журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Банковские стратегии

ТЭНДЕНЦИИ РЫНКА

Банковские кризисы

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

СТРАХОВАНИЕ ДЕПОЗИТОВ

Банковская деятельность

ИНТЕРНЕТ-БАНКИ

БАНКОВСКИЙ КОНТРОЛЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №3, 2001

СТРАХОВАНИЕ ДЕПОЗИТОВ

Мировой опыт страхования депозитов

Эффективность подобных систем зависит, в первую очередь, от надежности финансовой и правовой системы государства

В ходе ряда финансовых и экономических кризисов 80-90-х годов правительства некоторых развитых и новых рыночных стран были вынуждены буквально "спасать" от развала пострадавшие банковские системы. В качестве средства обеспечения большей прозрачности и стабильности деятельности банков многие государства в настоящее время рассматривают введение различных систем страхования депозитов. Однако в США, откуда страхование депозитов берет свое начало и чья модель активно перенималась новыми рыночными странами, роль этого метода была пересмотрена и определена как недостаточная гарантия от банковского кризиса.

Теория плясок на канате под куполом цирка

По словам Мануэля Конте, вице-президента Мирового банка по вопросам развития финансового сектора, "страны можно условно разделить на две группы. К первой принадлежат те из них, где есть система страхования депозитов и которые знают, как ее использовать, ко второй же – страны, где также есть эта система, но они слабо с нею знакомы, до тех пор, конечно, пока не разразится банковский кризис".

В такой ситуации оказались в 1997 году Индонезия, Корея и Таиланд. Перед началом азиатского финансового кризиса эти страны не имели официального страхования депозитов своих банков, в результате чего не имели иного выбора, кроме как предоставить общие гарантии, с тем чтобы уменьшить панику. В результате Индонезия потратила 50% своего годового ВВП, "спасая" свои банки, а Южная Корея и Таиланд значительно увеличили свое долговое бремя.

Экономист Boston College Эдвард Кейн сравнивает банки и их заемщиков с цирковыми акробатами. В его сравнении клиенты банка – это зрители. "Наиболее важная цель [внедрение системы страхования депозитов] заключается в том, чтобы избежать падения акробата, а если это все же произойдет, – не дать зрителям увидеть ужасных последствий инцидента. В таком случае защитные сети помогают акробатам выполнять немыслимые трюки, которые и привлекают людей в цирк. Применительно к финансовой системе идея состоит в том, чтобы банки принимали на себя часть риска в финансировании перспективных проектов, которые могут способствовать увеличению необходимого экономике капитала".

Однако, это лишь метафоры. Они не объясняют, почему банкротства, даже подстрахованные "сетью безопасности", нанесли такой ущерб налогоплательщикам и участникам финансового сектора во многих развитых и новых рыночных странах. Так, например, США кризис системы ссуд и сбережений конца 80-х годов обошелся в $180 млрд. (приблизительно, 3% от ВВП).

Из документов, представленных группой экономистов Мирового банка на прошлогодней конференции по вопросам страхования депозитов, следует, что экономический спад в результате банковского кризиса тем больший, чем надежнее система страхования. По их словам, данное исследование также четко характеризует то, что обширные системы гарантий, включая "дисконтное окно" центрального банка, способствуют снижению темпов долгосрочного роста и мешают развитию стабильной финансовой системы. Как считают влиятельные международные банковские аналитики, намного большую пользу в деле поддержания стабильности национальной финансовой системы дают увольнение "плохих" менеджеров, прозрачность деятельности регулирующих органов, возложение убытков не только на незастрахованных кредиторов, но и на акционеров, наконец, самое главное – изменение практики нерационального размещения кредитов.

Как говорит бывший банковский аналитик МВФ Джиллиан Гарсия, важно определить, действительно ли кризис настолько тяжелый, чтобы предоставлять банкам полный объем гарантий. Поспешно обещанная общая гарантия, предполагающая спасение всех пострадавших банков, может стоить больших денег, в то время как в действительно критической ситуации она может сохранить значительные средства.

По последним подсчетам, системы страхования депозитов используют 72 страны. Среди них – большинство развитых стран. Южная Африка, Россия, Кувейт, Боливия, Коста-Рика, Гонконг и шесть франкоязычных стран Центральной Африки обсуждают возможность внедрения такой системы. Колумбия, Корея, Япония, Мексика, Турция, Великобритания и США планируют модернизировать существующие на данный момент механизмы. После неудачного эксперимента накануне азиатского кризиса Малайзия, Индонезия и Таиланд, возможно, введут более ограниченные, но постоянные системы страхования депозитов.

