журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Банковские кризисы

БАНКОВСКАЯ РЕСТРУКТУРИЗАЦИЯ

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

БАНКОВСКАЯ ПРИВАТИЗАЦИЯ

Банковская деятельность

ЭЛЕКТРОННЫЕ БАНКИ

ЭЛЕКТРОННЫЕ ДЕНЬГИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №1, 2001

СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Слияние, с которым никто не намерен спешить

Британские банки Lloyds TSB, Abbey National и Bank of Scotland еще не решили, кто и с кем будет объединяться

В современной западной экономике слияния и поглощения, особенно враждебные, часто проходят словно в приключенческом фильме. Стороны обмениваются юридическими ударами, апеллируют к правительствам и центральным банкам своих стран, в лихорадочной спешке готовят новые предложения и ответы на происки конкурентов. В этом отношении конфликт, разгоревшийся в конце 2000 года в банковском секторе Великобритании, напоминает состязания велосипедистов на треке, когда оба участника неподвижно стоят в сюрплясе и выжидают, когда конкурент рванет вперед, с тем чтобы занять выгодное положение у него "на колесе". После того как были отвергнуты два неформальных предложения банка Lloyds TSB о присоединении банка Abbey National, в свою очередь планирующего слияние с Bank of Scotland, какая-либо активность была прекращена. Все ждут действий органов банковского надзора, которые в начале февраля должны дать разрешения на оба варианта слияний или процедурно отправить их на многомесячное разбирательство в Комиссии по конкуренции.

Виртуальная дуэль

Поступившее в начале ноября 2000 года предложение об объединении британских банков Abbey National и Bank of Scotland (BoS) было встречено рынком без особых возражений, но и без энтузиазма (см. БП № 11 за 2000 год). С одной стороны, слияние коммерческого Bank of Scotland и ипотечного Abbey National могло привести к появлению подлинно диверсифицированного универсального банка, который мог бы занять пятое место в стране по объему активов и рыночной капитализации, превратив "большую четверку" британских банков – HSBC, Barclays, Lloyds TSB и Royal Bank of Scotland – в "большую пятерку". С другой же, прежде чем осуществить такое объединение, сторонам нужно было преодолеть немало препятствий. Меньший по размерам BoS требовал не поглощения его более крупным Abbey National, а слияния на равных. Руководители банков по-разному относились к дальнейшей стратегии развития, к тому же, проблемы ожидались при распределении ключевых постов. Поэтому не удивительно, что переговоры, информация о которых попала в прессу вопреки желанию их участников, шли ни шатко, ни валко.

Эта возня, тем не менее, вызвала большой интерес у руководства Lloyds TSB, третьего по величине банка Великобритании, которому пришла блестящая идея предложить объединение Abbey National. Подобное слияние имело бы те же преимущества, что и союз Abbey-BoS, но на более высоком уровне. Банковско-страховая группа Lloyds-Abbey имела бы рыночную капитализацию в размере 53 млрд. ф. ст. ($76.65 млрд.), выходя по этому показателю на второе место в стране. Экономия на издержках в результате ликвидации дублирующих подразделений оценивалась в 700 млн. ф. ст., а рост рыночной капитализации в результате объединения бизнеса обоих банков оценивался в 4.8 млрд. ф. ст. против 2.1 млрд. в варианте Abbey-BoS.

Тем не менее, в Lloyds TSB не торопились, и руководство третьего банка Великобритании, лишь убедившись, что Abbey National и BoS так и не смогли добиться прогресса в переговорах, обратилось к своим коллегам в Abbey с неформальным предложением о дружественном слиянии. Как впоследствии стало известно, президент Lloyds Брайен Питман предложил своему коллеге лорду Тугендхэту 1.4 своей акции и 2.30 ф. ст. наличными за каждую акцию Abbey, что устанавливало общую стоимость "мишени" на уровне 12.6 млрд. ф. ст. (равнозначно 17%-ной премии по сравнению с курсом акций Abbey на 2 ноября, когда было обнародовано сообщение о переговорах с BoS).

Это предложение было с негодованием отклонено. Как заявил представитель Abbey National, оно было настолько смехотворно ничтожно, что даже не обсуждалось. Кроме того, вариант с Lloyds в отличие от слияния Abbey-BoS имел все шансы застрять в британском антимонопольном комитете. При таком объединении на долю альянса должно было приходиться 23% национального рынка ипотечного кредитования и до 27% текущих счетов – показатели, которые могли выглядеть в глазах контрольных органов слишком солидно.

Впрочем, для Lloyds первое предложение было, очевидно, всего лишь пробой сил, и спустя несколько дней лорд Тугендхэт получил второе письмо, в котором Lloyds доводил стоимость каждой акции Abbey, примерно, до 13 ф. ст., предложив за нее 1.5 собственной акции и 2.60 ф. ст. наличными. Общий объем сделки исходя из соотношения курсов на то время должен был составить 18.2 млрд. ф. ст. ($26 млрд.).

