журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

СКАНДИНАВСКАЯ КОНСОЛИДАЦИЯ

Международные банки

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Новые рыночные страны

ЭЛЕКТРОННЫЕ ДЕНЬГИ

Банковская деятельность

КРИМИНАЛ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №5, 2001

СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Пятая сила

После объединения Bank of Scotland и Halifax "большая четверка" британских банков должна превратиться в "большую пятерку"

Шотландский Bank of Scotland (BoS), седьмой по величине банк Великобритании, в последние годы мог вместе с германским Dresdner Bank претендовать на звание главного европейского неудачника. За последние два года BoS, как и Dresdner, предпринял две неудачные попытки объединения (с National Westminster Bank и Abbey National), однако третья, точно так же как и у германского банка со страховой корпорацией Allianz (см. БП № 4), обещает быть более успешной. Партнером BoS должен стать Halifax -- крупнейший ипотечный банк Великобритании. Этот союз выгоден для обоих банков и позволяет объединенному финансовому институту войти в состав британской банковской элиты, встав в один ряд с "большой четверкой" -- HSBC, Lloyds TSB, Royal Bank of Scotland и Barclays. Как предполагается, появление на рынке нового крупного игрока повысит уровень конкуренции в британском банковском секторе, недостатком которой обеспокоены британские власти. Тем не менее, надежды банка Lloyds на то, что объединение Halifax-BoS увеличит его шансы на получение разрешения в части приобретения банка Abbey National, все же следует считать преждевременными.

Коммерческий банк – ипотечный банк:

новый вариант союза

После того как попытка объединения с ипотечным банком Abbey National в марте этого года зашла в неопределенный тупик (см. БП № 3), руководство BoS попало в цейтнот. Акционеры Abbey предпочли "союзу на равных" с BoS слияние с более крупным по размеру банком Lloyds TSB и ради такой перспективы согласились ждать до июня, когда Комиссия по конкуренции должна будет вынести вердикт относительно возможности такого объединения. Июнь является "моментом истины" и для BoS. Как неоднократно показывала практика, банк, проваливший слияние, сам становится мишенью для поглощения, а намерение приобрести BoS уже высказывали британский Barclays Bank и австралийский National Australia Bank, которому уже принадлежит в Шотландии Clydesdale Bank. Если бы Комиссия по конкуренции дала зеленый свет альянсу Lloyds-Abbey, новые варианты дальнейшей консолидации не замедлили бы последовать.

По словам аналитиков, в такой ситуации ускоренное добровольное объединение с кем-нибудь становилось приоритетной задачей для BoS. В качестве кандидата был избран ипотечный банк Halifax, слияние с которым было практически идентично варианту с Abbey National. Правда, руководство Halifax неоднократно подчеркивало твердое намерение развиваться независимо, однако это, как вскоре выяснилось, вполне разрешимо. Банки вступили в контакт в марте 2001 года, непосредственно после срыва объединения BoS-Abbey, и довольно быстро достигли соглашения по основным вопросам, а 25 апреля информация об успешном ходе переговоров просочилась в прессу. Специалисты восприняли ее с некоторым удивлением, вызванным, главным образом, быстротой принятия решения. В том, что слияние выгодно обоим банкам, особых сомнений не возникало.

Для BoS, седьмого по величине банка Великобритании, главным тормозом был недостаток сил. Шотландский банк считался одним из самых рентабельных в стране, его прибыль до налогообложения по итогам 2000/2001 финансового года (март-февраль) составила 1.08 млрд. ф. ст., что на 12% выше, чем в предыдущий период. В "общий котел" BoS привносил свой опыт работы с текущими счетами, мелким бизнесом и корпоративными клиентами. Хотя большая часть из около 360 отделений банка приходилась на Шотландию, операции через расположенные в супермаркетах отделения Sainsbury's Bank, который на 45% принадлежал BoS, осуществлялись и на территории Англии. Однако основа бизнеса шотландского банка – потребительское, коммерческое и ипотечное кредитование, для которого недоставало депозитной базы. Банк был вынужден привлекать более дорогое финансирование на рынке капиталов, что негативно сказывалось на норме прибыли.

