журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Банковские стратегии

ТЭНДЕНЦИИ РЫНКА

Банковские кризисы

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

СТРАХОВАНИЕ ДЕПОЗИТОВ

Банковская деятельность

ИНТЕРНЕТ-БАНКИ

БАНКОВСКИЙ КОНТРОЛЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №3, 2001

Банковская деятельность

Универсальный почтовый банк плохо приживается в Великобритании

Закон сохранения массы в природе применительно к финансовому рынку

Задуманный в 2000 году британским правительством план создания на основе сотрудничества между коммерческими банками и почтовой службой универсального банка для малообеспеченных слоев населения вызвал противоречивую реакцию в финансовых кругах страны. Как это часто происходит с многосторонними проектами, почти все были готовы использовать для себя преимущества новой схемы, однако далеко не все согласны платить за них. Да и сами преимущества, как понемногу выясняется, оказались какими-то уж очень односторонними. Решив сэкономить государственные средства, правительство Великобритании столкнулось с рядом социальных и политических проблем.

История проекта

Все, пожалуй, началось с прошлогоднего предложения Алана Джонсона, министра торговли и промышленности Великобритании, который выступил с проектом компьютеризации всех 18.5 тыс. почтовых отделений, действовавших на начало 2000 года. В рамках этой инициативы правительство Великобритании планировало объединить элементарные банковские операции с функциями почты, с тем чтобы автоматизировать их. Этот план предполагал создание на базе местных почтовых отделений своего рода универсального банка для малообеспеченных слоев населения с целью, во-первых, автоматизации системы платежей социального обеспечения, что означало экономию средств (разумеется, государственных), и, во-вторых, нивелирования социальной дискриминации тех, кто недостаточно богат, чтобы иметь личные счета в банках (особенно в крупных частных коммерческих банках). А таких граждан в Великобритании насчитывается около 5 млн., большинство из них получают всевозможные пенсии, субсидии, страховки и прочие выплаты.

Правительство планировало решить эту проблему, стимулируя банки совместно с почтовыми отделениями предоставлять этой категории населения так называемые "простые" счета (basic accounts), которые не дают доступа к кредитам, но предлагают базовые финансовые услуги: автоматическое перечисление социальных выплат на личный текущий счет клиента; обналичивание чеков через электронные терминалы; осуществление денежных переводов, разовых и регулярных платежей по безналичному расчету. Банки за счет этого получали бы новых клиентов, а почтовые отделения расширяли свои функции. При этом, правительство позаботилось бы и о населении, позволив всем на равных правах пользоваться преимуществами и скидками, часто предоставляемыми тем, кто оплачивает товары и услуги через банк. На начальном этапе автоматизация почтовых отделений продвигалась с поразительной скоростью: от 300 до 400 отделений в неделю. Завершить полную компьютеризацию системы, названной Универсальным банком, планируется до весны 2003 года. Однако на пути осуществления этого проекта было немало бурных дискуссий и трений.

Представители профсоюза почтовых служащих выражают сомнения такого порядка: "Весь проект рассчитан на клиентов, которые будут открывать такие "простые" счета. Но нужны ли на самом деле банкам такие клиенты?" В ответ на подобные комментарии Министерство торговли и промышленности вынуждено было внести радикальную поправку в свои планы и выступить с заверениями, что не намерено заставлять пожилых людей, которые привыкли получать свои пенсии на почте, менять предпочтения.

Такой поворот несколько противоречил первоначальной цели проекта, который, собственно говоря, ставил своей задачей стимулировать или побудить каждого гражданина Великобритании открыть банковский счет. Банки, впрочем, вначале довольно решительно были настроены в пользу нового проекта, не вызывая подозрений в том, что им безразличны такие клиенты. Новый проект предоставлял банкам возможность несколько реабилитироваться и нейтрализовать жесткую критику в свой адрес по поводу массового закрытия их отделений, особенно в отдаленных районах. Поэтому они с готовностью открыли первые из таких "простых" счетов, заявляя о своей готовности обслуживать любых клиентов.