Развитие концепции

Все началось в США с принятием в 1933 году Закона Гласса-Стигала, согласно которому была учреждена Федеральная корпорация по страхованию депозитов (FDIC). Основной целью данного института была защита мелких вкладчиков, особенно домашних хозяйств, однако долгое время программа не имела широкой поддержки.

Предложения относительно федерального страхования сбережений время от времени появлялись в американском Конгрессе в течение 50 лет, пока конгрессмен Генри Стигал, наконец, не создал необходимую коалицию. Первоначально Стигал был нацелен на защиту мелких банков (как правило, не имеющих ничего, кроме головного офиса), которым в период Великой депрессии угрожал крах вследствие нарастающей конкурентной борьбы с более крупными финансовыми институтами. Стигал предложил сенатору Картеру Глассу принятие данного закона в качестве так называемой "услуги за услугу": введение защиты депозитов взамен на разделение коммерческой и инвестиционной банковской деятельности (с чем большинство людей и ассоциируют недавно отмененный Закон Гласса-Стигала). До того времени Гласс не признавал необходимости введения федерального страхования депозитов.

На сегодняшний день в США планируется изменение существующей концепции страхования депозитов. В последнее время возрастает недовольство доктриной "слишком большой, чтобы дать обанкротиться", которой, похоже, руководствуются национальные органы банковского надзора со времен спасения в 1984 году иллинойского банка Continental. Многие из крупных банков опустились до уровня некредитоспособности в конце 80-х годов, однако были восстановлены, в связи с тем что, по мнению властей, были слишком крупными, для того чтобы быть подверженными краху. А несколько техасских банков, которые не "доросли" до нужных размеров, "лопнули" приблизительно в то же время, что обошлось достаточно дорого налогоплательщикам. Это был так называемый "кредитно-ссудный кризис", который существенно отразился на федеральном бюджете.

Опыт стал серьезным уроком, показавшим, что страхование депозитов может быть дестабилизирующим и опасным фактором в условиях отсутствия четкой рыночной дисциплины. Однако даже самые жесткие критики согласны, что при наличии подобной системы страхование депозитов заслуживает внимания.

Даже застрахованные депозиторы могут помочь наказать банки за неправомерные действия. К такому заключению пришли экономисты Мирового банка исходя из результатов исследований, проведенных в Аргентине, Чили и Мексике. Однако финансовые институты этих стран имеют обыкновение не выполнять свои обещания, задерживать платежи и слабо насыщать фонды страхования депозитов, поэтому эти системы нельзя считать надежными.

Будет ли работать система совместного страхования (разделения убытков с вкладчиками), зависит от средств, доступных страховому фонду, и его способности их использовать. Например, американский конгресс профинансировал банки в период ссудно-сберегательного кризиса из бюджетных средств, после того как Федеральная корпорация по страхованию депозитов просто рухнула, оказавшись не в состоянии покрыть все затраты. Таким образом, гарантии по вкладам до $100 тыс. в США считаются высоконадежными. Вкладчики в США являются первоочередными получателями и по требованиям, превышающим застрахованный уровень, снижая свои потери за счет других кредиторов банка.

Канадцы не так "избалованы". В их системе лимит ниже, чем в США, и составляет $60 тыс. на один счет, кроме того, они не имеют преимуществ перед остальными кредиторами. Следовательно, их потери могут быть значительно большими, если правительство не предпримет мер для своевременной поддержки "падающих" банков. Кроме того, канадские вкладчики могут выжидать годами, пока их средства по незастрахованным депозитам будут как-то компенсированы.

Как органы банковского надзора, так и институты, которые находятся в их юрисдикции, в последнее время все больше должны учитывать возрастающую конкуренцию в мировом масштабе. Недавно FDIC предложила внести изменения в систему контроля затрат и ценообразования, которые должны представлять значительный интерес как для банков, так и для регулирующих органов. Практически все банки США не платят взносы в фонд страхования депозитов, что создает им конкурентное преимущество. Это равносильно субсидиям в той степени, в какой страхование депозитов "недооценено". Пока не ясно, как эта проблема может быть решена. В течение последующих нескольких лет Конгресс США может принять решение об увеличении или о полном упразднении этих субсидий либо может расширить их на другие сегменты финансовой сферы.

