. Несмотря на то что в настоящее время реализация проекта Mondex продолжается и проводятся мероприятия по внедрению систем, которые могли бы считывать карточки Mondex в телевизионном и компьютерном режиме или превращать их в виртуальные карты, данная модель вряд ли станет оптимальной схемой онлайновых платежей завтрашнего дня.

В США, Европе и Восточной Азии наряду с Mondex появились и другие системы электронных платежей. Некоторые из них, в частности Beenz, Flooz, E-Gold, BigVine, создали собственные электронные деньги и стремятся функционировать как виртуальные центральные банки (об этом несколько ниже). Все они пытаются привлечь максимальное число клиентов, предлагая им различные премии за лояльность, но без особого успеха. Их слабое место заключается в том, что при внедрении обязательно добровольное сотрудничество со стороны розничных торговцев, которые должны предоставлять скидки и бонусы. WEB-сайты этих систем подобны скучным каталогам давным-давно примелькавшихся товаров. Еще одна неопределенность таится в ликвидности виртуальных валют. Как правило, они искусственно привязаны к доллару, но вопрос их обратного обмена на национальные валюты весьма проблематичен. Исключение составляет лишь система E-Gold, обеспечивающая свою виртуальную валюту золотом, серебром и платиной, депонируемыми в Bank of Scotia в Торонто.

Большинство схем электронных платежей базируются на национальных валютах. Это, главным образом, системы хранения и передачи данных, передаточное звено между банковскими счетами. В их основе заложен принцип загрузки "электронного кошелька" с одного банковского счета и его разгрузки на другой "электронный кошелек" или банковский счет. Чисто теоретически этим обеспечивается дополнительная безопасность платежей через Интернет или расчетов с помощью кредитной карты в режиме он-лайн или по телефону, когда ее владелец действует анонимно.

Поиски продолжаются

На сегодняшний день, как считают многие эксперты и финансовые аналитики, отсутствует оптимальная система электронных платежей, которая воплотила бы в жизнь мечты онлайновых торговцев. С другой стороны, кандидатов на провозглашение "системой века" своей СЭП уже предостаточно. Истина же в том, что у банков "не лежит душа" принимать активное участие во всех этих играх, хотя именно они до сих пор контролируют заключительную стадию фактически каждого платежа. Какой бы совершенной ни была промежуточная электронная передаточная система, платежная операция все равно сводится к тому, что деньги снимаются с одного счета и депонируются на другой. Никто не хочет хранить их в электронном кошельке, где они абсолютно не работают.

Пока банки контролируют перевод средств с одного счета на другой, они не будут проявлять особого стремления ускорить этот процесс, поскольку ими уже инвестированы миллионы в расчетные и клиринговые системы. Если, например, в Финляндии, Швеции и Японии уже предпринимаются попытки проводить розничные платежи в режиме реального времени, то в более крупных странах для таких платежей функционируют давно устоявшиеся и проверенные системы, радикальная модернизация которых в ближайшее время крайне маловероятна. Да и вряд ли в этом есть насущная необходимость. Эти системы работают, они безопасны и надежны. И, хотя в последнее время некоторыми экспертами приводятся аргументы в пользу розничных платежей в режиме он-лайн, такие платежи заставляют банки повышать свою ликвидность, что для небольших розничных расчетов весьма накладно.

На практике вполне вероятна такая ситуация, когда эффективные системы электронных розничных платежей, особенно микроплатежей (не более $5), будут генерировать ничтожно малый доход. Поэтому, как представляется, они должны субсидироваться за счет рекламы, продажи других финансовых продуктов и, наконец, государственных вливаний. В последнее время широко распространено мнение о том, что надежная, безопасная и компактная электронная платежная система должна стать чем-то вроде коммунальной услуги с элементом государственной дотации (подобно, скажем, водоснабжению и энергообеспечению).

Следует отметить, что далеко не все правительства поспешили с головой окунуться в эти проблемы. Так, в январе 1998 года Федеральная резервная комиссия США (US Federal Reserve Committee – FRC) обнародовала заявление о возможности прямого участия федерального правительства в разработке электронной системы розничных платежей. При этом было подчеркнуто, что доступ к надежной и безопасной системе для расчетов по розничным трансакциям, независимо от того, обеспечивается он Федеральной резервной комиссией или коммерческим сектором, может стать ключевым элементом в создании новых и более совершенных платежных моделей и схем.

Вместе с тем, преемник FRC – Комиссия по разработке и развитию платежных систем (Payments Systems Development Committee – PSDC), сформированная в июне 1999 года, поддерживает те инновации в секторе электронных расчетов, источником которых выступает конкурентная борьба между различными частными платежными системами. Руководство PSDC обращает внимание на то, что разным СЭП могут сопутствовать как успехи, так и провалы, поскольку их конечные пользователи всегда имеют право выбора. Поэтому, считают эксперты Payments Systems Development Committee, государственная политика в этой сфере не должна отдавать предпочтение или быть привязана к единичному продукту, системе либо перспективной модели электронных расчетов, какими бы привлекательными, неотразимыми и захватывающими они ни были на сегодняшний день.

