журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ МЕСЯЦА

ТОПЛИВО

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Проекты

ТЕНДЕНЦИИ

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №2, 2001

ТЕНДЕНЦИИ

Логика текущего момента

Мировые цены на нефть остаются на высоком уровне несмотря на снижение объема потребления

В середине зимы мировой рынок нефти, как правило, испытывает сезонное повышение цен. Текущий год не был исключением, хотя очередной подъем выглядит несколько нелогичным с точки зрения решающих факторов спроса и предложения. В США, где цены на нефть в начале февраля снова выросли до более 30 $/баррель (на нью-йоркской бирже NYMEX), экономика находится на грани спада, международное агентство International Energy Agency (IEA) пересматривает прогнозы объема потребления на этот год в сторону уменьшения, а американские власти разрабатывают долгосрочную программу расширения производства энергоносителей в стране. Тем не менее погода и психологические последствия сокращения добычи нефти, объявленного государствами ОПЕК, сейчас воспринимаются биржевиками с большим вниманием, чем отдаленные перспективы. Это в значительной степени искажает реальное положение дел, и весной рынок нефти может столкнуться со спадом.

Договорившись о снижении добычи нефти на 1,5 млн. баррелей в день с 1 февраля, государства ОПЕК, вероятно, предотвратили падение цен, которое могло произойти еще зимой текущего года, однако вопрос о том, удалось ли им сбалансировать рынок, остался открытым.

По данным парижской организации IEA, основанной странами – членами ОЭСР, глобальное производство нефти в январе 2001 года составило 77,9 млн. баррелей в день, что существенно превысило уровень потребления. Вместе с тем средний уровень мирового спроса на нефть в 2000 году был оценен IEA в 75,5 млн. баррелей в день, а прогноз на текущий год был пересмотрен в сторону понижения. Если в конце 2000 года эксперты организации полагали, что потребление нефти в 2001 году достигнет 77,4-77,5 млн. баррелей в день, в начале февраля они снизили эту оценку до не более 77 млн. баррелей.

В роли основного тормоза роста цен на мировом рынке нефти выступают США, на долю которых приходится порядка 25% глобального объема потребления. В конце января глава Федеральной резервной системы (ФРС) США Алан Гринспен признал, что экономика страны столкнулась с серьезными проблемами, а темпы ее роста снизились с 3,5-4%, характерных для последних нескольких лет, практически до нуля. Это означает если не снижение, то, по меньшей мере, отсутствие повышения спроса на энергоносители. Кроме того в последнее время прекратилось сокращение резервов сырой нефти и нефтепродуктов в американских хранилищах. По данным American Petroleum Institute (API), уже в конце января запасы практически сравнялись с прошлогодними, хотя еще за три месяца до этого дефицит превышал 30 млн. баррелей.

Кризис в американской экономике может оказать существенное воздействие на многие страны мира, для которых США – крупный торговый партнер. Это, в свою очередь, приведет к дальнейшему спаду спроса на нефть. Согласно информации, поступившей в IEA, уже в декабре 2000 года отмечалось снижение объема потребления энергоносителей в ряде государств Восточной Азии и Западной Европы. Поставки нефти в Японию и Корею снизились на 5,5% по сравнению с декабрем 1999 года, а во Франции, Германии и Италии спад достиг 9%. Впрочем, в европейских государствах снижение спроса произошло, главным образом, за счет сокращения закупок нефти перерабатывающими заводами. В середине прошлого года, когда цены на бензин в регионе были запредельно высоки, разница в стоимости сырой нефти и нефтепродуктов достигла максимума, а к зиме это соотношение уже стало менее выгодным для нефтеперерабатывающей промышленности.

И все же это не помешало ценам на нефть снова вырасти. В начале февраля на нью-йоркской бирже NYMEX они снова поднялись до более 31 $/баррель. По словам наблюдателей, участники рынка обращали больше внимания на краткосрочные факторы, чем на долгосрочные тенденции, а текущая обстановка, в целом, благоприятствовала росту.

Основной вклад в повышение внесли два обстоятельства. Во-первых, биржевики по-прежнему весьма нервно реагируют на решение иракских властей периодически сокращать поставки нефти в знак протеста против нежелания ООН несколько смягчить режим санкций. С декабря 2000 года Ирак ни разу не достигал своего обычного объема экспорта в 2,3 млн. баррелей в день, ограничиваясь, в лучшем случае, 1,5 млн. баррелей. В конце января пришло обнадеживающее сообщение о возобновлении поставок через турецкий порт Джейхан, однако вскоре все вернулось на круги своя.

Вторым фактором, способствовавшим повышению цен, оказалась погода. После нескольких относительно мягких зим в этом году в США разразились суровые морозы и снегопады. Правда, во второй половине января наступила оттепель, однако новое похолодание в первых числах февраля мгновенно нашло свое отражение на бирже. Неблагоприятные погодные условия сказались не только в США, но и Западной Европе. Из-за падения температуры ниже нулевой отметки в начале февраля были вынуждены приостановить работу несколько британских и норвежских нефтяных платформ в Северном море, в результате чего предложение сократилось более чем на 1 млн. баррелей в день.