Однако и это предложение было отвергнуто. Руководство Abbey National к тому времени уже добилось некоторого прогресса на переговорах о слиянии с BoS и не хотело отказываться от этого варианта. По его мнению, менее 13 ф. ст. за акцию были слишком низкой ценой за отказ от этой мечты. В британской прессе появились намеки, что пятый по величине банк Великобритании готов расстаться со своей независимостью, только получив взамен, как минимум, по 14 ф. ст. за акцию. Кроме того, у правления Abbey нашлись и другие отговорки: все те же проблемы с надзорными органами, неверие в силы управленческой команды Lloyds (кстати, самого прибыльного банка в Великобритании), слишком низкая доля наличных… Банку Lloyds дали ясно понять, что в глазах руководства Abbey союз с ним выглядит нежелательным. Однако для Lloyds отказ от борьбы был неприемлемым вариантом. В поглощениях действует шахматное правило: взялся за фигуру – ходи.

Лабиринт сомнений

Пространство решений для Lloyds ограничивалось небогатым выбором возможностей. Банк мог еще раз поднять цену, чтобы добиться от Abbey National большого и искреннего ответного чувства, или же стартовать враждебное поглощение, для чего опять следовало увеличить стоимость акций "мишени", дабы привлечь на свою сторону ее акционеров. И то, и другое было в равной степени сомнительно.

По мнению аналитиков, предлагая за Abbey 18.2 млрд. ф. ст., что в 3 раза превышало балансовую его стоимость, руководство Lloyds, с точки зрения здравого смысла, уже достигло максимума. Основная экономия в результате такого слияния должна была произойти вследствие объединения бэк-офисных операций и информационных систем, благо в обоих банках они базировались на платформе IBM. Однако, с другой стороны, около четверти прибыли Abbey поступало от расчетных и казначейских операций, дублировавших аналогичный, причем, более масштабный, бизнес Lloyds. Немало проблем должно было доставить и существование в рамках одной финансовой группы нескольких торговых марок. Ранее Lloyds приобрел ипотечный банк Cheltenham & Gloucester, от которого он собирался отказаться в случае приобретения Abbey; кроме того, страховые подразделения Lloyds – компании Abbey Life и Scottish Widows – были конкурентами Scottish Provident, приобретенной Abbey National в сентябре 2000 года.

Наконец, требование руководства Abbey National об увеличении доли наличных при выкупе акций было довольно накладно для Lloyds. В отвергнутом втором варианте, где деньгами планировалось выплатить около 20% стоимости акций, общие затраты должны были составить 3.5 млрд. ф. ст., для чего банку необходимо было где-то занять порядка 1.5 млрд. Дальнейшее повышение уже выдвигало вопрос о том, стоит ли такая игра свеч.

Но и враждебное поглощение не выглядело подходящим вариантом. Во-первых, оно обошлось бы еще дороже. Руководство Abbey хотело получить за акции своего банка 30%-ную премию по сравнению с курсом на 2 ноября, а, по статистическим данным, средняя величина такой премии при враждебных поглощениях в Великобритании достигала 56%. Кроме того, после этого курс акций победителя снижался, в среднем, на 25%. Во-вторых, насильственные присоединения были не в характере Lloyds. Третий по величине банк страны не зря занимал первое место по прибыльности. По мнению руководства Lloyds, немалую роль в этом сыграло то, что все предыдущие слияния, в которых участвовал банк, носили добровольный характер, отчего сотрудники объединяющихся финансовых институтов с охотой занимались общим делом. С точки зрения развития, враждебные поглощения отрицательно воздействуют на творческую атмосферу в коллективе.

И все же руководство Lloyds понемногу склонялось в сторону второго варианта. Раз уж все его предложения отвергались, путь следовало пройти до конца… Конечно, если не будут возражать контрольные органы.

Предварительное решение о банковских слияниях в Великобритании выносит Бюро справедливой торговли (Office of Fair Trading, — OFT). OFT может дать зеленый свет объединению или отправить его на дополнительное расследование в Комиссию по конкуренции, которое может продлиться от четырех до шести месяцев. По мнению руководителей Lloyds, их предложение к Abbey имело шанс пройти через контроль OFT, хотя в результате такого слияния мог появиться финансовый институт с весьма сильными позициями на некоторых рынках. Однако, как решили эксперты Lloyds, текущие счета и ипотечное кредитование, где этот альянс становился крупнейшим участником рынка, вряд ли могли бы вызвать серьезную озабоченность антимонопольных органов. На этих рынках конкуренция очень велика, причем, наряду с банками там соперничают новые электронные финансовые институты. К тому же, в 2000 году во время слияния Royal Bank of Scotland и National Westminster Комиссия по конкуренции дала добро, несмотря на то что объединенный банк контролировал 32% рынка услуг для мелких и средних компаний.

