журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Банковские стратегии

ТЭНДЕНЦИИ РЫНКА

Банковские кризисы

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

СТРАХОВАНИЕ ДЕПОЗИТОВ

Банковская деятельность

ИНТЕРНЕТ-БАНКИ

БАНКОВСКИЙ КОНТРОЛЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №3, 2001

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Кто-то должен уйти

Перспективные планы консолидации в банковском секторе Сингапура

Бывший премьер-министр Сингапура Ли Куан И, который в настоящее время занимает таинственно звучащую должность старшего министра, на одном из приемов в конце прошлого года высказался относительно "местных китайских банков" (т.е. сингапурских банков, контролируемых этническими китайцами), примерно, так: мол, если у кого-нибудь есть акции United Overseas Bank (UOB), самое время подумать об их продаже. На счету Ли Куан И, доминирующего на политической арене Сингапура с начала 60-х годов, значится немало достижений. Именно при нем в 1998 году стартовала широкомасштабная банковская реформа, направленная на постепенный отказ от протекционизма и либерализацию. Его отношение к UOB в целом можно считать несправедливым: на протяжении всей своей истории этот банк считается наиболее успешным в финансовом секторе Сингапура. Однако, по мнению правительства страны, на финансовом рынке сейчас нет места такому большому количеству банков, как сегодня.

Чемпионы, на старт!

Башни-близнецы UOB возвышаются в самом сердце финансового района Сингапура, разместившись возле причала Boat Quay, по другую сторону от которого расположены правительственные здания. За последние два года причал стал не только физическим барьером между правительством и руководством UOB, они выработали совершенно разные стратегии будущего развития банковского сектора страны.

Основная часть 90-х годов у правительства ушла на поддержание экспансии местных компаний (в большинстве которых оно имеет свою долю акций) вовне, однако это едва ли касалось финансового рынка. Ситуация изменилась в 1997 году, когда Monetary Authority of Singapore (центральный банк) после начала Азиатского финансового кризиса начал стимулировать процесс локальной консолидации и региональной экспансии, способствуя одновременной либерализации финансового рынка в целом. Одним из главных "архитекторов" новой политики стал заместитель премьер-министра и глава MAS Ли Цзян Лун. После двух лет исследований он объявил в 1999 году пятилетний план модернизации банковской и финансовой системы. На первом этапе предусматривались либерализация валютного рынка и введение конвертируемости сингапурского доллара, стимулирование развития рынка облигаций, а также облегчение процедуры слияний и изменения формы собственности компаний.

В том же году была запущена "программа поиска иностранных талантов", направленная на привлечение управляющего персонала и квалифицированных специалистов из-за границы. Ее реализвация вызвала противоречивую реакцию, поскольку означала, что местные специалисты могут остаться без работы. Впрочем, она имела и определенный успех. Одним из высококлассных "иностранных талантов", привлеченных в рамках этой программы, стал американец Джон Олдс, чье трехлетнее руководство в банке DBS привело банк именно к той стратегии локальных слияний и региональной экспансии, к какой и призывало сингапурское правительство.

Рассчитывая ускорить внутреннюю банковскую консолидацию, MAS предоставил в 1999 году полные лицензии четырем международным банкам – ABN Amro, Standard Chartered, BNP Paribas и Citigroup. Это пока не поставило их в равные условия с местными финансовыми институтами, но прозвучало как сигнал, демонстрирующий сингапурским банкам, что их безоблачному существованию за протекционистскими барьерами приходит конец. Руководство MAS прозрачно намекало банкам, что от них требуется: распродажа непрофильных активов (в основном, компаний, оперирующих на рынке недвижимости), консолидация и достижение регионального уровня деятельности.

Места хватит

только для двоих?

Согласно одному утверждению, высказанному высокопоставленным сотрудником MAS в мае 1999 года, в Сингапуре могут функционировать не более двух крупных местных банков. В настоящее время в банковском секторе страны осуществляют деятельность пять финансовых структур. Основная проблема, препятствующая их объединениям, заключается в форме собственности. Практически все нефинансовые компании, побуждаемые ранее к расширению, были связаны с правительством. В банковском секторе государство имеет отношение только к двум институтам – DBS и Keppel TatLee.