В то же время, Halifax имел порядка 80 млрд. ф. ст. депозитов, 769 отделений, преимущественно в Северной Англии и Уэльсе, и одну из наиболее известных торговых марок в розничном банковском секторе Великобритании. Как и все бывшие строительные общества, Halifax осуществлял активную деятельность на рынке ипотечного кредитования и частных сберегательных счетов, однако в последнее время предпринял ряд шагов по диверсификации, так как высокая конкуренция привела к снижению прибыльности его прежних основных направлений бизнеса. В последние годы он приобрел компании по управлению активами Clerical Medical & General и St James's Place Capital, а также операционные активы страховой компании Equitable Life, основал самостоятельный телефонный и электронный банк Intelligent Finance. Объединение с BoS позволяло Halifax продолжать экспансию, осваивая доходные рынки текущих счетов и услуг для малых и средних компаний.

Существенная часть возражений по поводу планируемого слияния была сдобрена эмоциями. Газета Financial Times, в частности, задавалась вопросом: стоит ли банкам со славной историей и сильными корнями в регионах [соответственно – в Шотландии и Йоркшире] рисковать потерей всего этого ради возможности образовать просто еще один крупный банк? Впрочем, в конце апреля слияние все еще было вероятным, но не решенным. Ответы на такие важные вопросы как место расположения штаб-квартиры и руководство объединенной группы еще не были найдены. Как отмечали наблюдатели, именно эти спорные моменты были одной из главных причин срыва объединения BoS-Abbey National.

Гордость Шотландии

Это про Bank of Scotland. Один из старейших финансовых институтов мира, BoS был основан в 1695 году решением шотландского парламента (полвека спустя, после объединения Англии и Шотландии, англичане в противовес ему создали Royal Bank of Scotland, верный британской короне) и считается одним из символов Шотландии. Банк ведет активную спонсорскую деятельность, выделяя на эти цели порядка 7 млн. ф. ст. в год, поддерживая, помимо прочего, шотландскую футбольную премьер-лигу и ежегодный Эдинбургский фестиваль.

Добавим, что банковский сектор занимает в Шотландии совершенно исключительную роль. Даже сегодня, когда Шотландия стала основным центром британской нефтедобычи, 10% от ВВП провинции приходятся на финансовый сектор. Профессия банкира пользуется там не меньшим уважением, чем в Швейцарии, а сами шотландцы считают именно свою родину местом зарождения современного банковского бизнеса. Шотландские банки претендуют на открытие многих видов и приемов профессиональной деятельности (например, овердрафта), а три ведущих местных банка (Bank of Scotland, Royal Bank of Scotland и Clydesdale Bank) – единственные коммерческие структуры мира, которые сохранили право эмитировать собственные деньги. Шотландские фунты, выпущенные ими, ходят в Шотландии наравне с британской валютой (хотя к югу от пограничной реки Твид в торговых точках их не принимают).

Поэтому естественно, что перенос штаб-квартиры BoS из небольшого особняка постройки 1802 года в деловой части Эдинбурга был полностью исключен при любых обстоятельствах. Однако в объединении BoS должен был играть роль младшего партнера, так что вопрос о месте расположения головного офиса был принципиальным. Впрочем, как надеялись аналитики, решению проблемы должны были способствовать два обстоятельства: во-первых, штаб-квартира Halifax находилась все же не в Лондонском Сити, а в старинном Йорке, и, во-вторых, президент английского банка лорд Стивенсон оф Кодденхэм – шотландец, а генеральный директор Джеймс Кросби, работая в компании Scottish Amicable, 14 лет прожил в окрестностях Эдинбурга.

Правда, шотландские корни руководителей обоих банков не означали, что объединение должно пройти гладко. Наоборот, возможные проблемы на персональном уровне считались одним из основных препятствий объединению. Предметом разногласий могло стать разделение полномочий между двумя руководителями – Джеймсом Кросби и его коллегой из BoS Питером Бёртом.

С любой точки зрения, трудно найти людей, которые бы сильнее отличались друг от друга. Питер Бёрт имеет репутацию одного из лучших управленцев в банковском секторе Великобритании (хотя два неудавшихся слияния, бесспорно, негативно отразились на его реноме). Из своих 56 лет он 26 проработал в BoS, пройдя по всем ступеням служебной лестницы. Кроме того, Бёрт, можно сказать, – типичный шотландский банкир, прижимистый, жесткий, считающий, что, ежели его работа ладится, она должна было скучной.