Большинство конкурирующих между собой СЭП предпочитают соблюдать дистанцию в отношениях с банками, т.е. избегают тесных контактов с каким-либо отдельным финансовым институтом. Интересно, что в настоящее время в Великобритании дебатируется вопрос о создании электронной платежной системы для оплаты населением коммунальных услуг и выплаты социальных пособий не через почтовые отделения, а с помощью так называемого "универсального банка" (не путать с Deutsche Bank, UBS и им подобными).

Крупные британские банки всячески противостоят попыткам правительства заставить их принять участие в данном процессе, поскольку он чреват крупными затратами и наплывом нежелательных для банков малообеспеченных клиентов. Тем не менее, существует реальная вероятность того, что благодаря онлайновой платежной системе появится возможность связать почтовые отделения и государственное казначейство посредством персональных компьютеров, установка которых в 18 тыс. почтовых отделениях Великобритании уже практически завершена. Таким образом, лица, не имеющие банковских счетов, могут создавать и распоряжаться онлайновыми виртуальными счетами для социальных нужд и, вероятно, использовать их для оплаты коммунальных услуг.

Очевидно, что все эти меры потребуют государственного субсидирования, правда, пока не ясно, в каких конкретно размерах. Известно лишь, что правительство Великобритании обязалось уже в 2003 году проводить все социальные платежи в электронном режиме. Необходимо отметить, что правительства многих государств проявляли большую заинтересованность в СЭП несколько лет назад, когда казалось, что электронные деньги могут быстро заменить наличные. Этого, правда, не произошло, что позволило свободно вздохнуть законодателям, которых гораздо больше привлекает вариант последовательного, систематизированного и законодательно оформленного внедрения электронных денег на макроэкономическом уровне.

Новые системы –

новые правила игры

В конце 90-х годов ХХ века Европейская комиссия (ЕК) приняла решение о разработке проекта Директивы о порядке функционирования институтов, проводящих операции с электронными деньгами (Electronic Money Institution directive – EMI directive), которая была опубликована в окончательной редакции в октябре 2000 года. Ожидается, что государства – члены Европейского Союза осуществят имплементацию этого документа к 2002 году приведением национальных законов, правил и нормативов в секторе операций с электронными деньгами в соответствие с основными положениями EMI directive, появление которой, как полагают многие эксперты, связано с возникшими еще до ее принятия опасениями, что быстрый рост количества организаций, проводящих трансакции с электронными деньгами, отодвинет на второй план традиционные инструменты проведения обычных банковских операций. Европейская комиссия (ЕК), принимая данную Директиву, преследовала цель не только определить основные принципы ее деятельности, но и стимулировать рост небольших конкурентоспособных проектов в этой сфере вне банковского сектора. Члены ЕС, однако, высказывают различные точки зрения по этим вопросам. Некоторые страны настаивают на том, что все EMI в своей юрисдикции должны быть только банками. Другие планируют исключить из-под действия директивы большую часть схем электронных платежей и моделей электронных денег.

В директиве ЕК также отмечается, что эмитенты электронных денег должны выступать в роли кредитных, а не депозитных структур. Такая установка, по мнению экспертов, не совсем понятна и может ввести в заблуждение. Дело в том, что многие EMI принимают депозиты, но при этом не являются депозитными структурами, с точки зрения банковского бизнеса: они не инвестируют депозиты на условиях риска, как это происходит с кредитами. Существуют строгие правила относительно того, как эти учреждения могут использовать принятые ими депозиты. До 80% этих средств могут быть инвестированы в активы с "нулевым риском", такие, например, как государственные облигации стран ОЭСР, остальные 20% должны храниться в виде ликвидных инструментов, например, в форме наличных или депозитов до востребования в первоклассных банках.

С другой стороны, в соответствии с той же Директивой каждый EMI обязан располагать собственным капиталом и резервным фондом в размере не менее 2% от выпущенных в обращение электронных денег (на текущий период или в среднем за последние шесть месяцев). Понятно, что функционирование электронных платежных систем связано с операционным риском, для покрытия которого требуется определенный капитал. В этой связи возникает вопрос: являются ли установленные ЕК нормативы в размере 2% достаточными для покрытия этого риска и будут ли они стимулировать дальнейшее развитие СЭП и здоровую конкуренцию между ними?