Первым из крупнейших банков подписал предварительное соглашение с правительством об открытии таких счетов Royal Bank of Scotland. Как заявил его директор Иан Стуттард, банк всегда стремился привлечь клиентов, которым он будет предоставлять самые простые, базовые финансовые услуги, помогая им в эффективном управлении средствами. Такие банки как Lloyds TSB, Co-op, Alliance&Leicester и Barclays еще задолго до старта проекта достигли договоренности с почтовыми отделениями в части осуществления для их основных клиентов непосредственно на почте таких простых финансовых операций как депонирование и снятие денег со счета. И почтовые службы тогда, конечно же, были довольны предоставленной им ролью своеобразных банковских отделений в сельской местности, так как такое соглашение привлекало к ним новых посетителей, а банки соглашались платить почтовым отделениям комиссионные, приблизительно эквивалентные тем, которые они получают от осуществления выплат "через окошко": около 11 пенсов за операцию. Однако сейчас во главу угла поставлено принципиально отличное нововведение – компьютеризация почтовых услуг.

Государственный подход

Более всего очевидны преимущества этого проекта для самого правительства. Что касается граждан, то вполне возможно, что от осуществления данной схемы многие из них (хотя и не значительное число) кое-что выиграют, другие же (также в незначительной степени) проиграют. Однако общее мнение потенциальных клиентов Универсального банка пока на этот счет остается неясным.

В результате осуществления полной автоматизации финансовых операций, проводимых почтой, правительство рассчитывает на ежегодную экономию около 400 млн. ф.ст. на комиссионных, выплачиваемых почтовым отделениям за осуществление платежей "через окошко". Что ж, выигрыш действительно заманчивый. Однако, как это всегда бывает, согласно закону сохранения массы в природе, " когда откуда-то что-то убывает, в другом месте обязательно такое же количество прибывать должно". Другая версия этого закона гласит, что счастье одной половины человечества неизбежно оказывается основанным на несчастье другой. Перефразируя этот общеизвестный принцип применительно к финансовым реалиям, можем предположить, что, когда от какого-то решения кто-то слишком явно выигрывает, то обязательно найдутся и те, кто вследствие такого поворота событий понесут убытки, примерно сопоставимые с прибылью выигравшего. Кто же в данной ситуации пострадавший?

Больше всего возмущений и протестов (и, притом, с самого начала) этот проект вызвал, как можно догадаться, у почтовых работников, которые предвидят для себя безработные времена, а в перспективе – полное исчезновение местных почтовых отделений. И в самом деле: кто же пойдет на почту, если пенсии и страховки будут сразу автоматически переводиться на счет клиента, а все коммунальные, социальные, страховые и прочие платежи также автоматически с этих счетов выплачиваться? Обналичить же чек можно будет в любом супермаркете, где есть банкомат.

Действительно, для местных почтовых отделений нововведение означает потерю от 35 до 65% – в зависимости от размера почтового отделения и спектра предлагаемых им услуг – их годового дохода, который они до сих пор получали, в основном, в качестве комиссионных при выплате пенсий и субсидий "через окошко". По прогнозам специалистов, примерно, для 8 тыс. почтовых отделений Великобритании (т.е. почти для половины всех почтовых отделений страны) комиссионные составляют около 45% от их дохода. А потеря почти половины годового дохода представляет, как правило, реальную угрозу для дальнейшего существования почтовых отделений, большинство которых и так на грани выживания.

Соглашение с банками, позволяющее почтам зарабатывать на комиссионных от осуществления базовых банковских операций, не способно возместить эту потерю, так как, помимо непосредственной утраты комиссионных от предоставления так называемых почтовых услуг, автоматизация платежей косвенно сказывается самым болезненным образом и на других статьях доходов мелких почтовых отделений. Принимая во внимание то, что отделения связи в сельской местности зачастую выполняют и другие функции, будучи еще и местом продажи различных мелких товаров, уменьшение потока посетителей почты означает сокращение и количества случайных покупателей этих товаров. Соображению, высказанному представителями банковской сферы, что поток этот не убавится, а возрастет благодаря новым посетителям, нуждающимся в банковских услугах, противопоставляется довод, что обналичивание чека – самую распространенную финансовую услугу, которую предоставляют банки, а вслед за ними и почты, – теперь можно провести в любом супермаркете.

Таким образом, 18 тысячам сельских почтовых отделений Великобритании грозит полное вымирание, что, с политической точки зрения, проблематично и для правительства. В подтверждение такой угрозы говорят и статистические данные о закрытии за последний год 434 почтовых отделений и о том, что на данный момент этот процесс продолжается со средней скоростью одно закрытое почтовое отделение в день.