Джеймса Кросби зато можно назвать каким угодно, но только не скучным. В свои 45 лет он – самый младший генеральный директор среди руководителей компаний, акции которых входят в индекс FTSE-100. Готовясь стать математиком, он начал профессиональный путь как актуарий в страховой компании, сделав затем себе имя в области управления активами, а банковской деятельностью занимается всего 7 лет. По характеру Кросби – полная противоположность Питеру Бёрту, будучи очень контактным, демократичным и, по словам знакомых и подчиненных, постоянно наполненным энергией, излучающим оптимизм.

По мнению наблюдателей, противоречия между этими совершенно разными людьми могли затормозить любое объединение. Так, кстати, и произошло, когда BoS планировал вступить в союз с Abbey National. Как напоминали аналитики, одна из причин срыва сделки заключалась в том, что Бёрт так ни разу и не пожелал встретиться с Харли, руководителем Abbey, чтобы с глазу на глаз обсудить все спорные вопросы.

Однако все эти опасения вскоре развеялись. Уже 4 мая оба банка заявили о полной готовности к альянсу.

Просто еще один

большой банк?..

Как было объявлено, BoS и Halifax выбрали вариант "слияния на равных", при котором, по британскому законодательству, сделка проходит без использования наличных денег, в дирекцию входят представители обоих институтов, а более сильному банку не приходится списывать большую сумму на гудвил (что снижает чистый доход). Правда, для этого требуется, чтобы соотношение рыночной капитализации участников слияния не сильно отличалось от нормы 60:40, но BoS и Halifax "впритирку", но проходят по данному показателю. По состоянию на 3 мая, рыночная капитализация BoS равнялась около 10.3 млрд. ф. ст., а Halifax – немногим более 18 млрд. ф. ст. Так что, как в данном случае следует, доли акционеров двух банков в капитале единой структуры будут находиться в соотношении 63:37. Если бы подсчет проводился по активам, то банки вряд ли смогли говорить о "слиянии на равных". По этому показателю Halifax ($262 млрд.) превосходит своего партнера ($123 млрд.) более чем вдвое.

Фактически Halifax осуществляет приобретение объемом 10.3 млрд. ф. ст. ($14.6 млрд.), но организационно акции обоих банков будут обменены 1:1 на акции единого холдинга, получившего название HBOS. Так как эти условия из-за отсутствия премии и выплаты наличными выглядят не слишком благоприятными для акционеров BoS, им будет выплачен специальный дивиденд в размере 10 пенсов на акцию.

Каждый из банков и после объединения сохранит значительную автономию, продолжая операции под собственной торговой маркой. Штаб-квартира холдинга будет находиться в Эдинбурге. Кроме того, в нынешнем головном офисе BoS планируется разместить центр управления корпоративным банковским бизнесом. Руководство приоритетной для банка розничной деятельностью будет осуществляться из Йорка.

Кадровый состав правления также указывает на преимущественное положение Halifax. Возглавлять объединенную группу станет президент английского банка лорд Стивенсон, а Джеймс Кросби займет пост генерального директора. Питер Бёрт будет назначен на должность исполнительного вице-председателя правления, ответственного за кредитную политику и проведение объединения. Предполагается, что после завершения слияния в 2004 году Бёрт отойдет от вопросов управления бизнесом, передав все полномочия Кросби. В состав дирекции HBOS войдут по четыре представителя от каждого банка, но, при этом, ключевой пост финансового директора займет представитель Halifax Майк Эллис.

Слияние должно быть также одобрено акционерами обоих банков и государственными регулирующими органами, но здесь руководство BoS и Halifax не ожидает каких-либо проблем и рассчитывает завершить все предписанные законом процедуры к концу сентября. Эти ожидания совпадают с позицией специалистов, полагающих, что банкам не придется проходить через многомесячное расследование в Комиссии по конкуренции, как это сейчас приходится делать Lloyds. Во-первых, британское правительство уже давно недовольно существующим уровнем конкуренции в банковском секторе, считая его слишком низким, так что появление пятого крупного банка в дополнение к четырем действующим, очевидно, будет только приветствоваться. Во-вторых, HBOS не приобретет слишком сильных позиций ни в одном секторе. Его доля даже на рынке закладных не будет превышать 22% (для Комиссии по конкуренции нижний предел при возбуждении расследования составляет 25%). Правда, в Шотландии HBOS будет принадлежать треть рынка, но вряд ли это обстоятельство сыграет существенную роль при выдаче разрешения.

