журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Банковские стратегии

ТЭНДЕНЦИИ РЫНКА

Банковские кризисы

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

СТРАХОВАНИЕ ДЕПОЗИТОВ

Банковская деятельность

ИНТЕРНЕТ-БАНКИ

БАНКОВСКИЙ КОНТРОЛЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №3, 2001

Банковские кризисы

Последний и решительный

Японским банкам дан год на окончательное решение проблемы невозвращенных кредитов

АМКО Групп. Камень туф. Натуральный камень для отделки.

Японский банковский кризис имеет все шансы войти в историю в качестве самого длительного из аналогичных событий в истории. Крах японского рынка недвижимости, обрушивший финансовую систему страны, произошел более десяти лет назад, с 1992-го по 2000 год японские банки списали невозвращенные займы на сумму 68 трлн. иен (порядка $600 млрд.), объемы полученной ими от государства финансовой помощи только за 1998-1999 годы составили 9.3 трлн. иен (около $85 млрд.), а коренного улучшения все никак не происходит. Стартовав в 1999 году программу дерегуляции экономики и допустив в банковский сектор иностранные финансовые институты, японское правительство, казалось, добилось определенных успехов, но обострение кризиса с корпоративной задолженностью во второй половине прошлого года свело почти все достижения к нулю. В конце февраля 2001 года японский орган банковского надзора Financial Service Agency (FSA) подготовил наиболее радикальное в своей истории предложение по борьбе с финансовым кризисом, однако предусмотренные в нем кардинальные меры выглядят крайне болезненными.

Расчистка завалов

с помощью динамита

В борьбе с кризисом, охватившим банковскую систему страны в начале 90-х годов, японские власти использовали разнообразные способы. Вначале они пытались поднять экономику в целом, рассчитывая на автоматическое восстановление финансовой системы. Для этого в течение нескольких лет правительством (вернее, несколькими правительствами) было разработано и внедрено семь "стимулирующих пакетов" на общую сумму порядка $150 млрд., предусматривавших сокращение налогов и субсидии корпорациям. В 1998 году, когда выяснилось, что все эти меры не оказывают ожидаемого эффекта, было решено заняться непосредственно банками, для чего два из них были национализированы, а еще 15 получили финансовую помощь в размере свыше $60 млрд. в обмен на списание части невозвращенных кредитов.

Тем не менее, и таким образом проблему решить не удалось, так как банки, тесно связанные со своими заемщиками в рамках финансово-промышленных групп "дзайбацу", продолжали предоставлять им новые займы по мере списания предыдущих, так что общая масса проблемной задолженности практически не сокращалась. В 1999-2000 годах под давлением правительства страны прежние связи между заемщиками и кредиторами были значительно ослаблены, а в банковском секторе впервые появились иностранные инвесторы. Предполагалось, что эти новшества повысят конкуренцию между японскими финансовыми институтами и заставят их более четко придерживаться рыночных принципов, которым в середине прошлого года было уготовлено еще одно испытание. Новая волна банкротств среди торговых и строительных компаний застигла ведущие банки Японии врасплох. Им пришлось простить и списать невыплаченные займы на сумму в триллионы иен, а проявление принципиальности со стороны банка Shinsei, принадлежащего американской группе, вызвало скандал.

По состоянию на начало 2001 года, совокупный объем займов в банковской системе Японии оценивался правительственными экспертами в 455 трлн. иен ($3.9 трлн. по нынешнему курсу). Из них до 83 трлн. иен классифицировались как просроченные, а сумма безнадежных кредитов, по различным оценкам, указывалась в размере от 17 трлн. иен (официальная статистика) до 34 трлн. иен (сведения от аналитиков нидерландского банка ING Barings). При этом специалисты не исключали, что в этом году могут возникнуть проблемы с возвратом займов на сумму еще в 20-30 трлн. иен.

Осознав, что нет улучшения ситуации, некоторые японские специалисты пришли к выводу о необходимости принятия радикальных мер. В конце февраля Хакуо Янагисава, министр по делам финансового сектора Японии и автор дерегулятивной реформы 1999 года, выступил с новым предложением раз и навсегда решить проблему невозвращенной задолженности.

