журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Банковские стратегии

ТЭНДЕНЦИИ РЫНКА

ФИНАНСОВЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ

БАНКОВСКАЯ ПРИВАТИЗАЦИЯ

Новые рыночные страны

ИНТЕРНЕТ-БАНКИ

МОБИЛЬНАЯ КОММЕРЦИЯ

Банковское оборудование

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ БАНКИ

БАНКОВСКИЙ КОНТРОЛЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №2, 2001

СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Английская партия отложена

Передача предложения британского банка Lloyds TSB в Комиссию по конкуренции оставляет его "мишени" Abbey National право выбора между ним и Bank of Scotland

Отказ Бюро справедливой торговли (Office of Fair Trading, OFT) санкционировать слияние между третьим по величине банком Великобритании Lloyds TSB и ипотечным банком Abbey National не привел к прояснению ситуации на британском финансовом рынке. Хотя рассмотрение этого дела в Комиссии по конкуренции продлится до июня, акционеры Abbey National по-прежнему стоят перед выбором между выгодным для них предложением Lloyds и слиянием "на равных" с меньшим по размеру Bank of Scotland, всячески приветствуемым руководством ипотечного банка, которое, правда, еще должно решить со своими шотландскими коллегами ряд спорных вопросов. По мнению британских аналитиков, причиной подобной путаницы стали политические мотивы. Правительство страны озабочено низким уровнем конкуренции в британском банковском секторе и за несколько месяцев до парламентских выборов не решилось санкционировать слияние, усиливающее один из банков "большой четверки".

Дебютные расклады

В области банковского бизнеса Великобритания стоит несколько особняком среди стран ЕС. Во-первых, в британском банковском секторе сохраняется необычно низкая степень диверсификации. Крупнейшие финансовые институты страны четко подразделяются на четыре ведущих клиринговых банка, контролирующих порядка 70-80% рынка текущих счетов, платежей и услуг для малого и среднего бизнеса, и два ипотечных банка (бывшие строительные общества), занимающих доминирующие позиции в этой сфере деятельности.

Во-вторых, по числу ведущих банковских групп Великобритания опережает все крупные государства Западной Европы. Испания и Нидерланды, например, обходятся двумя банками-лидерами, в Германии и Франции – по четыре доминирующие финансовые группы, в Италии в настоящее время складывается система из пяти центров влияния. Британская "высшая лига" насчитывает шесть финансовых институтов, но, при этом, местное правительство, как никакое иное в Европе, озабочено поддержанием конкуренции в своем банковском секторе. Вероятно, одна из причин этого заключается в необычайно высокой прибыльности банков-лидеров. В 2000 году доходность акционерного капитала "большой четверки" клиринговых банков достигала, в среднем, 30% – необыкновенно высокий показатель, с точки зрения подавляющего большинства финансовых институтов континента.

Весной 2000 года органами банковского надзора Великобритании был опубликован отчет о степени конкуренции на британском финансовом рынке, названный докладом Круикшенка – по имени руководителя экспертной группы, проведшей исследование (см. БП № 4 за 2000 год). В этом докладе против крупнейших британских банков было выдвинуто обвинение в нарушении правил честной конкуренции и получении неоправданно высоких доходов. Доклад Круикшенка не повлек за собой конкретных последствий в виде изменений в банковском законодательстве, но затронутая им тема осталась в центре внимания правительственных кругов и широкой общественности. По сути дела, любое новое объединение в финансовом секторе Великобритании должно было пройти усиленную проверку на соответствие правилам честной конкуренции.

Вероятно, третий по величине банк Великобритании Lloyds TSB несколько недооценил важность этого фактора, выдвинув в ноябре 2000 года неформальное предложение о присоединении ипотечного банка Abbey National, занимающего в британской табели о рангах пятое место. К тому же, сам Abbey National в это время вел переговоры о слиянии с Bank of Scotland (BoS), благодаря чему он мог превратиться в первый в стране универсальный диверсифицированный банк, расширяя "большую четверку" до "большой пятерки" (см. БП № 11 за 2000 год и № 1 за 2001 год).

