журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Банковские кризисы

БАНКОВСКАЯ РЕСТРУКТУРИЗАЦИЯ

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

БАНКОВСКАЯ ПРИВАТИЗАЦИЯ

Банковская деятельность

ЭЛЕКТРОННЫЕ БАНКИ

ЭЛЕКТРОННЫЕ ДЕНЬГИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №1, 2001

Банковские кризисы

«Годзилле» нужно быть очень умной

Банковская консолидация в Японии проходит на фоне острейших проблем, стоящих перед финансовым сектором

Несмотря на активные процессы консолидации в банковском секторе Японии и его частичное открытие для иностранных финансовых институтов преодолеть кризисные явления в нем не удалось. По предварительным оценкам, 2000/2001 финансовый год для ведущих японских коммерческих банков прошел под знаком новых потерь и трудностей. Прибыль девяти из десяти крупнейших японских банков за 2000 год сократилась, по данным международного рейтингового агентства Moody's, в среднем, на 137% по сравнению 1999 календарным годом. Наибольшие потери понес Bank of Tokyo Mitsubishi (BTM), прибыль которого упала на все 270%. Менее, чем у других, снижение наблюдалось в Sumitomo Bank – "всего лишь" 112,6%. По мнению экспертов, основные причины таких печальных результатов – масштабное списание просроченных кредитов и слабая доходность ключевых видов деятельности банков. Судя по всему, новым банковским объединениям, которые начнут процесс слияния в текущем году, будет несладко.

Относительно новым явлением для японского банковского сектора стало в 2000 году массовое прощение долгов крупным заемщикам, которые никак не могут выйти из кризиса. Списывают долги, прежде всего, строительным компаниям, совокупная задолженность которых составляет более 15 трлн. иен. Последним актом такого списания стало "прощение" 430 млрд. иен ($3.8 млрд.) задолженности генерального подрядчика (строительной компании) Kumagai Gumi. Ее крупнейший кредитор, Sumitomo Bank, готов списать ему 260 млрд. иен, Shinsei Bank – 103 млрд. иен, еще 13 банков простят 67 млрд. иен и обменяют часть задолженности на акции стоимостью 19 млрд. иен. Через несколько недель после Kumagai с просьбой о прощении долгов обратилась к кредиторам еще одна крупная строительная компания – Mitsui Construction. Как ожидают на рынке, 12 банков, включая Sakura Bank, пойдут на списание кредитов на сумму 443 млрд. иен.

Всего за последние пять лет долги были прощены семи генеральным строительным подрядчикам, причем, государство поддерживает и поощряет списание невозвращенных кредитов для этих компаний, поскольку опасается политических взрывов. Банкротства крупнейших подрядчиков могут повлечь за собой цепную реакцию, вызвав разорение множества более мелких строительных компаний, на которых сосредоточено около 10% рабочей силы страны.

Особенно активно на списание идут банки, планирующие объединения, в результате которых будут сформированы крупнейшие финансовые группы в стране. Это, в первую очередь, Sumitomo Bank и Sakura Bank, слияние которых намечено на апрель 2001 года, а также финансовая группа Mizuho, объединяющая Dai-Ichi Kangyo Bank, Industrial Bank of Japan и Fuji Bank. О ее создании было объявлено в сентябре 2000 года, а второй этап интеграции запланирован на 2002 году. Списывая безнадежные кредиты, банки стараются начать объединения, как говорится, с чистого листа.

Вместе с тем, проблема невозвращенных займов по-прежнему продолжает висеть дамокловым мечом над финансовой системой Японии. По сообщениям официальной статистики, общий объем проблемных активов составляет около 18 трлн. иен ($152 млрд.), или 6% от общего объема предоставленных займов. Однако, по оценкам аналитиков, эти цифры занижены. Несмотря на программы списания "мертвых" долгов ежегодно в крупнейших банках зависает еще около 1-2 трлн. иен новых проблемных кредитов. По подсчетам аналитика Джеймса Фиорилло, банковского эксперта ING (которого в Японии не очень-то жалуют за его явно "медвежьи" взгляды на динамику акций местных финансовых институтов и критические высказывания), ведущие банки страны имеют в своих кредитных портфелях "плохих" долгов на сумму 35 трлн. иен (около $300 млрд.).

Это означает, что основным банкам потребуется не менее пяти лет для расчистки своих активов и решения проблемы "плохих" долгов. Стоимость этой операции оценивается иностранными специалистами в 20% ВВП. Если сравнивать эту сумму с той, которую пришлось заплатить за проведение аналогичной процедуры США в 80-х годах (4% от ВВП) или Финляндии в начале 90-х (9.9% от ВВП), то формирование устойчивой банковской системы в Японии выглядит исключительно дорогим удовольствием.