Некоторые заинтересованные стороны выражают сожаление по поводу того, что EMI directive не будет способствовать созданию равных условий игры для небанковских институтов, проводящих операции с электронными деньгами, и банков. Для последних, в частности, не существует нормативных ограничений относительно того, куда они могут инвестировать капитал, созданный за счет операций с электронными деньгами. Если этот капитал инвестируется банками в активы с нулевым риском, скажем, в государственные облигации, то и резервные отчисления для покрытия кредитного риска тоже будут равны нулю.

Новые требования к размеру резервного капитала для покрытия операционного риска банка находятся в настоящее время в стадии рассмотрения Базельской комиссией по банковскому надзору и могут быть введены в действие в течение ближайших двух лет (см. статью на стр. 83). Это, вероятно, поможет уровнять условия резервирования для банков и EMI. На сегодняшний день действующие правила устанавливают минимальный размер капитала для создания EMI на уровне @1 млн., что стимулирует возникновение небольших небанковских систем (банку для этих целей понадобится уставный капитал в объеме не менее @5 млн.). Если же требования к размеру капитала EMI превышают @5 млн. (когда его баланс выходит за отметку @250 млн.), то такой институт, вероятно, уже должен функционировать в правовом финансовом пространстве в качестве банка. Все это, как представляется, в определенной мере подтверждает опасения European Central Bank (ECB) по поводу того, что крупные учреждения, ведущие операции с электронными деньгами, могут создать трудности для центральных банков в плане поддержания стабильности национальных валют, поэтому такие институты должны рассматриваться как банки и находиться под аналогичным контролем.

Банкиры из ECB

нервничают

В своем ежемесячном бюллетене за ноябрь 2000 года European Central Bank (ECB) выражает обеспокоенность по поводу того, что многочисленные модели электронных денег могут уменьшить роль национальных валют. Со временем, как отмечается в нем, во взглядах участников рынка наверняка произойдут существенные изменения относительно кредитоспособности эмитентов электронных денег, занятых в чрезвычайно рискованных инвестиционных операциях, что приведет к началу торговли электронно-денежными инструментами по регулярно меняющемуся валютному курсу. Все это, считает ECB, может подорвать роль национальной валюты как главного финансового деноминатора для всей экономики страны. Тем не менее, чиновников из ЕК мало беспокоят умозаключения банкиров из ECB; некоторые из них даже называют вышеупомянутые замечания банка "вздором и чепухой".

Наряду с этим официальных лиц из ECB наверняка утешит то, что в директиве ЕК содержится требование о том, что электронные деньги, однажды выпущенные в обращение, должны быть обязательно погашены по номиналу (монетами, банкнотами или переводом на счет без взимания комиссионных). Данный фактор, как представляется, исключит появление счетов для электронных инвестиционных операций, портфели которых могут расти и падать в цене. Вместе с тем, как подчеркивают чиновники ЕК, ничто не может помешать выплате процентов по счетам в электронной валюте.

Безусловно, в интерпретациях Директивы отдельными странами Европейского Союза, наверняка, будут существенные различия. Тем не менее, при наличии системы так называемого "банковского паспорта", EMI, созданный в одной юрисдикции, например финской или британской, получает возможность проводить операции по всей Европе под надзором соответствующих контрольных органов своей страны. Отдельные государства, однако, будут устанавливать собственные протекционистские барьеры для защиты прав своих потребителей.

Следует отметить, что EMI directive возрождает идею о так называемом "ограниченном банке" ("narrow bank"), который функционирует в интересах розничных депонентов и которому не требуется страхования депозитов, поскольку его активы инвестируются на условиях "нулевого риска" в такие ценные бумаги как, например, государственные облигации. Главный недостаток банковской системы, полностью состоящей из "ограниченных банков", заключается в том, что банки перестанут быть источником рискового капитала. В большинстве государств коммерческие компании полагаются на банковские кредиты, консолидированные из розничных депозитов, конвертируя краткосрочные депозиты в среднесрочные кредиты.

В этой связи вероятность того, что EMI завладеют большой долей депозитного рынка или монетарной базы, крайне низка. В случае, если какой-либо институт перешагнет свой критический размер баланса, определенный на уровне @250 млн., то он, вероятно, превратится в банк, сможет предоставлять коммерческие кредиты и перестанет быть "ограниченным". В отдаленной перспективе EMI, по всей видимости, могут возложить на себя функции принятия депозитов, выполняемые в настоящее время банками, так что, по крайней мере в границах Европейского Союза, эти институты, вероятно, сами по себе превратятся в банковские учреждения.

Существует также и представление об EMI как о подобии центрального банка, поскольку он является эмитентом погашаемой электронной наличности. Директива ЕК, как уже отмечалось нами, настаивает на том, чтобы электронные деньги погашались по номиналу, однако не указывает, как именно: национальной, иностранной валютой, несколькими валютами, товаром или группой товаров. Если EMI выступает как эмитент и гарант собственной валюты, то он действует как центральный банк. Это может создать сложности для European Central Bank, если данная валюта привязана к евро, а юридический адрес эмитента находится за пределами еврозоны.

