журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

СКАНДИНАВСКАЯ КОНСОЛИДАЦИЯ

Международные банки

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Новые рыночные страны

ЭЛЕКТРОННЫЕ ДЕНЬГИ

Банковская деятельность

КРИМИНАЛ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №5, 2001

Новые рыночные страны

Тайвань: слияние под вопросом

Желание правительства объединить крупнейшие государственные банки у самих институтов не находит понимания

Несмотря на то что банковский сектор Тайваня, по результатам исследований ведущих банковских аналитиков, принадлежит к наименьшей группе риска в азиатском регионе, правительство Тайваня не совсем согласно с таким мнением и уже длительное время пытается различными способами ускорить консолидационные процессы и тем самым повысить стабильность местных финансовых институтов. В качестве образца для подражания было отобрано три наиболее благополучных государственных банка, которым было предложено оперативно объединиться, – Bank of Taiwan, Land Bank of Taiwan и Central Trust of China. Однако, банки не совсем готовы к воплощению данного решения в жизнь и всеми силами противостоят планам руководства страны.

Еще в начале прошлого года правительство Тайваня объявило о намерении провести объединение трех крупных банков – крупнейшего банка страны Bank of Taiwan, Land Bank of Taiwan и Central Trust of China (см. БП № 11 за 2000 год, № 3 за 2001 год). Успешное завершение этого проекта позволило бы создать финансовый институт, контролирующий более 20% местного рынка. Создание нового банка рассматривалось как символический шаг, подающий пример другим структурам, а также как реальная возможность улучшения ситуации на местном перенасыщенном финансовом рынке, снижения конкуренции и роста прибылей. Правительство также предполагало, что сразу после слияния единый государственный банк начнет деятельность исключительно по рыночным правилам, что повысит его рентабельность и даст предпосылки для быстрого роста.

За год с лишним дело так и не сдвинулось с места. Все три банка функционируют раздельно, не проявляя ни малейшего интереса к столь желаемому правительством союзу. Мало того, банкиры всех рангов выступают против слияния, проявляя, при этом, завидное единство. В то время как руководящая верхушка лишь заявляет о своих сомнениях в целесообразности объединения, рядовой персонал банков открыто выступает против. Главный аргумент в такого рода протестах – необходимость последующих увольнений и закрытия большого количества отделений. По расчетам аналитиков, для получения от слияния весомых результатов банку необходимо будет уменьшить количество служащих, примерно, на треть. При этом экономические результаты сокращения штатов достаточно отдалены, поскольку, из-за того что работники государственных банков имеют статус государственных служащих, необходимо будет изыскать значительные средства на социальные выплаты. Впрочем, прежде чем говорить о каких-либо увольнениях, следует преодолеть противостояние со стороны профсоюзов.

Руководство банков также считает, что установленный правительством срок для завершения слияния – начало следующего года – не реален, и для этого понадобится не менее четырех лет. По сути, правительство может ускорить действия, ужесточив свою позицию и пригрозив менеджерам госбанков увольнениями и иными санкциями. Последнее вполне реально, если учесть, что заинтересованность правительства в реализации плана объединения повышается еще и тем, что вопрос из экономической плоскости уже перешел в политическую. Очередной срыв намеченных сроков даст оппозиции дополнительный аргумент для критики, что на фоне общего замедления темпов роста экономики не очень желательно.

Вообще из сильных аргументов в пользу объединения можно назвать лишь один: все три банка находятся в полной государственной собственности. Таким образом, не существует таких побочных факторов как, например, интересы инвесторов, поэтому можно избежать возникновения ряда непредвиденных объективных трудностей в изменении статуса банков.

Однако этим преимущества, пожалуй, и ограничиваются. По мнению многих банкиров, партнеры для альянса выбраны далеко не лучшим образом. Руководство Bank of Taiwan, например, придерживается мнения, что присоединение к ним других банков может принести лишь убытки. Прочие банки тормозят процесс их поглощения по той причине, что их сотрудники уже видят себя безработными. Такие пессимистичные ожидания вызваны высоким престижем Bank of Taiwan и, соответственно, более высоким уровнем квалификации персонала, который после объединения получит преимущество при сокращениях. С другой стороны, Land Bank of Taiwan считает свой стиль управления более гармоничным, а сам банк более гибким в настоящих рыночных условиях, чем Bank of Taiwan.

Пожалуй, единственным из трех банков, подлежащих насильственному объединению и выигрывающих от такого решения, будет Central Trust of China, чья работа наиболее диверсифицирована и включает, например, страховую деятельность, поскольку вступление в мощную финансовую группу расширит возможности банка.

Несмотря на усилия правительства по стимулированию объединений, включая командные и заинтересовывающие методы (как, например, списание налоговых задолженностей), все действия ведутся впустую. Попытка слияния Bank of Taiwan, Land Bank of Taiwan и Central Trust of China – это единственный более-менее реальный шаг в этом направлении. Другие банки не спешат вставать на этот путь и объединяться (или присоединяться) с более успешным крупным банком, хотя, по утверждениям Bank of Taiwan, он уже получил несколько подобных предложений от небольших проблемных частных банков.

Видя провал плана быстрого объединения государственного банковского сектора, министр финансов Тайваня, похоже, решил попытаться сохранить лицо. Недавно было объявлено, что объединение банков до принятия закона о холдинговых компаниях вообще будет преждевременным и поэтому необходима определенная отсрочка. Принятие же закона, которое должно состояться до конца текущего года, позволит начать одновременную реструктуризацию всех трех финансовых институтов, что даст им дополнительные преимущества при объединении.

Александр Недилько,
по материалам Financial Times

 
© агенство "Стандарт"