Оба варианта объединения имели свои преимущества. Слияние на равных между Abbey National и BoS позволяло обоим участникам использовать сильные позиции друг друга. Союз с шотландским банком ликвидировал слабость Abbey National в таких сферах как услуги для мелкого и среднего бизнеса, где его рыночная доля не превышала 1%, и текущие счета, только 5% которых были открыты в ведущем ипотечном банке Великобритании. С другой стороны, Abbey National располагал депозитной базой, превышающей 50 млрд. ф. ст., что открывало широкие возможности для расширения кредитной деятельности BoS.

Объединение между Lloyds TSB и Abbey National выводило образовавшуюся группу на второе место в Великобритании. После завершения слияния, расходы на которое оценивались в 1.1 млрд. ф. ст., банки за счет ликвидации дублирования, объединения информационных систем и закрытия избыточных отделений к 2005 году добивались сокращения расходов на 650 млн. ф. ст. в год по сравнению с сегодняшним уровнем. Еще 250 млн. ф. ст. в год должна была принести перекрестная продажа финансовых продуктов. Британские банки значительно отстают в этом отношении от своих континентальных конкурентов, но Lloyds TSB, каждый клиент которого приобретал у банка, в среднем, 2.3 продукта, занимал по этому показателю одно из первых мест в стране. Приобретение клиентской базы Abbey National значительно повышало возможности перекрестной продажи, так как заемщики, привлекающие ипотечные кредиты, как правило, пользуются и дополнительными финансовыми услугами (в среднем, они потребляют по 4.55 финансового продукта).

В конце января Lloyds TSB подал официальное предложение о поглощении Abbey National в OFT, которое 23 февраля должно было вынести свое решение (одобрить в принципе такую сделку или передать ее на рассмотрение в Комиссию по конкуренции). Еще раньше ожидался вердикт и в отношении варианта Abbey National-BoS.

Февральские расчеты

Возможное объединение Abbey National и BoS никаких проблем не вызывало, да их и не могло возникнуть. Такой финансовый институт, относительно равномерно распределяющий сферу своей деятельности по всем основным рынкам и нигде не занимающий лидирующего положения, не вызывал никаких возражений у OFT. Кроме того, правительство приветствовало появление банка, который мог бросить вызов "большой четверке".

Гораздо больше интереса вызывало возможное решение OFT по предложению Lloyds TSB. Со слов аналитиков, шансы за положительный вердикт и против него были, примерно, равны, к тому же, исход дела рассматривался как важный индикатор реакции британского правительства на консолидацию в банковском секторе.

На первый взгляд, объединение Lloyds-Abbey по ряду показателей превышало граничные критерии, установленные Комиссией по конкуренции. Так, в частности, доля такой структуры на рынке текущих счетов составила бы 27% при максимально разрешенном пределе в 25%, а слияние ипотечного бизнеса Lloyds с операциями Abbey National принесло бы единому банку 23% соответствующего рынка.

Однако на все эти доводы находились свои возражения. Во-первых, уже был прецедент, когда правительственные органы (не далее, как весной 2000 года) дали добро на слияние Royal Bank of Scotland и National Westminster, хотя новый банк захватил 32% британского рынка услуг для малого и среднего бизнеса. Правда, это было еще до опубликования доклада Круикшенка.

Во-вторых, именно в сферах текущих счетов и ипотечного бизнеса ведущие британские банки в настоящее время сталкиваются с наиболее жесткой конкуренцией со стороны новичков – сетей супермаркетов, электронных банков, финансовых компаний. Все они действуют агрессивно (например, второй по величине в стране ипотечный банк Halifax предлагает по текущим счетам 4% годовых против 0.1% – у "большой четверки") и понемногу отвоевывают долю на рынке. Если брать только новых клиентов, появившихся лишь в 2000 году, то совокупная часть Lloyds TSB и Abbey National на рынке текущих счетов падает до 22%, а на рынке ипотечных кредитов – до менее 20%.