Основные источники беспокойства центральных банков стран ЕС по поводу электронных денег и механизмов электронных платежей будут, вероятно, заключаться в следующем:

– расчеты по этим платежам могут проводиться без контроля со стороны центробанков и вне зоны действия законодательных банковских и расчетных систем;

– кредит может быть выдан вне зоны действия регулируемой банковской системы;

– центральный банк не может контролировать объем и качество денег, выпущенных в обращение частной платежной системой;

– центральный банк несет потери в сеньораже (прибыли, получаемой от эмиссии денег) вследствие меньшего объема денег, которые он должен выпускать.

Все эти факторы могут негативно отразиться на возможностях центрального банка поддерживать стабильность процентных ставок, валютного курса и денежной массы.

Европейский центральный банк также выражает обеспокоенность по поводу того, что, если какой-либо EMI столкнется с финансовыми трудностями и не сможет погасить выпущенные им в обращение собственные деньги по номиналу, то это может крайне отрицательно сказаться на доверии к отечественной валюте. Однако эти опасения пока не имеют подтверждения. Пока EMI функционирует подобно центральному банку, он будет использовать свое положение и репутацию для поддержания собственной частной валюты. Если это ему не удается, то страдать будут только эта частная валюта и ее владельцы.

Некоторые опасения высказываются и в отношении тех моделей, которые осуществляют эмиссию денег в международной валюте, но за пределами отечественной юрисдикции на данную валюту. Допустим, что частная денежная система в Великобритании деноминирует свои платежи в евро. Означает ли это создание евро вне ее зоны? Будет ли такая ситуация отличаться от долларизации экономики, скажем, в Аргентине? В последнее время все чаще звучит обеспокоенность (исходит она, правда, уже не от ECB) по поводу того, что высокая скорость трансакций в преуспевающих системах электронных платежей может вызывать инфляционное давление. Среди ведущих банкиров, правда, существует иное мнение: невозможно поддерживать инфляцию только за счет наращивания скорости реализации платежей; для этого необходим абсолютный рост денежной массы и кредитов, выпускаемых в обращение. Что касается СЭП, то они пока не могут оказать серьезного воздействия на инфляционные процессы, поскольку достаточно малы в размерах или подпадают под действие регулируемой банковской системы.

Мобильная наличность

Кто же победит в борьбе за наилучшую электронную платежную систему? Все, вероятно, будет зависеть от поведения индивидуума, поскольку оно постоянно меняется с течением времени и в зависимости от происходящих событий. Возьмем, к примеру, мобильные телефоны. Сейчас очень легко объяснить, почему общественная жизнь миллионов молодых людей вращается вокруг этого небольшого аппарата. Однако предположение, что эта "игрушка" с поразительной скоростью распространится во всем цивилизованном мире, высказанное еще три года назад, вызвало бы тогда у большинства только усмешку.

В настоящее время ряд экспертов с уверенностью предсказывают применение используемых в мобильных телефонах SIM-карт (SIM card) в качестве основного и наиболее удобного инструмента для проведения безопасных платежей. Мобильный телефон, настроенный на сигнал (волну) ПК, использующего систему Bluetooth (беспроводная коротковолновая связь), превратит компьютер в надежный платежный терминал для осуществления покупок и операций с ценными бумагами в Интернете. Биометрические данные будут подтверждать, что пользователь мобильного телефона и есть его действительный владелец.

Следующий шаг – это smart card, т.е. карта, оснащенная чипом, позволяющим записывать и хранить данные, а также обеспечивать с помощью надежно зашифрованной информации идентификацию пользователя картой. Visa, MasterCard, Mondex и Proton (в Бельгии) уже работают над этой технологией. Компания American Express выпустила в обращение так называемую blue card, которая, по существу, является той же smart card, но требующей специального считывающего устройства, присоединенного к ПК клиента. Наряду с этим некоторые платежные системы уже перешагнули рубеж использования пластиковых карт и применяют "виртуальные кошельки" в киберпространстве. Их создатели не без оснований предполагают, что найдется достаточно желающих заняться шоппингом с помощью мобильного телефона, посредством Интернета или цифрового ТВ.

Таким образом, существует определенный разброс мнений относительно будущего СЭП, их формы, структуры и принципов функционирования. Но со всей очевидность, вероятно, можно считать, что в конце концов 100% всех деловых платежей (business-to-business payments) и 90% всех розничных трансакций будут в перспективе осуществляться в электронном режиме. Оставшиеся 10% составят личные платежи (person-to-person payments) между теми, кто любит шорох банкнот и кому по душе почти полная уверенность в отсутствии аудиторской проверки.

Олег Зайцев,
по материалам Euromoney

 
© агенство "Стандарт"