Интересно, что весомое с точки зрения долгосрочного баланса спроса и предложения событие – второе подряд снижение учетной ставки в США на 0,5%, призванное оживить экономику страны, – оказалось совершенно не замеченным рынком. По словам аналитиков, это действие со стороны ФРС было предсказуемым, поэтому и не вызвало особой реакции.

Не слишком логичное повышение цен в то время, когда следовало ждать понижения, задало весьма сложную задачу членам ОПЕК. С одной стороны, им желательно было избежать нового подъема, который бы вызвал очередной всплеск недовольства со стороны импортеров, а с другой – им необходимо было постоянно "держать в уме" неизбежный спад потребления во втором квартале и заранее позаботиться, чтобы он не вызвал резкого падения цен.

Рост цен на нефть в конце февраля оживил слегка поутихшую в последнее время дискуссию между развитыми странами и ОПЕК. Первые, по своему обыкновению, призвали международный нефтяной картель приложить усилия к тому, чтобы стабилизировать цены на нефть в интервале 20-25 $/баррель, а представители нефтедобывающих государств привычно выдвинули в адрес европейцев и американцев ответное обвинение в проведении излишне жесткой налоговой политики. С этим трудно не согласиться, так как налоговая составляющая в ценах на нефтепродукты во многих странах Запада достигает 70%, однако рассчитывать на пересмотр этой политики вряд ли стоит.

Наибольшее, чего, по-видимому, удастся добиться членам ОПЕК, это проведения какой-либо международной конференции по данному вопросу. За налаживание постоянного диалога между экспортерами нефти и развитыми странами выступает, в частности, Норвегия – единственная страна, входящая в оба лагеря. Норвегия одновременно занимает второе место в мире по экспорту нефти и входит в первую пятерку по размерам налогообложения нефтепродуктов.

Впрочем, пропагандистская война после ряда обоюдных залпов снова поутихла, и последующие заявления со стороны экспортеров были направлены, скорее, на стабилизацию ситуации. Как сообщил министр нефти Саудовской Аравии Али аль-Наими, его страна, занимающая первое место в мире по добыче и экспорту нефти, вполне удовлетворена текущими ценами и не собирается в обозримом будущем изменять объемы добычи. Аналогично высказались представители Норвегии и Мексики, не входящих в ОПЕК, но сочувствующих ее делу, и даже руководитель нефтяной отрасли Венесуэлы, одной из наиболее радикально настроенных стран картеля, высказался в пользу стабилизации цен в еще более узком интервале, чем провозглашает ОПЕК, – между 25 и 28 $/ баррель. Кстати, в конце января и первой половине февраля стоимость корзины из семи сортов нефти, экспортируемой ОПЕК, как раз находилась на уровне 25-26,5 $/баррель.

Тем не менее подобное "идеальное" состояние очень неустойчиво. Одни эксперты предупреждают ОПЕК, что, искусственно поддерживая высокие цены на нефть, они сами рубят сук, на котором сидят. По мнению этих специалистов, дорогие энергоносители способствуют замедлению темпов роста мировой экономики и стимулируют западные нефтяные компании расширять объемы добычи, что в перспективе приведет к нарушению баланса между спросом и предложением. Впрочем, у аналитиков есть и другая точка зрения. Согласно ей, нынешние высокие цены на нефть обусловлены исключительно сезонным фактором и с наступлением весны они неудержимо пойдут на спад. Исходя из этого, ОПЕК необходимо продолжать сокращение объемов добычи, чтобы удержать цены от обвала.

Естественно, участникам международного картеля хотелось бы действовать по второму варианту, однако нынешнее положение вещей делает его совершенно невозможным. Робкое предложение Индонезии о сокращении добычи нефти странами ОПЕК в марте-апреле на 1-2 млн. баррелей в день не было поддержано. Судя по всему, к этому вопросу организация вернется не раньше начала весны, непосредственно перед очередной встречей в верхах, которая состоится 17 марта. Не исключено, что на ней будет принято решение о новом сокращении добычи, но пока поднимать эту скользкую тему никто не хочет.

Эксперты IEA, впрочем, настроены достаточно пессимистично и полагают, что ОПЕК не удастся предотвратить серьезный спад. По их мнению, в нынешних условиях, когда прозрачность рынка невелика, цены определяются на биржевых торгах, от принятия решения об изменении объема добычи до реального его воздействия на рынок проходит около четырех месяцев, а реализация новых проектов требует нескольких лет, цены на нефть обречены бросаться из крайности в крайность. За подъемом 1999-2000 годов должен последовать новый спад, прекратить который можно будет, только перегнув палку в другую сторону.