В этой связи наибольшие опасения специалистов вызывал рынок услуг для малых и средних компаний, которые, по данным доклада Круикшенка, буквально привязаны к крупным банкам и в наибольшей степени страдают от недостатка конкуренции в секторе. Здесь поглощение Abbey National со стороны Lloyds могло рассматриваться как попытка убрать потенциального конкурента. Однако руководство Lloyds успокаивало себя тем, что вследствие незначительности доли Abbey National на этом рынке (1%) существенного снижения конкуренции после объединения возникнуть не могло.

По сути дела, экономических препятствий для сделки независимые аналитики не усматривали. Другое дело, что могли возникнуть преграды политического плана. Низкий уровень конкуренции в банковском секторе стал в последние месяцы одним из "больных" вопросов, и незадолго до намеченных на май парламентских выборов правительство могло не решиться на такой противоречивый в глазах публики шаг как санкционирование слияния, которое делало бы еще мощнее один из банков "большой четверки". Кроме того, подобное объединение неминуемо приводило к закрытию отделений и сокращению рабочих место, что также вряд ли могло приветствоваться перед выборами.

Правда, из-за всего этого отошел на второй план тот факт, что руководство Abbey National не собиралось объединяться с Lloyds TSB, во всяком случае, на предложенных им условиях. Согласно им Lloyds предлагал за каждую акцию Abbey по 1.5 своей акции и 2.60 ф. ст. ($3.80) наличными. В конце января это выводило стоимость Abbey National на уровень около 20 млрд. ф. ст. ($29.4 млрд.), но последовавшее падение курса акций Lloyds к 23 февраля сбило цену до 17.3 млрд. ф. ст. ($25 млрд.).

Разочарование инвесторов, отражаемое в снижении курса акций Lloyds, объяснялось несколькими причинами. Во-первых, от самого прибыльного британского банка ожидалось, скорее, межгосударственное объединение, которое выглядело более многообещающим, чем политически противоречивый союз с национальным институтом. Во-вторых, объектом тревоги стал отказ Lloyds от прежней политики ограничения расходов на уровне не выше 35% от доходов. Ранее удержание этого важного показателя, показывающего эффективность работы банка, было предметом обоснованной гордости руководства Lloyds.

Наконец, в-третьих, многие специалисты сомневались, что, даже добившись разрешения на слияние, Lloyds не сумеет получить от него всей возможной выгоды. Для такого скептицизма были довольно веские причины. Приобретя в 2000 году страховую компанию Scottish Widows, банк так и не смог добиться перекрестной продажи финансовых и страховых продуктов в значительных масштабах, кстати, ничто не обещало, что он может добиться весомых успехов в отношении клиентов Abbey National.

Кроме того, аналитиков разочаровывали низкие темпы последнего объединения банков Lloyds и TSB. Хотя оно было объявлено в 1995 году, а со времени получения парламентского разрешения на слияние прошло более двух лет, банк еще не завершил объединения своих информационных систем, клиентских баз и сети отделений, планируя завершить работу только в текущем году. В этом смысле предложенная руководством Lloyds двухлетняя отсрочка, в течение которой сохранялись вся нынешняя сеть отделений Abbey National и его торговая марка, рассматривалась как признание неспособности к быстрому слиянию. Не зря программа объединения, предусматривавшая закрытие до 600 отделений и увольнение около 9 тыс. из 100 тыс. совокупного штата Lloyds и Abbey National, была рассчитана на четыре года.

В любом случае руководство Abbey National ответило отказом, охарактеризовав предложение Lloyds как неприемлемое. По некоторым данным, оно рассчитывало на повышение цены, скажем, благодаря увеличению выплат наличными до 4 ф. ст. за акцию, но для клирингового банка даже предложенная цена в 20 млрд. ф. ст. находилась на грани разумного. Вместо этого представители Lloyds начали обработку акционеров Abbey. Их предложение вступало в силу только при условии одобрения правлением Abbey National и правительственными органами, поэтому завоевание этой поддержки было архиважно. Однако 23 февраля Lloyds ожидало разочарование.

