журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

СКАНДИНАВСКАЯ КОНСОЛИДАЦИЯ

Международные банки

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Новые рыночные страны

ЭЛЕКТРОННЫЕ ДЕНЬГИ

Банковская деятельность

КРИМИНАЛ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №5, 2001

СКАНДИНАВСКАЯ КОНСОЛИДАЦИЯ

Норвегия: воспитать чемпиона

Правительство страны находится сейчас в поиске вариантов для создания доминирующего финансового института на базе одного из банков

До недавнего времени банковский сектор Норвегии можно было назвать самым закрытым в Западной Европе. Большая часть активов в системе принадлежала финансовым институтам, контролируемым государством, а деятельность иностранных банков в стране была практически исключена. Ситуация начала меняться только в конце 90-х годов, когда процесс консолидации в европейском банковском секторе и межгосударственные объединения в Скандинавии поставили на повестку дня преобразование финансовой системы Норвегии согласно требованиям сегодняшнего дня. За последние полтора года два норвежских банка были приобретены иностранными финансовыми институтами, долю же государства в ведущих банках страны было решено ограничить. Теперь своей приоритетной задачей в банковском секторе правительство считает создание такого финансового института, который сам мог бы на равных конкурировать с иностранными банками и участвовать в процессах консолидации в регионе не как мишень для поглощения, а как полноправный партнер. Главная проблема при этом заключается в ограниченности числа вариантов, а предложение финской страховой компании Sampo о покупке норвежской Storebrand еще сильнее сужает пространство решений.

Один из вариантов создания такого "национального чемпиона" возник еще в 1999 году, когда правительство приняло решение о продаже принадлежащих государству акций в банке Christiania, третьем по объему активов финансовом институте страны. Однако попытки объединить Christiania c крупнейшим банком Норвегии Den norske Bank (DnB) или страховой компанией Storebrand ни к чему не привели, поэтому после более чем годичных переговоров в октябре 2000 года правительство приняло предложение финско-шведско-датской группы Nordic Baltic Holding (см. БП № 10 за 2000 год). Несколько позже в Норвегии состоялось еще одно аналогичное поглощение: датский Den Danske Bank приобрел Fokus Bank.

Сегодня основные надежды возлагаются правительством на DnB и Union Bank of Norway (UBN) – первый и второй банки Норвегии по размеру активов. Оба они еще недавно не могли принимать участия в слияниях (DnB находится под контролем государства, которому принадлежат 60.6% акций; сберегательный банк UBN не является акционерным обществом), но теперь это положение меняется.

В марте 2001 года был обнародован план постепенного снижения доли государства в акциях DnB. Благодаря их новой эмиссии, состоявшейся в апреле, она была сведена до 47.3%. Размещение 104 млн. акций на сумму NKr4.32 млрд. ($471 млн.) среди норвежских и иностранных инвесторов было организовано Merrill Lynch и DnB Markets, инвестиционным подразделением самого DnB. В конце 2001 или в 2002 году должен состояться еще один выпуск акций, благодаря чему доля государства в капитале банка должна достичь 33.3%.

В том же апреле 2001 года подошла очередь и UBN. Норвежская ассоциация сберегательных банков после занявшей целый год дискуссии дала ему разрешение на преобразование в акционерное общество и размещение акций на бирже. Как ожидается, это произойдет в начале 2002 года. По предварительным планам, на рынке будет обращаться 57% акций UBN, а его рыночная капитализация оценивается в NKr22 млрд. (несколько ниже, чем у DnB).

Как считают иностранные специалисты, именно UBN должен стать движущей силой в консолидационном процессе, намечающемся в норвежском банковском секторе. Этот банк и сам представляет собой результат слияния между сберегательным Union Bank of Norway и страховой компанией Gjensidige. Объем его активов – Nkr292 млрд. ($32 млрд.), а сеть отделений покрывает всю Норвегию. За счет своей универсальности UBN может осуществить успешное слияние практически с любым партнером как в банковском, так и в страховом секторе.

Первым делом руководство UBN планирует разделить банк на две части: одна объединит банковский бизнес и страхование жизни, к другой отойдут все прочие виды страхования. Далее, как говорится, возможны варианты.

Впрочем, первый вариант попытался реализовать именно DnB, в середине мая высказавший желание приобрести Storebrand за NKr17.6 млрд. (@2.2 млрд.) посредством обмена 1.5 своих акций на 1 акцию Storebrand (в итоге стоимость акции Storebrand должна была равняться NKr63.6). Таким образом, в Норвегии появился бы долгожданный национальный чемпион, хотя экономический смысл такого объединения был несколько сомнительным. Новой финансовой группе принадлежало бы более 50% национального рынка страхования жизни, что вряд ли было бы допущено антимонопольными органами. Скорее всего, DnB пришлось бы продать свое подразделение страхования жизни Vital, в результате чего практически исчезала возможность сокращения расходов. Более того, по мнению некоторых специалистов, объединение DnB-Storebrand имело бы отрицательный синергетический эффект.

Однако у DnB немедленно объявился соперник. Банковско-страховая группа Sampo, второй по величине финансовый институт Финляндии, никогда не скрывала своего намерения приобрести Storebrand и уже на следующий день выдвинула конкурирующее предложение. Его условия были значительно выгоднее, чем вариант DnB, причем, со всех точек зрения. Во-первых, Sampo предложила более высокую цену (за одну акцию Storebrand – NKr75 наличными и собственными акциями, что устанавливало стоимость норвежской компании на уровне NKr20.8 млрд., или @2.6 млрд.). Во-вторых, объединение Storebrand и банковско-страховой компании Sampo, в состав которой входят инвестиционный банк Mandatum и бывший государственный розничный банк Leonia, приобретенный в прошлом году, раскрывало куда большие возможности для дальнейшего роста, чем внутринациональное слияние с DnB.