Банковские проблемы

Впрочем, не только почтовая служба проявляет недовольство. Банки, вначале воспринявшие идею вполне благожелательно, сейчас в большинстве своем также не торопятся высказываться в пользу этого проекта или же активно его поддерживать какими-либо действиями. Основным поводом для охлаждения энтузиазма банков стала, как легко догадаться, схема распределения платежей по финансовому обеспечению реализации этого проекта. Ибо на кого падает основное бремя затрат в случаях, когда банки находятся в числе участников, как не на сами банки? Ответ на этот вопрос очевиден, в то время как выгоды, извлекаемые банками из этого проекта, далеко не столь явны. Для большинства банков, особенно для крупных, которые предположительно заплатят больше всех, клиенты Универсального банка – далеко не такая желанная цель, как для почтовых отделений.

Банки поэтому довольно долго были одинаково далеки от того, чтобы в принципе согласиться со всей схемой реализации проекта, как и с его деталями. Они, в целом, не удовлетворены навязанной правительством обязанностью платить за то, что ими воспринимается, скорее, как конкурентный государственный финансовый институт. А вынужденное идти на уступки в условиях сложной политической ситуации правительство пытается изыскать возможности уравновешивания всех "за и против", учета интересов, а также откорректировать уже в ходе осуществления свой проект, в пылу жарких дискуссий по поводу финансирования столь дорогого, но многообещающего мероприятия.

Результатом таких уступок стало предложение правительства о том, чтобы операции по открытию счетов клиентов Универсального банка проводились служащими почтовых отделений, а не изначально банками, как предполагалось ранее, с тем чтобы возместить почте потерю доходов от ее профильных функций. Такое решение опять-таки встретило ряд протестов со стороны банков. И вот по какому поводу: не обученные специфике работы с банковскими клиентами и технике осуществления финансовых операций почтовые служащие немедленно и неизбежно станут легкой добычей мошенников и фальшивомонетчиков, всегда готовых воспользоваться недостатками новой системы. Это осознают и члены профсоюза почтовых служащих, и представители торговых компаний, которые, не долго думая, сразу же потребовали себе возмещения или хотя бы гарантию компенсации потенциальных убытков, которые возникнут вследствие реализации правительственного проекта.

В центре разразившегося по этому поводу скандала, некоторое время грозившего даже привести к срыву всего проекта создания Универсального банка, две проблемы. Во-первых, кто будет оплачивать работникам почтовых отделений эти новые функции и, во-вторых, кто возместит потери? Государство пока не готово взять на себя моральную и материальную ответственность по этому вопросу. В то же время представители различных банков анонимно высказываются в том смысле, что и за весь проект, оцененный в сумму порядка 130 млн. ф. ст., по логике вещей и справедливости ради, должен платить тот, кто от такого преобразования получит самый крупный выигрыш в виде сэкономленных 400 млн. ф. ст.

Вот как выразился по поводу этого скандала высокопоставленный менеджер одного из ведущих банков: "Этот проект уже стоил нам целого состояния. Теперь почтовые служащие хотят еще и выполнять операции по открытию счетов. Вероятно, они будут делать это не бесплатно. И кто же должен будет платить за это: опять мы?" Таким образом, роли распределились "поровну": правительство получает прибыль, а банки возмещают затраты.

Действительно, на первых порах основная часть расходов приходилась на долю четырех крупнейших банков Великобритании. Предполагалось, что Royal Bank of Scotland, Barclays, HSBC и Lloyds TSB должны будут заплатить за реализацию проекта от 10 млн. до 12 млн. ф. ст. в год каждый. От банков поменьше, таких как Abbey National и Halifax, ожидалась сумма от 8 млн. до 10 млн. ф. ст. в год. На другие банки и фонды, как, например, Bank of Scotland, Co-op и Nationwide Building Society, была возложена выплата по 5-7 млн. ф. ст. в год.

Вполне понятно, что такое распределение сразу же вызвало бурю гнева и массу неудовольствия. Большие банки возмущены тем, что новые участники финансового рынка, как, например, электронный банк Egg, не внесены в список тех, кому предстоит финансировать проект, что, по словам банкиров, в корне противоречит принципам здоровой конкуренции в условиях рыночной экономики. Менее крупные банки считают, что, напротив, основное бремя субсидирования проекта должно лечь на плечи крупных банков, так как они, якобы, смогут предложить новым клиентам больше услуг, а, следовательно, и больше выиграют от осуществления плана правительства. Nationwide, который со своими 1.5 млн. текущих счетов контролирует не более 3.5% финансового рынка страны, считает, что сумма, запрашиваемая от него правительством, далеко превосходит эти пропорции.