Итак, объединение имеет высокие шансы на осуществление. По мнению аналитиков, единственное, что может ему препятствовать, – появление конкурирующего финансового института с попыткой разрушить союз благодаря предложению более выгодных условий одному из его участников (таковыми могут оказаться, в первую очередь, Lloyds или Abbey National, если их слияние будет запрещено Комиссией по конкуренции, и Barclays, если получит зеленый свет). Именно поэтому BoS и Halifax торопятся до июня завершить сделку (по крайней мере, утвердить ее на собраниях акционеров).

Если все пройдет гладко, в банковском секторе Великобритании появится новый большой универсальный банк с рыночной капитализацией порядка $40 млрд., активами в $385 млрд., со свыше 1000 отделений, 57 тыс. сотрудников и 25 млн. клиентов (из них 20 млн. – у Halifax). По объему активов он займет четвертое место в стране, оттеснив Lloyds TSB с его $312 млрд. (правда, присоединив к себе Abbey, тот возьмет реванш). Если принять в качестве точки отсчета рыночную капитализацию, HBOS окажется на пятом месте в Великобритании и на десятом-одиннадцатом в Европе.

Так как направления деятельности банков и их основные регионы совпадают лишь в незначительной степени, сокращение персонала составит всего около 2 тыс. служащих и будет проводиться, в основном, в силу "естественных" причин (по мере ухода сотрудников на пенсию). Общие расходы на осуществление объединения оцениваются в 350 млн. ф. ст., распределяясь между 2001 и 2002 годами, но зато в течение ближайших трех лет они, как ожидается, будут снижены на 305 млн. ф. ст. в год. Еще 315 млн. ф. ст. в год должен составить дополнительный доход, полученный, в основном, благодаря расширению объемов кредитования и перекрестной продаже финансовых услуг. По оценке Андрея Ильина, аналитика лондонского филиала японского инвестиционного банка Nomura International, рост доходов будет несколько скромнее, чем предполагают банки, и составит только 250 млн. ф. ст. в год, но и это следует считать очень неплохим результатом.

Переход количества

в качество

Однако последствия появления HBOS на британском финансовом рынке не ограничиваются механическим преобразованием "большой четверки" в "большую пятерку". Новый банк намерен агрессивно бороться за место под солнцем, составляя прежним игрокам весьма серьезную конкуренцию.

В первую очередь, это относится к текущим счетам, где максимально доминируют эти четыре ведущих банка, контролируя более 70% рынка. Именно этот сектор вызывает наибольшее беспокойство Комиссии по конкуренции, подозревающей наличие олигополического сговора и давления на клиентов.

Несколько лет назад банк Halifax, планируя агрессивную экспансию на рынке текущих счетов, установил по ним запредельно высокую ставку – 4%, в то время как у банков "большой четверки" по остаткам на счетах начисляется, в среднем, 0.1% годовых. По словам Джеймса Кросби, HBOS после объединения будет продолжать эту практику, для чего планируется выделять по 30 млн. ф. ст. в год. Как рассчитывает руководство Halifax, другим крупным банкам (и, в первую очередь, Royal Bank of Scotland) в ответ придется также повышать процент, что негативно отразится на их прибыли, причем, их потери будут значительно объемнее, чем у HBOS, из-за более широких масштабов деятельности на рынке текущих счетов. "Мы сознательно открываем ящик Пандоры, чтобы нанести как можно больший ущерб нашим конкурентам", – заявил Кросби в интервью Financial Times.

Объединенный банк намерен развязать ценовую войну еще в одном направлении, где его доля рынка значительно меньше, чем у других крупных банков. Речь идет о финансировании малого и среднего бизнеса, также приносящем лидерам британского финансового сектора высокую прибыль (оно тоже находится в поле зрения Комиссии по конкуренции). Джеймс Кросби планирует преобразовать 120 отделений Halifax в Англии в центры обслуживания мелких компаний и частных предпринимателей, где им будут предлагаться финансовые продукты по конкурентным ценам. После этого, как он ожидает, прочим банкам, в свою очередь, придется улучшать условия для клиентов за счет снижения собственной нормы прибыли.