Японским банкам, по проекту Янагисавы, дается срок до конца марта 2002 года на полное искоренение проблемных займов из своих активов. Они могут делать это четырьмя способами: продать кредиты сторонним инвесторам; простить долги в рамках программы финансовой реабилитации заемщика; полностью списать сумму кредита, превышающую стоимость залога; урегулировать порядок реструктуризации или списания задолженности через суд. Никакой финансовой помощи со стороны государства при этом больше не предусматривается (разве что в случае снижения показателя достаточности собственного капитала банка ниже минимального разрешенного уровня), так как подобные затраты весьма негативно воспринимаются населением. Впрочем, министр финансов Киичи Миядзава по-прежнему отстаивает предоставление налоговых льгот – "при наличии детальных планов списания проблемных кредитов". Очевидно, решение этого вопроса будет отложено до апреля.

Ожидается, что наиболее распространенным методом станет частичное или полное прощение долгов с условием проведения реструктуризации компаний-заемщиков. Выбору именно этого механизма, очевидно, будут способствовать распространенная в Японии тенденция к налаживанию долгосрочного сотрудничества между заемщиками и кредиторами, ради которого банки нередко идут на значительные жертвы, а также изменения в законодательстве, которые вступят в силу с 1 апреля. С началом нового финансового года японские корпорации смогут обособлять свои непрофильные убыточные подразделения и ликвидировать их, оставляя основной бизнес в неприкосновенности.

Японские и иностранные эксперты называют реформу, предложенную Ямагисавой, весьма противоречивой. По мнению критиков, ее главный недостаток в том, что банки по-прежнему вольны выдавать своим ненадежным клиентам новые займы, так что после завершения расчистки балансов в текущем году ничто не мешает новому накоплению невозвращенных кредитов. Кроме того, в краткосрочном плане влияние предложенных мер на экономику страны будет довольно значительным (и, притом, негативным).

По оценкам самого Ямагисавы, проведение реструктуризации в корпорациях-заемщиках, сопровождаемое массовыми увольнениями и ликвидацией убыточных подразделений, может привести к увеличению на 0.5% и без того рекордно высокого уровня безработицы в стране и падению темпов экономического роста ниже нулевой отметки. Списание невозвращенных кредитов, как ожидается, выльется в распродажу играющей роль залога недвижимости на общую сумму порядка 8 трлн. иен, что приведет к спаду цен на этом рынке и снижению курсов акций японских компаний. В свою очередь, это ухудшит финансовое положение банков, владеющих крупными пакетами акций.

И, все же, как полагают специалисты иностранных финансовых институтов, работающих на японском рынке, в долгосрочном плане расчистка завалов невозвращенных кредитов приведет к оздоровлению экономики страны и, возможно, окончательному выходу из кризиса. В своих предположениях аналитики основываются на опыте США, Финляндии и Швеции. В конце 80-х – начале 90-х годов все три страны в рамках борьбы с банковским кризисом прибегли к массовому списанию проблемных кредитов и через некоторое время достигли экономического подъема.

Правда, в Японии реализация такого сценария будет затруднена по политическим мотивам. В июле состоятся выборы в верхнюю палату парламента, так что политики побоятся принимать непопулярные решения и будут опасаться негативных последствий начала реформ. Впрочем, популярность нынешнего правительства и так находится на рекордно низком уровне, а события марта текущего года показывают, что нечего терять и всей банковской системе Японии.

Биржевые потрясения

В начале марта японские фондовые индексы, снижавшиеся в течение всего прошедшего года, перешли опасную черту. Индекс Nikkei-225 к середине марта упал до менее 12000 пунктов, а значение более широкого индекса Topix – до менее 1250 пунктов. Для банков, владеющих крупными пакетами акций различных компаний, это принесло ряд новых неприятностей.

По объему вложений в акции японские финансовые институты не имеют себе равных в мире. В среднем, он соответствует 150% капитала первого порядка, тогда как для европейских и американских крупных банков это соотношение поддерживается на уровне порядка 10-20%. Как правило, эти пакеты создавались длительное время и определялись не плановой политикой банков, а их связями с заемщиками и партнерами по финансово-промышленным группам. Диверсификация этих вложений обычно невысока. Так, 40% портфеля Tokai Bank приходятся на акции Toyota, а у Sanwa Bank 30% инвестиций в акции составляют ценные бумаги корпорации Honda.