Оставшиеся три – UOB, Overseas Union Bank и Overseas Chinese Banking Corporation – находятся в семейном владении. Согласно взглядам, исповедуемым MAS, "семейный" контроль не может обеспечить открытую и прозрачную систему управления банком. Кроме того, ни один из трех банков не желает вступать в объединения.

Однако, если быть справедливым, как ОUB, так и OCBC достигли определенного прогресса в своей деятельности. Оба банка управляются профессиональными банкирами, а не членами семей. ОUB вообще предпринял большие усилия для устранения семейного влияния на деятельность банка. Семья владельцев не может влиять на принятие решений по ведению текущего бизнеса и имеет лишь одно место в совете директоров. ОСВС развивается медленнее в этом направлении, однако в руководстве банка члены семьи также представляют меньшинство: минувшей весной число принадлежащих им мест в правлении было сокращено от пяти до трех.

Девять лет назад корпорация Keppel, совладелец банка Keppel TatLee, пыталась поглотить ОUB, находившийся тогда в критическом финансовом состоянии. Защитив свою независимость, ОUB предпринял меры для своего возвращения в элиту банковского сектора. В 1992 году он приобрел франшизу кредитных карточек у Chase Singapore, увеличил свой капитал, из года в год растет показатель прибыльности на акции банка. Как сообщает Питер Си, президент ОUB, "за последние десять лет прибыль банка возросла в 5 раз". ОUB проводит весьма агрессивную конкурентную политику, но, при этом, воздерживается от участия в разорительных ценовых войнах. Банк эффективно использует новые технологии и претендует на второе место (после DBS) по андеррайтингу местных ценных бумаг.

Генеральный директор ОСВС Алекс Ау менее поражает своими заслугами. После назначения на эту должность в 1999 году он предложил собственный план развития банка, предполагавший продажу непрофильных активов и радикальное увеличение прибыли. Он нанял более 60 банкиров высшего и среднего звена, большинство из-за границы, однако это не нашло поддержки у владельцев банка и лишь незначительно отразилось на его деятельности.

В Сингапуре существуют два различных подхода к Интернет-бизнесу. Первый – интегрированная модель UOB и DBS, когда Интернет рассматривается в качестве одного из нескольких каналов распространения финансовых продуктов. Альтернативная точка зрения представлена ОUB и ОСВС с расчетом на создание обособленных Интернет-банков с региональным масштабом деятельности. По мнению специалистов, данная модель менее перспективна, что доказывает неудача OCBC (см. статью на стр. 8).

В 1999 году OUB и OCBC сделали робкую попытку объединиться, из чего, правда, ничего не вышло. Тем не менее, оба банка достаточно успешно идут по пути реформ и поэтому не вызывают нареканий со стороны правительства. Другое дело – UOB. Этот банк остается независимым, принадлежащим семье и управляемым ею же с момента учреждения в 1935 году. Сейчас банком "правит" сын основателя династии, а "следующим на очереди" будет внук, который в настоящее время совмещает посты президента и заместителя генерального директора и намерен продолжить семейную традицию. Он заявил однажды: "В Китае есть пословица, гласящая, что любой бизнес живет три поколения. Первое поколение его строит, второе поддерживает, а третье – разрушает. Я не позволю, чтобы это случилось с UOB. Банк должен эффективно работать и управляться профессионалом. Если я найду человека, который будет управлять банком и зарабатывать деньги лучше, чем это делается в настоящее время, бразды правления будут переданы ему. А если банком эффективно может управлять высококвалифицированный член семьи, то для чего изыскивать дополнительные ресурсы?"

Наблюдатели считают, что давление со стороны правительства может негативно отразиться на цене акций UOB. Хотя старший министр Ли Куан И говорит, что правительство не желает применять строгих мер, однако его определения в адрес банка более чем жестки. По словам нынешнего руководителя UOB, "банк ежегодно держит "пальму первенства" по прибыли и доходности капитала; если все пять банков будут добиваться одинаково положительных результатов, почему следует урезать их количество?".