Быть или не быть?

Эксперты Мирового банка, консультирующие новые рыночные страны по вопросам страхования депозитов, опираются на результаты эмпирического исследования, проведенного экономистами Мирового банка по 61 стране за период с 1980 по 1997 год. В первую очередь, они настаивают на том, что обеспечение должно быть незначительным. По их мнению, страхование депозитов должно защищать, в первую очередь, мелких вкладчиков и тех, кто не имеет возможности проводить мониторинг финансового состояния банка.

Многие считают, что причиной понесенных в США значительных убытков в ходе ссудно-сберегательного кризиса стал рост лимита. В 1980 году Конгресс увеличил лимит от $40 тыс. до $100 тыс. на один счет, и он остается на этом уровне по сегодняшний день. Как показывают исследования, проведенные Мировым банком, страны с высоким уровнем предела страхования депозита имеют менее стабильные банковские системы, чем страны с низкими лимитами.

Руководитель экспертной группы Мануэль Конте также считает, что покрытие должно быть небольшим и распространяться лишь на активы банков, принадлежащие мелким вкладчикам. Система страхования депозитов не должна покрывать межбанковские депозиты. Конте и его группа настаивают на том, чтобы правительства не пытались покрывать убытки до того, как они произошли. Если власти с излишней охотой идут на предоставление помощи банкам, опасаясь более значительных потерь в случае их банкротства, финансовые институты больше склонны к неоправданному риску, а их вкладчики – к самоуспокоенности.

Специалисты Мирового банка признают, что значительную пользу может принести взаимное финансирование потерь банками, а не упование на "закрома родины". Общие гарантии будут стимулировать банки проводить постоянный мониторинг деятельности друг друга. Банки также имеют все основания усилить давление на страховые агентства с целью лимитирования потерь в системах, управляемых как совместные предприятия между правительствами и банками.

Необходимым условием является обязательное членство в системах страхования. Слабым банкам свойственно непропорционально активно участвовать в добровольных системах, что создает проблему отрицательного отбора. И, наконец, эксперты указывает на то, что до введения систем страхования депозитов должны быть приведены в порядок правовые и регулятивные механизмы, иначе предоставление банкам и их вкладчикам государственных гарантий не принесет ничего, кроме неприятностей.

Однако многие страны, тем не менее, утверждают страховые схемы, в корне отличающиеся от рекомендованных Мировым банком. Одна из причин, из-за которых все это происходит, заключается в том, что банки на самом деле не могут быть абсолютно независимыми от государства. Этот фактор особенно сильно проявляется в новых рыночных странах, однако действует и в развитых, в частности, в США. Американское правительство часто использует банки для прямого кредитования и в обмен на это оказывает им значительную поддержку в случае кризисных ситуаций.

Германский

нетрадиционный подход

Обычно создать универсальную схему не удается никому. Системы страхования, как правило, должны предусматривать индивидуальный подход и допускать принятие нетрадиционных решений в зависимости от конкретных обстоятельств. К примеру, германское правительство не "спасло" ни один банк с момента банкротства банка Herstatt в 1974 году, хотя в этой стране установлена система страхования депозитов, которая противоречит большинству принципов, провозглашаемых экспертами Мирового банка.

Максимальный лимит покрытия для коммерческих банков Германии, по международным стандартам, недосягаемо высок. Страхуются все небанковские депозиты на сумму до 30% уставного капитала банка. Так как в Германии этот показатель составляет, как минимум, @5 млн., это означает, что минимальный лимит равен @1.5 млн., или 50-кратному значению ВВП на душу населения, что значительно выше, чем в большинстве стран.

Кроме того, в Германии это покрытие выходит далеко за пределы розничных счетов, используемых немецкими домашними хозяйствами (еще одно отступление от канонов). Страхование покрывает также счета в других валютах и даже в зарубежных филиалах. Исключение составляют лишь межбанковские депозиты, внутренние (инсайдерские) счета и выплаты держателям облигаций.

Некоторые из страховых требований финансируются предварительно – третье нарушение, с точки зрения Мирового банка. Банки, участвующие в системе, выплачивают ежегодные взносы в размере 0.03% от покрытых обязательств, однако этот показатель может быть удвоен либо вообще отменен в зависимости от потребности страхового фонда в финансовых средствах. И, наконец, членство в системе является добровольным. Приблизительно 36 из 300 банков Германии не участвуют в системе.