Пока курсы акций японских компаний были относительно высокими, банки могли поддерживать свою доходность за счет нереализованной прибыли по акциям (разницы между их рыночной и балансовой стоимостью), но теперь их вложения приносят только нереализованные убытки. Так, при снижении индекса Topix до 1250 пунктов группа Mizuho получает по своим акциям убытки в размере 504 млрд. иен ($4.3 млрд.), а группа Mitsui Sumitomo – 151 млрд. иен. Из отдельных банков в наиболее тяжелом положении находятся Chuo Mitsui Trust (229 млрд. иен) и Daiwa Bank (177 млрд. иен). При этом, если у гигантских банковских групп величина убытков не превышает 2-4% от размера капитала, измеряемого триллионами иен, то для независимых банков такие потери (пусть лишь на бумаге) могут оказаться существенными. По крайней мере, банки уже не могут, как планировали ранее, покрывать потери от списания невозвращенных кредитов за счет нереализованной прибыли по ценным бумагам.

В середине марта международное агентство Fitch IBCA, обеспокоенное влиянием падения курсов акций японских компаний на качество активов местных финансовых институтов, снизило рейтинги ожидания (rating watch) для 19 японских банков до негативного. В этом списке – крупнейшая банковская группа мира Mizuho, банки Bank of Tokyo-Mitsubishi, Sumitomo Bank, Sanwa Bank. Это сообщение вызвало панику среди иностранных инвесторов, начавших сбрасывать акции японских банков и корпораций, а также продавать свои активы, деноминированные в иенах. К 14 марта курс иены упал до 121,11 за доллар (самое низкое значение за последние 20 месяцев).

Панику удалось погасить только за счет самоотверженных действий банков Sanwa, Tokai и Toyo Trust & Banking, входящих в формируемую группу UFJ. Три банка продемонстрировали свою решимость покончить с проблемой невозвращенных кредитов, заявив о резком расширении затрат на списание безнадежных займов. По итогам текущего финансового года, который завершается 31 марта, они собираются направить на эти цели 1 трлн. иен: списать кредиты на сумму 350 млрд. иен, продать активы стоимостью 100 млрд. иен, простить на 50 млрд. иен долги и выделить на покрытие убытков по кредитованию 500 млрд. иен. При этом, банки пошли на то, что их совокупные потери по итогам финансового года возрастут на 40% и достигнут 223 млрд. иен ($1.8 млрд.). Вскоре примеру Sanwa, Tokai и Toyo последовали и другие финансовые институты страны.

По словам аналитиков западных компаний, подобная решительность доказывает искреннее стремление ведущих банков Японии разобраться, в конце концов, с зависшими займами. Ранее местные финансовые институты, наоборот, пытались любой ценой демонстрировать благополучие, даже если при этом проблемы не решались, а, наоборот, загонялись вглубь. Всего, по предварительным данным, 16 ведущих банков Японии (в том числе и те, что входят в создающиеся группы) собираются отразить в своих балансах выделение на погашение убытков по невозвращенным кредитам в 2000/2001 финансовом году около 4 трлн. иен ($32.47 млрд.), что на 60% превышает уровень предыдущего года.

Правда, в связи с тем что вложения японских банков в акции теперь могут принести одни убытки, расчистить финансовые завалы им будет значительно труднее. Например, группа UFJ намерена покрыть затраты на оздоровление за счет закрытия ряда отделений, увольнения в течение ближайших трех лет от 1000 до 7000 сотрудников, а также продажи офисного здания в Нагое, где сейчас размещена штаб-квартира банка Tokai. После заключения сделки Tokai планирует взять свой же офис в аренду у нового владельца.

Для других банков очищение балансов от проблемных активов может стать еще более болезненным и дорогостоящим. Некоторые специалисты ожидают новых банковских банкротств в апреле-мае, после того как финансовые институты предоставят свои отчеты за завершающийся финансовый год. Наибольшее беспокойство вызывает пока судьба банка Daiwa, который не входит ни в одну из новых финансовых групп, хотя его руководство и заявляет, что у них все в порядке.

Виталий Шимкович,
по материалам
Financial Times, Reuters, yahoo.dailynews.com

 
© агенство "Стандарт"