Группа Sampo-Storebrand с 400 тыс. клиентов становилась четвертой по величине компанией по страхованию жизни скандинавского региона и шестой компанией по управлению активами в NKr280 млрд. (@34.6 млрд.), а после завершения процесса объединения в 2003 году его участники могли рассчитывать на ежегодную экономию NKr480 млн. до уплаты налогов. Наконец, благополучно решалась проблема с If, убыточной страховой компанией (non-life), которою Storebrand владела совместно со шведской страховой группой Skandia. Руководство Sampo предложило в обмен на 67.5% акций If и NKr1.66 млрд. наличными присоединить к If свой собственный страховой бизнес, не связанный со страхованием жизни, что превратило бы If в крупнейшую скандинавскую компанию такого направления деятельности с 24% регионального рынка и, кроме того, значительно улучшило бы ее привлекательность в свете запланированного на этот год получения биржевого листинга.

Как признает руководство DnB, оно не имеет практически никакой возможности улучшить свое предложение. У банка нет резервов наличных, а обмен еще большего числа собственных акций на акции Storebrand нанесет ущерб интересам нынешних акционеров. Не удивительно, что правление Storebrand полностью поддержало вариант объединения с Sampo.

Однако возможность перехода третьего подряд национального финансового института под иностранный контроль неизбежно вызвала противодействие в политических кругах. Как заявил министр финансов Норвегии Карл-Эрик Шотт-Педерсен, "в жизненных интересах страны было бы оставить Storebrand национальной компанией, принадлежащей норвежцам и ими же управляемой". Как заявляют норвежские специалисты, нет ничего странного, что правительство поддерживает DnB исходя из той же концепции "национального чемпиона". В конце концов, Sampo тоже представляет собой классический образец подобной структуры. В прошлом году правительство Финляндии дало добро на объединение Sampo с государственным банком Leonia, а в мае подняло перед парламентом вопрос о снижении доли государства в капитале группы от нынешних 40.3% до нуля.

Со своей стороны, финны сделали все возможное, чтобы не давить на националистические чувства норвежцев. По плану Sampo, из Осло будет вестись управление общим бизнесом группы по управлению активами, в члены руководства группы войдут двое представителей Storebrand, а Идар Кройцер, генеральный директор норвежской компании, займет высокий пост в совете директоров Sampo. Тем не менее, будет ли этого достаточно, решится в течение двух следующих месяцев. Акционеры Storebrand должны дать ответ на предложение Sampo в период от 11 июня до конца июля, причем, государство не имеет своей доли акций в страховой компании (во всяком случае, напрямую). Таким образом, заблокировать объединение правительство может, лишь применив власть, а вот решится ли оно на это, не известно. С учетом того что в сентябре должны состояться парламентские выборы, эта задача лишена оптимального решения. Разрешив финско-норвежское слияние, правительство попадает под критику со стороны оппозиции, а силовое запрещение сделки вызовет негативную реакцию в международных финансовых кругах и снизит репутацию страны, на чем, опять-таки, могут заострить внимание политические соперники.

Но, если Sampo и в самом деле сможет присоединить Storebrand, вопрос о национальном чемпионе снова выходит на первый план. Самый вероятный ответный ход, бесспорно, подразумевается в объединении DnB и UBN. Согласно другому варианту предполагается создание не одной, а двух доминирующих финансовых групп, так что DnB останется в одиночестве или будет искать возможности для зарубежных альянсов, а UBN подберет себе партнеров среди небольших коммерческих банков (крупнейшие из них – BN и Nordlandsbanken) или сберегательных финансовых институтов. Обсуждение планов преобразования UBN не зря проводилось в рамках Ассоциации сберегательных банков почти год: многие ее члены не без оснований опасаются, что реорганизация лидера рынка приведет к быстрым и радикальным реформам во всей сберегательной системе Норвегии, что сделает мелкие институты уязвимыми для поглощения.

Менее вероятны варианты с международными объединениями, хотя не исключено, что UBN получит партнера в лице одного из скандинавских сберегательных банков. При этом, кстати, не обязательно идти на полное слияние. По некоторым данным, один из зарубежных финансовых институтов уже сделал UBN предложение о приобретении 25% его акций.

Что можно смело исключить, так это враждебное поглощение. Даже после выхода на биржу 43% акций банка останутся в собственности Norwegian Savings Bank Foundation, Gjensidige и клиентов компании по страхованию жизни Gjensidige Spareforsikring, а без их согласия проведение какой-либо сделки вряд ли возможно.

Тем не менее, норвежскому чемпиону, буде он образуется в результате слияния в 2002 или 2003 году, придется искать партнеров за рубежом. Даже при объединении DnB с UBN, первого и второго банков страны, совокупные активы такой группы едва достигнут @80 млрд. В то же время, Nordea (бывшая Nordic Baltic Holding), ведущая финансовая группа Скандинавии, по состоянию на конец 2000 года имела свыше @220 млрд., а занимающее второе в регионе место объединение Danske-RealDanmark владело около @180 млрд. активов.

Виталий Шимкович,
по материалам Financial Times

 
© агенство "Стандарт"