Помимо реализации программ по списанию просроченных кредитов, доходность банков снижается и в результате слабой общеэкономической ситуация в стране, которая не позволяет банковскому сектору генерировать достаточные объемы прибыли. В частности, по оценкам аналитиков, вследствие высокого уровня банкротств в стране 16 крупнейших японских банков могут не получить в этом году более 3 трлн. иен процентных платежей. Слишком велика вероятность разорения многих клиентов банков, особенно старых японских фирм, занятых в строительстве и розничном торговом секторе, которые находятся сегодня на грани выживания. Только за 6 месяцев 2000/2001 финансового года (апрель-март) банковская группа Mizuho не получила процентов на сумму 245 млрд. иен, а ведь в целом за год возможные потери от невыплаченных процентов оценивались в 250 млрд. иен. Как шутят некоторые обозреватели, не прошло и полугода, а Mizuho почти выполнила план по недополученным процентам.

Падение курсов акций японских компаний тоже не на пользу японскому банковскому сектору. Фактически весь 2000 год фондовый рынок Японии падал, ограничивая возможности банков использовать ценные бумаги, прежде всего, продажу акций из собственных портфелей для аккумулирования денежных средств. На 2000/2001 финансовый год банками планировалась продажа акций других финансовых институтов стоимостью 3 трлн. иен, но к августу было продано только на 1.2 трлн.

Проблема "плохих" долгов, падение фондового рынка и слабые экономические перспективы требуют от банков срочного поиска выхода из сложившейся ситуации. Многие банки видят его в привлечении иностранных инвесторов, как это было в случае с Shinsei Bank и ожидаемой продажей обанкротившегося в 2000 году Tokyo Sowa Bank, или в консолидации в банковском секторе. Именно необходимость решения проблемы "плохих" долгов вынудила Industrial Bank of Japan пойти на слияние с Dai-Ichi Kangyo Bank и Fuji Bank, в результате которого была создана крупнейшая в Японии и мире банковская группы с активами в объеме $1.3 трлн. Интересно, что у IBJ объемы "плохих" долгов были меньше, чем у других участников союза.

О формировании этой банковской группы было объявлено в конце сентября 2000 года, однако реальное формирование холдинга состоится только весной 2002 года. До тех же пор банки-участники будут работать под собственными торговыми марками. Вызвано это, прежде всего, масштабностью задачи объединения, кроме того, особенности законодательной системы Японии просто не позволят сформировать группу в более короткие сроки. Среди основных сдерживающих факторов – инертность и сопротивление японского парламента быстрым изменениям в финансовом секторе, а также финансовые соображения, так как группе при объединении своих активов придется выплатить огромную сумму налога. Согласно законодательству они должны быть переоценены по рыночной стоимости, а разница между рыночной и балансовой стоимостью будет подлежать налогообложению. Какая это будет величина, в Mizuho пока не говорят, но эксперты из Morgan Stanley подсчитали, что она суммарно составит около 320 млрд. иен (2.95 млрд. долл.). А это значительный отток наличности, чего на данном этапе группа пока не может себе позволить.

Среди иностранных наблюдателей новая группа уже получила ласковое прозвище "Годзилла", а скептически настроенные эксперты называют ее динозавром XXI столетия, намекая на ее нежизнеспособность и рекомендуя инвесторам продавать акции банков-участников. Однако сами японцы полагают, что перспективы экономии на масштабах в результате объединения оправдывают риск. Правда, многие действия учредителей новой банковской группы пока ограничиваются лишь декларативными заявлениями, а сами механизмы достижения поставленных целей еще до конца не разработаны.

По мнению создателей, вследствие объединения ресурсов трех банков группа станет лидером (или будет в их числе) на рынке банковских, инвестиционных, брокерских услуг, трастовых операций и пр. Уже сегодня ее клиенты – 81% нефинансовых компаний, акциями которых торгуют на токийской фондовой бирже. Ожидается, что не только высокий показатель активов будет отличать Mizuho от других банковских групп Японии, но и показатели прибыльности и эффективности. В последнем можно немного усомниться, если сравнивать доходность ее акций (4.3% в 1999/2000 финансовом году и планируемые 12% в 2005-м) с аналогичными показателями ее зарубежных конкурентов (в среднем, – 15-20%). Тем не менее, слияние способно дать существенную экономию на издержках. Как оценивают участники, стоимость объединения составит около 130 млрд. иен, а ежегодное сокращение расходов в результате слияния к 2005 году превысит 460 млрд. иен. Правда, это при условии, что в Японии будет наблюдаться экономический рост.

Специалисты по-разному реагируют на формирование группы Mizuho. Одни воспринимают ее перспективы явно пессимистично, другие – с осторожностью, третьи – выжидательно, четвертые – с опасением, а некоторые – с явным энтузиазмом. Вопрос о том, насколько оправдан оптимизм в отношении Mizuho, остается открытым. Перед группой стоит множество проблем, и, по словам западных аналитиков, Mizuho необходимо иметь больше мозгов, чем Годзилле, чтоб стать настоящим гигантом японского рынка".

Елена Завьялова,
по материалам Euromoney, Financial Times, Reuters

 
© агенство "Стандарт"