журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Банковские кризисы

БАНКОВСКАЯ РЕСТРУКТУРИЗАЦИЯ

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

БАНКОВСКАЯ ПРИВАТИЗАЦИЯ

Банковская деятельность

ЭЛЕКТРОННЫЕ БАНКИ

ЭЛЕКТРОННЫЕ ДЕНЬГИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №1, 2001

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Реструктуризация «по-китайски»

Государственные банки на пути перемен

В существующем виде, как уже вполне осознало правительство Китая, банковская система страны работать не может. В итоге признана необходимость реструктуризации, предприняты реальные меры по предотвращению дальнейшего накопления невозвращенных кредитов, в перспективе не исключается даже проведение приватизации. Однако, прежде чем банкиры начнут процесс адаптации к западному стилю работы, правительству Китая следует определиться, способно ли оно предоставить китайским банкам возможность свободного развития политики действительно коммерческого кредитования, отменить ограничения для иностранных инвесторов на фондовом рынке, ввести конвертируемость юаня. "Правительство Китая хочет создать экономику мирового класса и понимает, что предпосылка этому – создание соответствующей финансовой системы, – говорит Майкл Карр, руководитель азиатского подразделения американского инвестиционного банка Goldman Sachs. – Однако приведение в порядок банковского сектора и рынка капиталов будет сложной задачей".

Государственные проблемы реструктуризации

В финансовом секторе Китая доминируют четыре гигантских государственных банка, аккумулировавшие более 80% активов в банковской системе. Это – Промышленный и коммерческий банк (Industrial and Commercial Bank – ICBC), Банк Китая (Bank of China – ВОС), Строительный банк (China Construction Bank) и Сельскохозяйственный банк (Agricultural Bank of China). Совместно они владеют порядка $1.16 трлн. активов, имеют чуть менее 150 тыс. отделений и располагают штатом из более 1.5 млн. служащих.

ICBC, крупнейший из четырех государственных банков страны, занимает 10-тое место в мире по капиталу первого порядка. Однако несмотря на активы в размере $437 млрд. международное влияние его минимально. В заграничную сеть банка входят лишь 12 представительств, хотя, как говорит президент банка, в ближайшее время присутствие ICBC на международном рынке будет значительно расширено. Наибольший интерес у иностранных банкиров вызывает вопрос о том, как быстро и насколько далеко ICBC планирует нарастить свою деятельность за рубежом, а также каково положение с невозвращенными кредитами. По официальным данным банка, этот показатель составляет 20% кредитного портфеля, хотя он может изменяться в зависимости от методики его исчисления. Банк имеет 36 тыс. отделений, 500 тыс. служащих и обслуживает 420 млн. счетов.

ВОС, второй по величине банк в стране, за свою 88-летнюю историю занял твердую позицию ведущего международного банка как на внутреннем, так и на мировом рынке. Он был образован в 1912 году, в то время Bank of China предлагал основные банковские услуги, такие как прием депозитов, кредитование и работа с иностранной валютой, а также выполнял некоторые функции центрального банка. После образования КНР в 1949 году BOC получил статус специализированного внешнеторгового банка. В 1979 году, когда Китай начал политику проведения экономического реформирования, ВОС постепенно стал государственным валютным и торговым банком. В 1984-1994 годах банк был ответственным за управление государственными валютными резервами.

За период с 1994 по 2000 годы Bank of China был пять раз представлен журналом Euromoney как лучший местный банк. Активы и пассивы банка, по состоянию на конец июня 2000 года, соответственно составили 2.97 трлн. ($359.5 млрд.) и 2.82 трлн. юаней. Банк имеет достаточно развитую международную сеть, которая объединяет 557 зарубежных филиалов и дочерних представительств в 22 странах мира, на его долю приходятся 80% всех зарубежных представительств финансовых учреждений Китая, активы и пассивы которых, по результатам 1999 года, составили $143 млрд. и $138.8 млрд. соответственно. Около 80% совокупных активов зарубежных представительств ВОС сосредоточены в Гонконге и Макао.

Два оставшихся члена "большой четверки" выросли из отраслевых банков, предоставляющих кредиты предприятиям соответствующей сферы экономики. Только в последние годы в связи с постепенной либерализацией китайского финансового рынка они приступили к диверсификации, хотя строительные компании и сельхозпроизводители по-прежнему составляют большую часть их клиентуры. По степени реформирования China Construction Bank и Agricultural Bank of China значительно уступают ICBC и BOC, но также стараются преобразовать себя в современные финансовые институты.