Открытый финал

Как и опасались аналитики, правительство Великобритании не решилось одобрить сделку, которая лишила бы "большую четверку" клиринговых банков самого влиятельного конкурента. По словам секретаря по делам торговли Стефена Байерса, слияние Lloyds и Abbey National привело бы к снижению конкуренции в таких сферах как текущие счета, услуги для малого и среднего бизнеса и ипотечное кредитование. В итоге дело было передано на рассмотрение Комиссии по конкуренции, которая 12 июня 2001 года, уже после парламентских выборов, должна вынести свое резюме. Так как влияние политических факторов в этом случае будет менее существенным, чем в отношении вердикта OFT, аналитики предсказывают, что Lloyds TSB, пусть с опозданием на четыре месяца, но все-таки получит искомое разрешение.

Однако понадобится ли оно ему?

Прежнее предложение Lloyds TSB в связи с отсутствием разрешения со стороны OFT автоматически утратило силу, но ничто не мешает выдвинуть новое. Как заявляет руководство Lloyds, банк не отказывается от своих начальных намерений, так что специалисты не исключают, что в ближайшее время вниманию правления Abbey National будет предложен новый вариант объединения. По некоторым данным, Lloyds заручился поддержкой ряда институциональных акционеров Abbey, поэтому, идя им навстречу, он может изменить условия выкупа акций, предложив большую долю наличных.

Но пока что руководство Abbey National форсирует слияние с BoS, которое уже не требует дополнительных разрешений и может быть осуществлено до июня, сведя к нулю все усилия Lloyds. Правда, здесь все еще остается много нерешенных вопросов. В частности, оба банка договорились, что их союз будет слиянием равных и большему по размерам Abbey National не придется платить премию за акции BoS. Тем не менее, соотношение при обмене акций шотландского банка на акции новой эмиссии Abbey еще следует определить. Не исключено, что при обмене акциями будет задействован и некоторый объем наличных средств, чтобы получить поддержку акционеров. Правда, у обоих банков весьма ограничена капитальная база, поэтому они вряд ли будут прибегать к этой мере без крайней необходимости.

Более значительный прогресс был достигнут в вопросе управления объединенным банком. Согласно предварительной договоренности Питер Бёрт, нынешний генеральный директор BoS, займет пост исполнительного президента, ответственного за разработку стратегии объединенного банка, а Иан Харли, его коллега из Abbey National, в ранге генерального директора будет руководить повседневной работой. Помогать ему в этом будет управленческий комитет, в состав которого войдут по 10 представителей с каждой стороны. При этом, прежний BoS займется предоставлением корпоративных услуг и работой с малыми и средними компаниями, а в сферу влияния нынешних подразделений Abbey National войдут розничный банковский бизнес и страхование.

Специалисты, впрочем, относятся к такой управленческой структуре с некоторой осторожностью. Наличие двух сильных руководителей в одной компании в большинстве случаев дает, скорее, отрицательный, чем положительный эффект. Кроме того, не снят с повестки дня и немаловажный вопрос о месте размещения штаб-квартиры объединенного банка. Лондон, со многих точек зрения, выглядит предпочтительнее, но BoS не хочет покидать свой офис в центре Эдинбурга, который он занимает уже не одно столетие.

Поэтому, хотя переговоры идут весьма интенсивно, ни одна из сторон не уверена в успехе всего предприятия. Наверняка, руководство Abbey держит в уме предложение Lloyds, а в запасе у BoS есть прерванные в прошлом году переговоры об обмене активами с австралийским National Australia Bank, которому принадлежат Yorkshire Bank и Clydesdale Bank в Шотландии. Однако BoS, при этом, должен будет поспешить, так как неудача во втором подряд объединении (в начале 2000 года ему не удалось присоединить банк National Westminster) делает его самого объектом для поглощении. Интерес к присоединению шотландского банка уже открыто проявляет Barclays, один из членов "большой четверки".

Виталий Шимкович,
по материалам
Financial Times,
Guardian, Reuters, AP,
dailynews.yahoo.com

 
© агенство "Стандарт"