В этих условиях не удивительно, что во всем мире нефтяные компании не торопятся с расширением производственных мощностей. Так, британская корпорация BP Amoco, входящая в "большую тройку" на западном рынке, в своих долгосрочных планах исходит из цены на нефть 16 $/баррель и не собирается их пересматривать, хотя ее руководство настроено, в целом, достаточно оптимистично и полагает, что стоимость энергоносителей в ближайшие годы не будет падать. Гарри Лонгвел, президент другого нефтяного гиганта Exxon Mobil, оценивает потребности мирового рынка в дополнительных добывающих мощностях в 80 млн. баррелей в день до 2010 года. По мнению Лонгвела, около половины эксплуатируемых сегодня месторождений будут исчерпаны в течение следующих 10 лет, а для ввода в строй новых потребуется инвестировать порядка $100 млрд. в год. В связи с этим Гарри Лонгвел призвал правительства нефтедобывающих стран оказать поддержку нефтяным компаниям в сокращении сроков реализации новых проектов.

Впрочем, нынешнее правительство США и так проявляет достаточную благосклонность к отечественной нефтяной промышленности. Президент Джордж Буш, сам бывший нефтяник, в начале февраля выступил с программным заявлением по основным приоритетам новой энергетической политики, в котором акцент перенесен с требований экологической безопасности на сокращение зависимости от импортной нефти. В рамках этого подхода предлагается ослабить ограничения на бурение нефтяных и газовых скважин на федеральных землях (на которых находится около 60% разведанных резервов нефти и 52,4% резервов газа), прокладку трубопроводов и линий электропередач. Планируется, в частности, разрешить нефтяным компаниям добычу нефти и газа на заповедной территории Аляски и протянуть оттуда в Калифорнию нефтепровод. Для облегчения реализации этих и других подобных проектов компаниям сектора предлагаются налоговые и прочие стимулы общим объемом $7,1 млрд. в течение 10 лет. Кроме того, в планы Буша входит заключение соглашений с Канадой и Мексикой о создании единого энергорынка.

В связи с тем, что в США экологическое лобби представляет собой серьезную силу, прохождение этой программы через Конгресс может столкнуться с немалыми сложностями, однако иного выхода у американцев, по сути, нет. Государство столкнулось с настоящим энергетическим кризисом, и теперь приходится выбирать между экономикой и экологией.

В течение последних нескольких лет энергетика США все в большей степени переходила на дешевый и относительно "чистый" природный газ, на долю которого сегодня приходится 17% производимой в стране электроэнергии. Из 300 тыс. МВт новых мощностей, ввод которых запланирован на ближайшее десятилетие, почти все будут потреблять газ.

Однако сейчас газ уже трудно назвать дешевым. Быстрый рост его потребления не сопровождался адекватным увеличением объема добычи из-за экологических ограничений, в результате чего на рынке возник дисбаланс. Жаркое лето 2000 года и последовавшая за ним холодная зима резко обострили эту проблему, и в итоге цены, как правило не превышавшие 2 $/1 млн. БТЕ (приблизительно соответствует 30 куб. м газа), к январю 2001 года подскочили до 8-10 $/1 млн. БТЕ. Благодаря сокращению потребления газа промышленным сектором (сталелитейные компании и производители удобрений, использующие около 15% природного газа в США, резко снизили объемы производства) и поспешному возвращению ряда потребителей к использованию угля, цены удалось сбить, и в первой половине февраля они составляли не выше 5,8-5,9 $/1 млн. БТЕ, но проблема осталась.

По мнению оптимистично настроенных специалистов, рост объемов добычи природного газа в США и замедление темпов роста в промышленности позволят стабилизировать цены на газ на уровне 4 $/1 млн. БТЕ, но и это дорого для подавляющего большинства потребителей, привыкших к дешевому газу. Другие эксперты считают, что летом 2001 года или следующей зимой произойдет новый скачок и газ снова подорожает до 8-10 $/1 млн. БТЕ.

Дороговизна природного газа даже привела к появлению разговоров об использовании атомной энергии. В настоящее время на атомных станциях генерируется около 20% электроэнергии в США, но строительство новых реакторов не ведется с 1978 года по соображениям безопасности и более высокой стоимости, чем у парогазовых станций. При нынешних ценах на газ атомная энергия снова становится конкурентоспособной.

Впрочем, общественное мнение в США вряд ли изменит гнев на милость в отношении атомных электростанций, поэтому реализация этого варианта пока выглядит в высшей степени маловероятной. Значительно больше шансов на одобрение имеет предложение президента Буша относительно ослабления предельно жестких экологических требований. Интересно, что, согласно опросам общественного мнения, американцы пока не могут определиться с приоритетами. Порядка 60% населения одновременно выражают обеспокоенность энергетическим кризисом и возражают против расширения добычи нефти и газа на Аляске.

В долгосрочной перспективе вариант, при котором будут выполняться оба граничных условия, заключается в расширении торговли сжиженным газом, благодаря которой региональный североамериканский рынок превратится в глобальный. Специалисты считают, что появление более совершенных технологий сжижения, хранения и перевозки газа вполне реально уже в ближайшие годы, но при этом его стоимость должна стабильно превышать 3 $/1 млн. БТЕ.

Виктор Тарнавский,
по материалам Financial Times, yahoo,
Reuters, CBS, AP

 
© агенство "Стандарт"