журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Банковские стратегии

ТЭНДЕНЦИИ РЫНКА

Банковские кризисы

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

СТРАХОВАНИЕ ДЕПОЗИТОВ

Банковская деятельность

ИНТЕРНЕТ-БАНКИ

БАНКОВСКИЙ КОНТРОЛЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №3, 2001

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Новые лидеры – новые задачи

Сингапурский банк DBS разрабатывает стратегию экспансии на рынке Восточной Азии с помощью приглашенных американских специалистов

Распространение своего влияния на всю территорию азиатского региона и завоевание статуса банка регионального масштаба давно уже стало заветной целью сингапурского банка Development Bank of Singapore (DBS), представляющего крупнейшую финансовую группу Юго-Восточной Азии. Однако опыт предыдущих лет показывает, что, хотя способов достижения этой цели может быть несколько, ни один из них не будет легким и быстрым и не станет гарантировать стопроцентный успех. В основу всех возможных решений, как правило, заложено расширение банка благодаря новым приобретениям, чем сейчас в меру сил и занимается DBS. Однако, увлекшись экспансией за рубежом, банк может проморгать появление новых конкурентов на внутреннем рынке.

Выбор оптимальной стратегии достижения паназиатского масштаба, а в более широком плане – путей подготовки крупнейших финансовых институтов Сингапура к жесткой конкуренции в условиях глобальной экономики – предполагалось возложить на иностранные кадры, обладающие преимуществами международного опыта работы. Именно с этой целью по инициативе сингапурского правительства в августе 1998 года на должность генерального директора крупнейшего в стране банка DBS был приглашен американец Джон Олдс, в прошлом один из менеджеров JP Morgan.

Предполагалось, что новый генеральный директор будет занимать этот пост, как минимум, три года, однако уже в конце осени 2000 года распространились упорные слухи о том, что Олдс планирует сложить возложенные на него обязанности. Тем не менее, когда в январе 2001 года они подтвердились заявлением Джона Олдса о том, что он намерен подать в отставку в самом ближайшем будущем, большинством финансовых аналитиков, да и служащими банка, эта новость была воспринята как неожиданная и неприятная.

Следует отметить, что деятельность нового генерального директора по реорганизации DBS оценивалась специалистами как перспективная. Общее мнение на этот счет выразил аналитик ABN Amro Asia Securities Сэм Чин: "Самое ценное, чем банк обязан появлению Джона Олдса, было новое мировоззрение, ориентированное на мировые стандарты и категории, основанное на американском способе мышления и, к тому же, представленное Олдсом красноречиво и убедительно. Благодаря этому инвесторы доверяли ему, что положительно отражалось и на репутации самого банка. Поэтому его планы преобразования DBS в своего рода паназиатский HSBC (международный универсальный банк с очень широким географическим представительством и ассортиментом финансовых услуг) выглядели вполне реальными. Однако пока реализовать эти планы не удается".

В самом деле, хотя сейчас представители DBS и пытаются представить деятельность банка в Юго-Восточной Азии как очень активную, настаивая на общерегиональном статусе банка, приобретенном, по их словам, еще до появления Джона Олдса, до этого, по мнению независимых аналитиков, еще далеко. Все, чем на данном этапе DBS владеет в Азии, не может в действительности обеспечить ему серьезное присутствие в регионе. Например, на долю DBS Thai Danu, купленного сингапурской финансовой группой таиландского банка, приходится не более 1% местного финансового рынка, после того как он, наконец, продал свои просроченные кредиты. До сих пор этот банк принес DBS намного меньше средств, чем было затрачено на его реструктуризацию. Другой банк, приобретенный финансовой группой в Гонконге – DBS Kwong On – также слишком незначителен, чтобы говорить о существенном влиянии DBS на данном рынке. А финансовые компании, приобретенные сингапурской группой на Филиппинах и в Индонезии, рассматриваются финансистами как откровенно убыточные.

Подобные доводы аналитиков, а также факт, что Джон Олдс покидает свой пост, не достигнув поставленной цели, вызвали серьезные опасения, что преобразование DBS в крупный региональный банк представляет собой значительно более сложную задачу и потребует намного больше времени и средств, чем предполагалось первоначально. Особенно пессимистично настроенными аналитиками вопрос ставится даже так: возможно ли вообще достижение этой цели в обозримом будущем?

Более оптимистично настроенные специалисты полагают, что DBS необходимо и в дальнейшем действовать путем новых приобретений: возможно, купить какой-нибудь средний банк в Гонконге, например Bank of East Asia или Dao Heng, и тем самым распространить свое влияние на северную часть региона. Осуществление альтернативного решения – расширение и дополнительная капитализация уже принадлежащего компании банка Kwong On – займет, вероятно, годы, так как этому банку еще только предстоит завоевать надежную репутацию в финансовой сфере региона. Как базовый для приобретения влияния на всем китайско-гонконгском рынке этот банк не пригоден и может замедлить весь процесс на долгий срок.