Ответа нет.

Спокойствие опор

На данный момент в реализации своей политики правительство может полагаться на два банка, в которых оно имеет капитал. Один из них – Keppel TatLee, самый небольшой из пяти банков. Но он, скорее, будет поглощен, чем выступит инициатором какой-либо сделки. Структура собственности этого банка усложнена наличием системы перекрестного владения акций с корпорацией Keppel и соглашения с ирландским Allied Irish Bank. В начале 2000 года ирландский банк предоставил Keppel TatLee низкопроцентный заем на сумму $350 млн., который по прошествии трех лет по желанию Allied Irish Bank может быть конвертирован в опцион на 20% акций Keppel TatLee. До завершения этого срока (во второй половине 2002 года) какие-либо изменения в структуре собственности Keppel TatLee практически невозможны.

Это оставляет Development Bank of Singapore (DSB) "флагманом" национального рынка, и со своей ролью он пока удачно справляется. Прежде правительство принимало активное участие в деятельности банка и в 1998 году убедило его дирекцию поглотить местный сберегательный банк POSBank. Таким образом правительство пыталось подтолкнуть остальные банки к консолидации. Следующим шагом было привлечение к руководству нового управляющего, которым стал Джон Олдс, банкир с 24-летним опытом работы в JP Morgan.

Сберегательный банк сослужил неплохую роль для DBS, передав ему всех своих розничных клиентов. Правда, клиенты POSBank по-разному отнеслись к слиянию. Многие из них проявили ярко выраженную враждебность, в немалой степени вызванную жесткой политикой DBS относительно закрытия отделений. К настоящему времени ликвидировано порядка 80% розничной сети POSBank.

С момента назначения Олдса правительство приняло решение не вмешиваться в деятельность банка, вполне довольствуясь его результатами. За время правления Олдса курс акций банка возрос в четыре раза (хотя и с низкой базы). Банк делает успехи в предложении широкого спектра потребительских услуг, увеличил свою долю рынка организации первичных публичных предложений акций местных компаний, консолидировал собственную позицию в качестве ведущего института на рынке заемного капитала и стал первым сингапурским банком, который частично секьюритизировал некоторые из своих кредитов.

Однако у DBS все еще есть определенные проблемы: высокий резерв капитала, который уменьшает и без того низкие прибыли; деятельность на розничном рынке недостаточно масштабна, нет размаха и глубины проникновения; попытки приобретений за рубежом были не слишком удачными. Вообще в Сингапуре рынок финансовых услуг не характеризуется высоким уровнем развития, хотя для этого существуют благоприятные условия. В стране с 3.5 млн. населения расположены компании с мировым именем, например, Chartered Semicomductors и Singapore Airlines.

На азиатском

перекрестке

Недостаточные темпы роста сингапурского банковского сектора внушают сомнения относительно возможности скорого восстановления азиатской финансовой системы. Если банки Сингапура находятся на такой ранней стадии развития, то насколько надежными могут быть системы в других странах Юго-Восточной Азии? Проблема сингапурских банков вовсе не в том, что они испытывают кризис или их управляющие не компетентны. Проблема – в низком уровне доходности банков в регионе в целом.

Если не брать во внимание ведущие международные банки, такие как HSBC, Standard Chartered или Citibank, то банки Сингапура можно считать наиболее успешными в регионе. Их деятельность по своим показателям более успешна, чем бизнес их гонконгских конкурентов. Однако, в то же время, сингапурские банки имеют неимоверно консервативную, практически безрисковую, модель бизнеса, которая также защищена протекционистскими барьерами. Банки характеризуются высоким уровнем резервного капитала и без различия между продуктами и услугами отдельных финансовых институтов. Именно поэтому Центральный банк активно подталкивает банки к консолидации, так как более крупный банк легче сможет выйти на региональный и международный уровни.