Слияние BoS и Halifax поставит в сложное положение оставшиеся в Великобритании независимые ипотечные банки Alliance & Leicester и Bradford & Bingley. Оба они сейчас считаются вероятными мишенями для поглощения. Правда, с тех пор как в 1999 году A&L не провел объединения с ирландским Bank of Ireland, считается, что подобные финансовые институты не представляют большого интереса для коммерческих банков. Слияния BoS с Halifax, а также Lloyds с Abbey National могут опровергнуть это.

По мнению специалистов, наиболее вероятным покупателем способен выступить банк Barclays, в прошлом году имевший возможность приобрести BoS за менее чем 10 млрд. ф. ст., но упустивший ее. Впрочем, как утверждает Мэтт Барретт, генеральный директор банка, Barclays не рассчитывает прибегать к враждебным поглощениям и лучше попытается найти партнера для объединения в континентальной Европе.

Наконец, по-прежнему на повестке дня остается предложение банка Lloyds TSB о слиянии с ипотечным банком Abbey National. По большому счету, этот союз отличается от варианта Halifax-BoS только размерами участников, что, впрочем, немаловажно. Как опасаются в правительственных кругах, соединение третьего и пятого по величине банков страны (по рыночной капитализации) может привести к снижению уровня конкуренции в банковском секторе. Так это или нет, должна определить Комиссия по конкуренции, которая вынесет свой вердикт в июне.

Большинство наблюдателей считают, что объединение BoS и Halifax облегчит получение банком Lloyds искомого разрешения. Похоже, это и в самом деле так, но не по той причине, какая предполагается специалистами. По мнению аналитиков, основное препятствие в слиянии Lloyds и Abbey – то, что оно не допускало появления на британском финансовом рынке "пятой силы", которая должна была образоваться при объединении Abbey и BoS. Теперь же, после того как такая "пятая сила" появилась, этот вопрос должен быть снят с повестки, однако… Комиссия по конкуренции имеет собственный взгляд на вещи.

Как говорит Дениз Кингсмилл, заместитель председателя Комиссии по конкуренции, "пятая сила" – это одно, однако реальный уровень конкуренции на рынке текущих счетов – это совсем иное". На этом рынке доля объединения Lloyds-Abbey должна составить 27%, что, по мнению Комиссии, недопустимо велико. Если Lloyds может снизить свое влияние на рынке закладных, продав, например, принадлежащий ему ипотечный банк Cheltenham & Gloucester, то с текущими счетами такие действия весьма затруднительны.

В начале мая комиссия снова обратилась к Abbey и Lloyds с просьбой предоставить свои соображения относительно способов сохранения уровня конкуренции в секторе текущих счетов после объединения. Руководство Abbey, пока не проявляющее энтузиазма к предложению Lloyds, вообще отмолчалось, в то время как сам Lloyds предложил несколько вариантов, которые, тем не менее, не были приняты Комиссией по конкуренции.

По словам Дениз Кингсмилл, предложенная Lloyds продажа Cahoot, обособленного Интернет-банка, принадлежащего сейчас Abbey National, практически ничего не изменит, так же как и проект продажи конкурентам части отделений, ибо клиенты держат свои счета не в отделениях (независимо от того, кому они принадлежат), а в банках. Руководство Lloyds наряду с этим имеет в запасе такие меры как облегчение процедуры переноса текущих счетов в другой банк (сейчас клиенты при проведении такой операции нередко сталкиваются с рядом препятствий), широкое оповещение клиентов о процентных ставках по текущим счетам в прочих банках, а также обязательство в течение трех лет не вводить плату за снятие наличных через банкоматы.

Однако все это может быть воспринято как полумеры, поэтому нельзя исключать также варианта, что расследование Комиссии по конкуренции завершится безусловным запретом объединения Lloyds-Abbey. По мнению специалистов, для того чтобы обеспечить себе свободу действий, руководству Lloyds необходимо предложить такое новшество, которое привело бы к радикальному изменению всей ситуации на рынке текущих счетов. Им может стать, в первую очередь, рост процентной ставки по остаткам на счетах, что, безусловно, заставит большие банки конкурировать друг с другом, но, с другой стороны, снизит их прибыльность.

Однако повышение ставок по текущим счетам – это именно то, чем намерено заниматься руководство новой банковской группы HBOS! И, если это действительно произойдет, все опасения Комиссии по конкуренции исчезнут сами по себе.

Виталий Шимкович,
по материалам
Financial Times, dailynews.yahoo.com, The Guardian, Reuters, AP

 
© агенство "Стандарт"