Таким образом, в германской системе страхования депозитов можно выделить четыре существенных минуса, однако, как ни странно, она работает достаточно слаженно. В недавнем исследовании банковского риска, проведенном по 12 странам, было обнаружено, что банки Германии имеют наименьшую степень риска. Число случаев неплатежеспособности оказалось достаточно низким (26), из них лишь два (SMH в 1983 году и Fisherbank – в 1995-м) сопровождались значительными потерями.

Как же Германия добилась таких результатов, будучи страной, в которой не соблюдаются признанные рекомендации? Дело в том, что германская модель имеет одну отличительную особенность. Немецкая банковская ассоциация действует как частное учреждение. В нее не вовлечены государственные средства, и, следовательно, банки имеют серьезные основания для того, чтобы проводить мониторинг деятельности друг друга, тем более, что страхование не покрывает межбанковских депозитов.

Высокий лимит покрытия здесь только увеличивает заинтересованность банков во взаимном "отслеживании", поскольку в случае крупных банковских крахов страховой фонд увеличит размер взносов. Не удивительно, что именно Немецкая банковская ассоциация (а не государственные органы банковского надзора) первой вскрыла проблемы банка SMH.

В целом частные системы страхования депозитов показали свою довольно высокую эффективность. Однако в настоящее время лишь 11 стран из 74 имеют полностью частные схемы. Кстати, до 1934 года в США функционировали несколько систем взаимного страхования депозитов, однако они провалились, поскольку объединяли слишком много банков. Когда число участников возрастает, у банков пропадает стимул к проведению взаимного мониторинга и контролю небольших финансовых институтов.

При этом, в немецкой системе принимают участие две с половиной сотни банков! Как полагают специалисты, эффективность ей придают несколько крупнейших финансовых институтов, сотрудничающих в этом и совместно отслеживающих положение в меньших по размерам банках.

Немецкая банковская ассоциация также имеет значительный рычаг влияния. Федеральное агентство по надзору за банковской деятельностью прежде, чем выдать очередную лицензию, должно предварительно проконсультироваться с ассоциацией. Банки, которые не входят в нее, должны объявлять об этом, вывешивая плакаты в своих отделениях и даже указывая в бланках на открытие счета. Таким образом, данная система имеет уникальную возможность отстранить от бизнеса институты, не желающие принимать в ней участия, значительно сократив их доходы либо вообще закрыв их.

Акционеры, владеющие контрольными пакетами акций немецких банков, также несут значительно больший риск, чем в других странах. В Германии владелец контрольного пакета банка должен возместить Фонду защиты сбережений все убытки, понесенные в ходе оказания им помощи. Таким образом, акционеры используют свое влияние для обеспечения стабильной работы банка с наименьшим риском.

Подходит ли эта достаточно успешная система для копирования в других государствах? Не обязательно. Германия позиционируется очень высоко по сравнению с другими странами по качеству правовых и регулятивных учреждений. Такая четкая система страхования депозитов с очень высоким максимальным лимитом, похоже, не способствует появлению проблем "морального вреда", которые могли бы возникнуть в таких условиях в любой другой стране. Как говорит Удо Франке, советник Министерства финансов Германии, регулятор может аннулировать лицензию на управление финансовым институтом, если банк находится в тяжелом финансовом состоянии. А Фонд защиты сбережений может привлечь менеджеров к ответственности за любые нарушения.

Некоторые специалисты считают, что саморегулирование в банковской деятельности приветствуется, однако регуляторы должны активно вмешиваться в деятельность банков, если у последних возникают проблемы с недостаточной капитализацией.

В настоящее время в Германии вводится новая система, которая несколько изменяет взаимоотношения государства и частных банков в свете Директивы ЕС о страховании депозитов от 1997 года. Эта Директива устанавливает, что страны должны обеспечить защиту депозитов до @20 тыс. (с 10% сострахования), впрочем, немцы пока не намерены отказываться от своих высоких лимитов. Как и предыдущая, новая система опирается на частное финансирование и управление. Министерство финансов устанавливает размер взносов, но в отличие от старой системы ответственным за контроль и регулирование назначено Федеральное агентство по надзору за банковской деятельностью.