В прошлом году руководством сингапурской группы рассматривался еще один способ расширения своего влияния в регионе: слияние с каким-либо банком аналогичного размера, например, австралийским Westpac. Однако обсуждение этого вопроса так и не получило конкретного решения. Каждый из вариантов представляется в равной степени привлекательным, но и достаточно рискованным, поэтому аналитикам и менеджерам компании предстоит проделать огромную работу, чтобы выработать оптимальную стратегию.

После отставки Джона Олдса эта задача перешла к новому генеральному директору – Филипу Пайару, опыт работы которого в DBS в качестве руководителя отдела потребительского кредитования равен всего лишь году. Сам Джон Олдс не усматривает никакой непоследовательности в своей преждевременной отставке. По его словам, его роль заключалась в том, чтобы служить инициатором и катализатором преобразовательных процессов внутри банка. Теперь, когда, по Олдсу, необходимые люди и нужные части проекта соединены вместе и расставлены по своим местам, банк переходит к новому этапу осуществления своих планов, основная его задача решена. Остается лишь уступить место новым лидерам и предоставить им право воспользоваться результатами предыдущего периода, чтобы довершить начатое.

Аналитики вполне согласны с тем, что при Джон Олдсе было найдено несколько удачных решений и разработан ряд проектов, направленных на превращение DBS в сильный банк регионального уровня. В частности, на работу в банк привлечены известные в деловых кругах высококвалифицированные специалисты, была разработана четкая система подотчетности банковского персонала, вся структура банка была реорганизована по более эффективной и профессиональной модели, были проданы второстепенные активы банка.

Однако эксперты считают, что Джона Олдса все же нельзя признать ключевой фигурой во всех преобразовательных процессах, произошедших в DBS за последний год. Эта роль, скорее, приписывается правительству Сингапура, которому принадлежат 40% акций банка. Сингапурское правительство рассчитывает на то, что DBS станет достаточно сильным, чтобы выдержать запланированную на ближайшие годы либерализацию национального банковского сектора и впоследствии служить властям тем рычагом, посредством которого им будет контролироваться и координироваться монетарная политика в стране в периоды экономических кризисов.

Но для этого DBS необходимо распространить свое влияние за пределы сингапурского финансового рынка. Только в этом случае DBS сможет выдержать конкуренцию со стороны крупнейших международных банков. Некоторые из них, как, например, французский банк BNP Paribas, уже проникают на сингапурский рынок и грозят потеснить местные финансовые институты.

В самом деле, в последнее время BNP Paribas активизировал свои действия, направленные на укрепление его позиций в азиатском регионе и, в частности, в Сингапуре. Хотя этот крупнейший французский банк уже давно имеет право на осуществление финансовых операций в Сингапуре, до сих пор его банковская лицензия там оставалась невостребованной. Теперь, видимо, настало время, когда BNP Paribas намерен начать широко пользоваться этим правом и расширить свое влияние в странах Азии.

Подтверждением тому служат его активные переговоры о совместных операциях с сингапурским банком Overseas Union Bank, а в перспективе – покупка банком BNP Paribas значительной доли акций этого банка, по размеру активов занимающего в стране четвертое место. Это приобретение обсуждается еще с ноября 2000 года, но его размеры все еще окончательно не определены. До сих пор было известно только, что доля BNP Paribas составит 15-20% акций. Однако, поскольку BNP Paribas не намерен становиться крупнейшим акционером OUB, оттеснив, таким образом, на второй план семью основателей банка, доля которой насчитывает всего 17%, очевидно, что пакет BNP Paribas составит около 15%, что обойдется ему в сумму около $644 млн. Правда, в связи с активизацией переговоров между BNP Paribas и OUB на рынке распространились слухи о том, что на самом деле BNP Paribas намерен приобрести 49% акций сингапурского банка. Однако представители BNP Paribas опровергли подобные предположения.

Общие инвестиции двух банков будут использованы для реализации совместных проектов, нацеленных, в первую очередь, на привлечение состоятельных клиентов, к которым, главным образом, будут относиться инвесторы с достатком выше среднего, однако недостаточно богатые, чтобы заинтересовать частные банки. Известно, что именно на эту категорию потенциальных клиентов будет также рассчитана деятельность BNP Paribas, которую банк планирует развернуть и в Гонконге.

Оксана Павлова,
по материалам
Financial Times

 
© агенство "Стандарт"