Китайские банкиры стремятся показать, что они принимают западный стиль управления, мировые стандарты финансовой деятельности и корпоративного управления. Однако для достижения эффективности, сравнимой с показателями западных финансовых институтов, китайские банки должны добиться, чтобы структура их балансов соответствовала аналогичным показателям европейских и американских банков, они должны иметь возможность управлять капиталом и предоставлять кредиты, стимулирующие расширение экономики страны, а также провести реструктуризацию таким образом, чтобы они могли привлекать капитал, который обеспечит возможность роста самим банкам. При этом, следует также учитывать, что каждый банк должен осуществить реструктуризацию по собственной модели, и решения, найденные одним, могут не подойти остальным. Четыре крупнейших банка страны имеют неодинаковую историю, самостоятельные пути развития и разные показатели невозвращенных кредитов.

Однако для проведения масштабной реорганизации требуется кардинальная смена менталитета. По словам западных наблюдателей, китайским банкирам необходимо осознать, что сущность свободного рынка не начинается и не завершается удачным осуществлением первичного публичного предложения акций или другим финансовым приемом на рынке капитала, а установление финансовой прозрачности не является краткосрочным средством для единоразового привлечения инвестиций.

Первой проблемой, с которой столкнутся государственные банки в процессе реформ, будет, скорее всего, недостаточная капитализация, свойственная всем банкам государственной системы. Они имеют очень большое количество служащих и слишком много проблемных активов. Не все специалисты одинаково оптимистично воспринимают путь постепенной реструктуризации, который избрали китайские банки. Некоторые считают, что реформаторы борются с симптомами, а не с причинами и что банкам необходимо принимать более радикальные решения, чтобы избавиться от "раковой опухоли" – политического давления и огромной массы невозвращенных кредитов.

Явная угроза

Большую обеспокоенность у всех без исключения специалистов вызывает массовый невозврат кредитов, который уже много лет остается печальной особенностью китайского финансового рынка. До начала 90-х годов границы между государственными интересами и коммерческой деятельностью банков были крайне размыты. В течение 80-х годов, когда китайская экономика переживала период инфляционной неопределенности, четыре государственных банка использовались правительством для поддержания важных отраслей экономики. Как говорит один из местных специалистов, "от имени Министерства финансов Китая банкам пришлось принять на себя непосильные обязательства. От них требовалось давать специальные кредиты, направленные на преодоление бедности. Также правительством были изданы распоряжения, обязывающие банки предоставлять кредиты государственным предприятиям, так как многие из них испытывали нехватку оборотных средств".

Попытки правительства поддержать национальную промышленность и сократить безработицу в краткосрочном плане дали положительный результат. Экономика страны, получив такую "кредитную накачку", показывала высокие темпы роста (ведь средства направлялись на расширение производства). Однако этот рост политического кредитования положил начало беспрецедентно неэффективной практике управления рисками, которая оставила "богатое" наследие из невозвращенных кредитов. Как считает управляющий директор инвестиционного банковского подразделения Salomon Smith Barney в азиатско-тихоокеанском регионе, "политическое кредитование в значительной мере способствовало остановке прогресса, поскольку отсутствовал эффективный механизм защиты".

Согласно китайскому законодательству, банк может иметь невозвращенные кредиты на сумму, не превышающую 3% от балансовой стоимости его активов. Однако этот показатель не соответствует действительности. По оценкам некоторых специалистов, доля проблемных активов находится на уровне 15% кредитных портфелей, хотя может составлять и гораздо большую величину. Разница в показателях объясняется тем, что институтами используются различные критерии и представления относительно того, что такое проблемные кредиты. Американские банки считают таковыми займы, которые невозможно получить обратно ни после реструктуризации заемщика, ни в результате процесса слияния/поглощения. По международным стандартам, кредит переходит в разряд проблемных спустя 90 дней после окончания срока его погашения, в то время как в Китае этот срок составляет два года.

Дэниэл Конкин, возглавляющий подразделение по инвестиционной банковской деятельности британского банка Standard Chartered в Шанхае, отмечает: "Местные эксперты считают, что невозвращенные кредиты находятся на уровне от 30 до 40%. Какова бы ни была эта цифра, она в любом случае превышает 20%. Следовательно, если бы эти банки были частными, они бы уже были "вне игры".

Тем не менее, в последнее время в области кредитования произошли существенные изменения. Объемы политического кредитования сократились. Иностранные банки, функционирующие в Китае, практически остановили предоставление займов китайским компаниям, предпочитая работать лишь с иностранными транснациональными корпорациями и китайскими совместными предприятиями с кредитоспособными иностранными партнерами.

Однако остаются сомнения относительно кредитной политики местных банков, которые не могут сразу отказаться от политического кредитования. Если они прекратят поддержку государственных предприятий, значительная их часть просто обанкротится, что для властей совершенно не приемлемо и окажет разрушительное воздействие на экономику.