Аргентинский

опыт реформ

Аргентина – одна из наиболее пострадавших стран в результате банковского кризиса 80-х годов – трансфомировалась в образцовую экономическую систему в 90-тые годы благодаря проведению радикальных реформ. Ранее вкладчики в этой стране практически не имели никакой защиты. Центральный банк Аргентины подсчитал, что депозит в размере $100 в 1944 году к 1990 году был бы равен лишь 1 центу.

Впоследствии правительство Аргентины проявило достаточную политическую волю, для того чтобы установить рыночную дисциплину в банковской системе, поскольку субсидии в виде страхования депозитов и реструктуризация проблемных банков за государственный счет оказались весьма затратными. В процессе кризиса мексиканского песо 1994-1995 годов в Аргентине было закрыто 10 банков. Правительство также пошло на сокращение депозитной базы на 20%. Эта горькая пилюля, однако, была лучше, чем покрытие за счет налогоплательщиков просчетов неквалифицированных банкиров.

Впоследствии такую же жесткую модель реформирования банковской деятельности приняла Эстония. И это вряд ли совпадение. Как и в Аргентине, в Эстонии введен фиксированный валютный курс и функционирует валютный совет. Очевидно и без валютного совета, обе эти страны предприняли бы действия по восстановлению кредитоспособности своих банков. Однако валютный совет – это "дамоклов меч" над головами фискальных органов.

В 1992 году Аргентина отменила старую недееспособную схему государственного страхования депозитов. Позднее, в мае 1995 года, в Аргентине была введена новая система, согласно которой покрывались депозиты в $20 тыс. и менее. Надзор за системой осуществляло финансируемое правительством учреждение под названием SEDESA. Позднее SEDESA увеличила лимит до $30 тыс.

Однако изменения в схеме страхования депозитов представляли собой только часть широкомасштабной программы реформ. В 1997 году была введена новая система банковского регулирования, в которой были объединены контроль эмиссии облигаций, аудит, стандарты прозрачности и присвоение кредитных рейтингов. С целью контроля в Аргентине была адаптирована версия американской системы CAMELS. На банки, имеющие слабые показатели по системе CAMELS, распространяются более высокие требования к капиталу. Кроме того, кредитное бюро центрального банка публикует подробную финансовую информацию по отдельным финансовым институтам, включая данные о просроченных кредитах. Кроме того, кредитное бюро содержит базу данных по всем кредитам на сумму, превышающую $50 тыс. И, наконец, банки обязаны получить кредитный рейтинг, для того чтобы менее осведомленные инвесторы имели возможность оценивать финансовую стабильность конкретного банка.

Идея этого комплексного подхода заключается в том, что как рыночная, так и регулятивная система страдают от несовершенства, однако обе могут дополнять друг друга и тем самым ограничивать потери вкладчиков и налогоплательщиков.

По мнению экспертов Мирового банка, внедрение нового подхода дало хорошие результаты. Банк поместил Аргентину на второе-третье места (после Сингапура и наравне с Гонконгом) по показателю качества банковского регулирования среди новых рыночных стран.

Система страхования депозитов вряд ли может быть рекомендована для всех государств. По мнению многих специалистов, чем слабее экономическая система страны, тем больший вред в ней может нанести введение механизма страхования депозитов. Поэтому, возможно, 108 стран, где в настоящее время отсутствует официальная система страхования депозитов, идут правильным путем. Очевидно, многим из них первоначально следует более развить свою финансовую систему, которая вскоре позволит ввести более жесткое регулирование и контроль. Для этого необходимо гармоничное сочетание прозрачности, защищенности и отчетности.

По мнению других специалистов, система страхования депозитов – это своеобразный сигнал ключевым участникам рынка о "правилах игры". Он помогает как вкладчикам, так и рынку в целом обеспечивать дисциплину. Иногда общая гарантия, предоставленная в разгар кризиса, может стоить налогоплательщикам гораздо дороже формально введенной системы с четко установленными лимитами.

Между тем, в моделировании "сетей безопасности" все большую роль играет технология. Все больше банковских операций проходят по внебанковским системам, особенно через Интернет. Эти тенденции способствуют созданию огромных и слабо связанных между собой "сетей безопасности". Следовательно, многие существующие системы страхования депозитов могут вскоре стать анахронизмом.

Наталья Коноваленко,
по материалам Euromoney

 
© агенство "Стандарт"