Для того чтобы утвердить страну в качестве регионального финансового центра, правительству Сингапура требуется усилить местные банки. Кроме того, им придется столкнуться с конкуренцией со стороны ведущих международных финансовых институтов. Внутренний рынок Сингапура слишком мал для крупных игроков, поэтому банкам этой страны необходимо нацеливаться на выход за пределы своего государства, а для этого, в свою очередь, требуется прочная местная база.

В этом вопросе банки и правительство оказались "по разные стороны баррикад". Банки опасаются быть поглощенными в местных объединениях и, таким образом, потерять не только возможность выхода на внешний рынок, но и контроль над своим бизнесом. Правительство, со своей стороны, считает, что шанс на осуществление внешней экспансии есть только лишь у крупных банков, поэтому слияния внутри сектора необходимы.

В сложившейся ситуации UOB просто отказывается вести речь о смене семейной собственности или руководства банка, одновременно консолидируя свои владения за рубежом и рассматривая возможности дальнейшего расширения своей деятельности. OCBC имеет значительный капитальный резерв, превышающий 25%, который в будущем еще увеличится после продажи банком его непрофильных активов. Также банк имеет значительную долю акций в страховой компании Great Eastern Insurance и рассматривает возможность расширения своей деятельности в эту сферу. OUB планирует осуществить продажу 25% своих акций иностранному финансовому институту, скорее всего, французскому банку BNP Paribas, однако официального объявления еще не последовало.

Впрочем, сами сингапурские банки не возражают против расширения деятельности за границу, хотя, похоже, для этого у местных специалистов отсутствует достаточный опыт. За пределами Малайзии, где особенной активностью отличаются банки UOB и ОСВС, сингапурские банки практически не работают. Наибольшую активность в этом направлении проявляет DBS, владеющий Thai Danu Bank в Таиланде и Kwong On Bank в Гонконге, а также почти 20% акций второго по величине банка Филиппин – Bank of the Philippines Islands. Наиболее рискованным, при этом, было приобретение таиландского банка, кредитный портфель которого оказался хуже, чем предполагалось ранее, следовательно, его реструктуризация потребовала немалых средств и длительного времени. Что касается банка в Гонконге, то он слишком небольшой для того, чтобы каким-то образом влиять на результаты деятельности DBS.

В целом стратегии четырех крупных сингапурских банков относительно расширения своей деятельности за границу разнятся незначительно. В первую очередь, речь идет о Малайзии, Гонконге и Китае. DBS разделяет целевые рынки на три группы: приоритет имеют страны Юго-Восточной Азии и Гонконг, далее банк планирует расширить свою деятельность на Китай, Австралию и Индию, а затем – на Японию и Корею.

Позиция OUB в данном вопросе несколько иная. До начала азиатского кризиса 40% прибыли банка поступало из-за пределов Сингапура. Сейчас данный показатель едва доходит до отметки 25-30%, в связи с чем банк выбрал тактику "выжидания", пока ситуация на финансовом рынке Азии окончательно не стабилизируется.

Сингапурским банкам следует определить свои сильные стороны. Ни один из них не хочет объединяться с конкурентами, в то время как за границей они пока также не видят значительных возможностей для экспансии, а суммы их излишнего капитала тем временем все более увеличиваются. Затраты банков продолжают расти, им становится тесно на внутреннем рынке, так что, похоже, на нем назревают ценовые войны. Если банки ничего не предпримут, это будет означать для них стагнацию, в то время как опрометчивые действия могут вылиться в значительные потери.

В настоящее время для сингапурских банков закрыт и вариант с вхождением в состав более крупной группы; они не могут продавать контрольные пакеты своих акций иностранным банкам (во всяком случае, пока, хотя правительство обещает рассматривать поступающие предложения в индивидуальном порядке). По словам Ли Куан И, "еще не известно, способствуют ли связи с иностранными банками укреплению нашей банковской системы, ибо мы не хотим, чтобы в условиях экономического кризиса в стране не было бы национальных банков, которые могут поддержать рынок, но, если единственным исходом для создания надежной системы будут альянсы с иностранными банками, мы пойдем этим путем".

Наталья Коноваленко,
по материалам Euromoney

 
© агенство "Стандарт"