Одним словом, свою долю материального участия в проекте банки рассматривают, скорее, как дополнительные (и, к тому же, необоснованные) налоги, чем как справедливую "складчину". Кроме того, они требуют, чтобы в долю вошли и другие институты, которые, хотя и косвенно, но довольно ощутимо и бесспорно выиграют от создания Универсального банка. К таковым относятся, в частности, компьютерные компании, поставляющие программное обеспечение, или же фирмы, продающие товары и услуги за безналичный расчет. В ходе бурных обсуждений под угрозой лишения финансовой поддержки некоторых крупных банков правительство вынуждено было уступить в этом вопросе представителям "большой четверки", в средствах которой оно сильно заинтересовано, и включить в схему субсидирования проекта новых участников.

Еще один аспект, в котором банки проявляют вполне объяснимое упорство, – торговая марка банка. Предполагалось, что почтовые отделения будут открывать "простые" счета своим клиентам, пользуясь торговыми марками определенных банков и, фактически, исполняя роль их отделений. Однако не всегда такое "сотрудничество" встречает одобрение банков. Перспектива, как они это воспринимают, "поделиться" заработанными ценой многолетних усилий и затраченных средств, именем и репутацией с почтовыми отделениями, в способности которых поддержать эту репутацию банки, безусловно, сомневаются, и все это – ради получения еще нескольких тысяч малообеспеченных клиентов, не выглядит для крупных банков столь уж соблазнительной. Тем более, если банковские операции, такие как открытие счетов, и в самом деле должны будут проводиться работниками почты.

Теперь, после эйфории первых месяцев, банки не так уж сильно заинтересованы в этих новоявленных "точках сбыта", особенно после того, как в 2000 году они были вынуждены сократить немалую часть собственных отделений, за что и подверглись яростным нападкам и критике. Правительство пока приостановило обсуждение этого вопроса, видя упорство, с которым банки протестуют против такого решения. Однако, по словам министра торговли и промышленности Алана Джонсона, правительство намерено вернуться к его рассмотрению позже, когда, возможно, банки будут настроены лояльнее. Но, чтобы получить поддержку банков, правительству придется многое пересматривать в своих первоначальных планах создания Универсального банка.

А что же потребители?

Однако сопротивление банков по некоторым вопросам все же сломлено под действием политического давления или же куплено ценой уступок. Удалось преодолеть даже упорство Nationwide Building Society, совместного фонда, который гордится своим имиджем ориентированной на потребителя финансовой организации и своеобразного антипода "жадным" банкам, но, однако же, оказавшегося одним из самых стойких и бескомпромиссных критиков правительственного замысла. Недавно Nationwide Building Society совместно с Министерством торговли и промышленности опубликовал коммюнике, в котором заявил, что "в общих чертах" согласен со схемой реализации проекта.

Остались детали, согласование которых, впрочем, может оказаться не менее тяжким. Однако сейчас уже можно сделать вывод, что несмотря на внутренние противоречия и несогласие сторон по ряду вопросов проекту все же не грозит опасность затянуться на долгие годы или остаться нереализованным. Вопрос лишь в том, в каком виде он будет осуществлен и насколько от этого выиграют те, на благо кого он, якобы, был задуман.

Никто, кажется, до сих пор не позаботился о том, чтобы лучше узнать мнение самих потребителей на этот счет. Никакие исследования по этому поводу не проводились, кроме тех статистических данных, которые простые граждане страны сами и обеспечили, в апреле 2000 года поставив более 3 млн. подписей под петицией, направленной против проекта компьютеризации почтовых услуг. Очевидно, что массовое закрытие почтовых отделений вызовет большой общественный резонанс, особенно среди жителей сельской местности, создавая напряженную политическую ситуацию, чего правительство всеми силами пытается избежать.

Сильно ли изменилось общественное отношение к этому проекту за истекший год, изменилось ли оно вообще и в какую сторону, пока не известно, хотя всем этим стоило бы поинтересоваться. Да и корректировать проект в ходе его осуществления все-таки легче, чем после его завершения. Тем не менее, правительство, похоже, намерено сначала поставить общественность перед свершившимся фактом, в затем анализировать, что из этого получится.

Оксана Павлова,
по материалам
Electronic Telegraph,
dailynews.yahoo.com

 
© агенство "Стандарт"