Но пока в руководстве Lloyds взвешивали все "за" и "против", Abbey и BoS смогли договориться по ряду принципиальных вопросов. Оказавшись перед угрозой потери собственной независимости, Abbey National пошел на крупные уступки. Он согласился с тем, что объединение должно будет произойти на равных, а глава BoS Питер Бёрт займет пост исполнительного президента группы и будет курировать вопросы большой стратегии. На долю нынешнего генерального директора Abbey Иана Харли достался аналогичный пост в объединенном финансовом институте и руководство повседневной деятельностью банка. Президент Abbey лорд Тугендхэт был вынужден смириться с должностью заместителя председателя правления.

Однако вся проблема заключалась в том, что BoS не был намерен форсировать сделку. Не далее как в 2000 году он уже потерпел поражение в борьбе за банк National Westminster и не хотел снова испытать горечь неудач, оставшись третьим лишним в случае слияния Lloyds и Abbey National. Со своей стороны, и Lloyds, не будучи уверенным в успехе, не торопился с официальным предложением о слиянии. Трехсторонняя борьба превратилась в засадную схватку.

Январский тупик

и февральский прорыв

Ситуация, сложившаяся перед началом рождественских каникул, была откровенно фарсовой. Три банка, каждый из которых, в принципе, не мог до бесконечности испытывать терпение собственных акционеров, следили друг за другом, не решаясь на первый шаг. Специалисты вовсю обсуждали предложение Lloyds, хотя оно носило неформальный характер, в то время как детали реально готовящейся сделки между Abbey и BoS не разглашались. В середине декабря Abbey обратился в OFT за разрешением о слиянии с BoS, но и вынесение вердикта, которое ожидалось 18 января, вряд ли могло прояснить ситуацию, так как руководство BoS увязывало свое участие в объединении с прекращением подготовки слияния Lloyds-Abbey.

Решение руководства Lloyds также обратиться за консультацией в OFT (все еще не инициируя официального предложения) было с большим облегчением воспринято всеми сторонами. По крайней мере, хоть что-то должно было проясниться. Тем не менее, неопределенность пока остается. Воспользовавшись праздничной паузой, OFT отложило вынесение решения по сделке Abbey-BoS до 8 февраля, а вердикт в отношении варианта Lloyds-Abbey, который согласно принятой процедуре ожидается 2 февраля, может быть перенесен и на 23 февраля. Впрочем, не исключено, что OFT объявит оба решения в один и тот же день.

Если практически никто не сомневается, что Abbey и BoS без особого труда добьются нужного им решения, в отношении Lloyds, как говорится, возможны варианты. Специалисты оценивают шансы как "50 на 50", причем, при передаче дела на рассмотрение в Комиссию по конкуренции оно может затянуться еще на несколько месяцев, что, безусловно, не выгодно для Abbey. Если все это время руководство BoS будет по-прежнему сидеть в ожидании, чем все завершится, у акционеров Abbey может просто иссякнуть терпение, и они могут настоять на разрыве сделки, тем более что Lloyds предлагает им весьма выгодные условия выкупа акций.

Для Lloyds важнейшую роль будут играть, скорее всего, политические мотивы. С экономической точки зрения, его объединение с Abbey National не приведет к существенному снижению конкуренции в британском банковском секторе. Положение на наименее конкурентных рынках, где главенствуют несколько больших банков (обслуживание мелкого бизнеса, платежных операций, работа с кредитными карточками), останется прежним, так как участие Abbey в этих видах банковского бизнеса относительно невелико. Выигрыш от слияния Lloyds-Abbey будет значительно превышать аналогичный показатель в случае объединения по варианту Abbey-BoS.

Однако настроения публики более благоприятствуют появлению пятого крупного банка, чем усиление одного из членов "большой четверки". Летом 2001 года в Великобритании состоятся парламентские выборы, так что правительство сможет выбрать из двух возможных решений более популярное. В 2000 году слияние Royal Bank of Scotland и National Westminster было одобрено, так как им не предусматривались закрытие отделений и увольнение персонала. Руководство Lloyds обещает не прибегать к подобным действиям в случае приобретения Abbey, но это лишает слияние экономического смысла.

И все же, даже если Lloyds получит в феврале желанное разрешение, еще не факт, что он станет спешить, так как затяжка времени в его интересах. В этой игре победит не тот, кто действует быстрее всех, а тот, кто имеет максимум терпения.

Виталий Шимкович,
по материалам
Financial Times, Reuters, iSteelAsia.com

 
© агенство "Стандарт"