Многие специалисты скептически относятся к переменам. По их мнению, поведение китайского правительства в отношении государственных банков не претерпело существенных изменений. "Оно думает обо всем, кроме прибыли, – считает Шон Сю, руководитель исследовательского отдела пекинской China International Capital Corporation. – Безработица не должна быть заботой коммерческих банков, однако они продолжают использоваться чиновниками в качестве инструмента для решения социальных проблем. Управляющие ведущих банков назначались правительством, они перед правительством и отчитываются. Что случится, если президент госбанка решит отказаться от этой политики? В лучшем случае, он не получит продвижения по службе".

В начале 2000 года темпы роста ВВП Китая снизились, и это обеспокоило правительство. В результате было принято решение развивать налоговое кредитование, кроме того, китайские компании увеличили выпуск облигаций. К тому же, банкам было дано указание расширить объемы кредитования. Это решение преподносилось, главным образом, как средство стимулирования внутреннего спроса. Сила привычки…

Функции отстойника

Китайские финансовые институты в последнее время постоянно делают попытки решить проблему невозвращенных кредитов и говорят о необходимости внедрения лучших систем управления кредитными рисками. Наиболее оптимальным выходом была признана стратегия создания четырех компаний по управлению активами (по одной на каждый госбанк), которые поглотят "плохие" активы банков. В действительности же компании по управлению активами скупают у банков кредиты, которые затем размещаются посредством обмена на акции заемщиков или вторичной продажи либо ликвидируются.

Эта схема соответствует недавним прецедентам, имевшим место в некоторых странах Восточной Азии в 1997-1999 годах, в США при разрешении кризиса в системе кредитно-сберегательных институтов около 10 лет назад, а также в скандинавских странах при решении проблемы просроченных кредитов в начале 90-х годов. Китайские банкиры, правда, считают, что это лишь кратковременная программа спонсируемой правительством "очистки". Что менее понятно, так это возможный ее масштаб. По данным на начало четвертого квартала 2000 года, компании по управлению активами привлекли просроченные кредиты общим объемом 400 млрд. юаней ($48 млрд.). В 2001 году ожидаются поступления еще большего масштаба.

Мнения специалистов относительно деятельности компаний по управлению активами разошлись. Одни считают, что банки должны самостоятельно очиститься от "плохих" активов, для того чтобы двигаться дальше. По их мнению, использование компаний по управлению активами – не лучший выход из ситуации, так как банки лично создали себе эти проблемы и, следовательно, сами должны с ними справиться. Банки знают, почему кредит стал "безвозвратным", понимают его историю. Как считает один известный китайский банкир, для компаний по управлению активами создание собственных подразделений с целью урегулирования невыполнимых чужих кредитов – пустая трата времени и средств.

Другие эксперты, как, например, Дэниэл Конклин из Standard Chartered, считают, что, если уделять слишком большое внимание невозвращенным кредитам, от этого может пострадать текущий бизнес. Когда банк предпринял все зависящие от него действия, работа с просроченными кредитами должна быть передана специалистам, умеющим с ними работать.

Управляющий директор крупного китайского банка считает, что данные компании оказались не совсем тем, что первоначально планировалось. "Имеет место прямой конфликт интересов. Эти компании не настолько независимы, как многие это утверждают. Персонал, работающий в компаниях по управлению активами, был приглашен прямо из банков. Следовательно, как проблему невозвращенных кредитов могут решить люди, предоставившие эти займы, как они могут быть объективными по поводу того, какие кредиты должны быть списаны?"

Некоторые в критике заходят еще дальше, полагая, что компании по управлению активами создают большие проблемы, поскольку могут нанести ощутимый "моральный вред". При желании банковские менеджеры могут по-прежнему увеличивать кредитный портфель банка, не заботясь о его качестве, так как невозвращенные кредиты можно "перебросить" в компанию по управлению активами, которой потребуется не один год, чтобы привести все в порядок. За это время ответственный за предоставление кредита сотрудник давно покинет свой прежний пост.

Однако никто пока не предложил лучшего решения. Китайские банки не смогут предоставлять новые кредиты, до тех пор пока их балансы не очищены и груз "плохих" активов, главным образом, появившихся в результате политического кредитования, не сброшен.

Конечно, банки знают, что они должны быть более нацелены на перспективу и выход на международный уровень. Для того чтобы не только остаться на плаву, но и получить признание на мировом рынке, китайским государственным банкам недостаточно провести лишь частичную реструктуризацию; в противном случае международные инвесторы потребуют значительную скидку при покупке их новых акций.

Наталья Коноваленко,
по материалам Euromoney

 
© агенство "Стандарт"