журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ МЕСЯЦА

ТОПЛИВО

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Проекты

ТЕНДЕНЦИИ

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №2, 2001

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

Тарифы как тормоз приватизации

Мало кто уже помнит, что нынешняя модель "Энергорынка" создавалась как раз под приватизацию. Тогдашнему Минэнерго внушили мысль, что, "порезав" на куски сложившуюся еще с советских времен систему производственно-энергетических объединений (ПЭО), ее можно будет продать значительно выгоднее. В реальности все получилось наоборот. В ПЭО, где генерация и распределение были "завязаны" в рамках одного объединения, расчеты еще хоть как-то но шли. С разрушением этой системы наступили хаос и анархия, а объемы платежей за электроэнергию участниками рынка сократились в несколько раз. Соответственно резко упала и инвестиционная привлекательность созданных путем дробления ПЭО энергокомпаний.

Вдобавок стартовавшая в Украине на рубеже 1997-98 годов энергоприватизация аккурат совпала с мировым финансовым кризисом. В итоге те несколько несчастных облэнерго, которые все-таки были приватизированы, достались не иностранным, а отечественным инвесторам. И сопровождался этот процесс скандалами, которые не утихают до сих пор. После этого энергоприватизация была остановлена в расчете на лучшие времена.

Ждать пришлось долго, но все-таки в прошлом году подготовка к приватизации энергетики возобновилась. Учтя уроки прошлого и пожелания западных кредиторов Украины, условия приватизации облэнерго были составлены таким образом, дабы полностью отсечь от участия в этом процессе отечественных и российских инвесторов. В итоге продажа контрольных пакетов первых облэнерго (сначала семи, а потом шести) превратилась для украинского правительства в некое ритуальное действо, знаменующее приход в страну крупного западного капитала.

Практически сразу приватизация облэнерго вскрыла ряд проблем как организационных, так и чисто технических. В итоге с момента объявления тендера по отбору советника по приватизации прошел уже год, даты проведения конкурсов уже дважды переносились (не исключено, что это не произойдет и в третий раз), а воз и ныне там. Справедливости ради отметим, что ключевые вопросы технической процедуры проведения приватизации пилотных облэнерго были согласованы еще осенью прошлого года. Но все застопорилось на этапе согласования с потенциальными покупателями тарифной политики, санкций к неплательщикам за электроэнергию и вопроса реструктуризации имеющихся у облэнерго долгов.

Самым болезненным для украинского правительства стал вопрос о тарифах. Похоже наши топ-чиновники слегка подзабыли, что если для них самое главное в энергоприватизации – обеспечение участия в этом процессе западных инвесторов, то последние преследуют несколько иные цели. И идут они в Украину не поддерживать правительство реформаторов или консерваторов, а просто зарабатывать деньги, причем, учитывая специфические системные риски нашей страны, отнюдь немалые.

Так, американская AES Corporation, уже имеющая опыт работы в Казахстане и Грузии, решила не мелочиться, а просто предложила заложить в тарифы почти 40% рентабельности. Правда, в ее изложении это выглядело несколько скромнее – "27% после уплаты налогов". Тарифы должны быть привязаны к валютному курсу и учитывать влияние всевозможных рисков, в том числе даже инфляции в США. Как не без юмора заметил один из украинских специалистов, "хлопцы не учли только фазы Луны".

Были предложены и более простые варианты тарифной политики. Так, в декабре Виктор Ющенко получил письмо от советника по продаже первых 6 облэнерго – инвестиционного банка CFSB, в котором содержалось пожелание, чтобы нынешний тариф на поставку электроэнергии (примерно 0,4 цент/кВт-ч) был еще до начала конкурса увеличен в два раза. А еще через полгода-год после подведения итогов конкурсов их участники хотели бы лицезреть тариф на уровне 2-2,5 цент/кВт-ч.

Если учесть, что весь нынешний тариф (расходы генерации плюс расходы облэнерго) составляет примерно 2 цент/кВт-ч, то предложение CFSB было чревато революцией в отечественной электроэнергетике; и что произошло бы в этом случае с украинской экономикой, каждый может представить самостоятельно в меру своей фантазии.

Впрочем, не стоит думать, что инвесторы были уверены в том, что все их требования будут выполнены в полном объеме. Ведь как гласит старая снабженческая шутка, если тебе нужен двугорбый верблюд, проси трехгорбого – пока эта просьба пройдет все согласования, один горб отрежут. Аналогичная поговорка бытует и на Западе – несомненно,что потенциальные покупатели облэнерго именно ей и следовали.

В этой ситуации, когда на правительство начали оказывать давление буквально со всех сторон и по самым различным поводам, оно, что называется, "поплыло". Год подготовки к приватизации пилотных облэнерго показал, что правительство не поддается давлению извне, а управленческий персонал и аналитические службы Кабмина практически полностью деградировали. Принятие всех мало-мальских решений постоянно пробуксовывало. Причем отнюдь не из-за саботажа: просто у начальства руки не доходили, а рядовые исполнители окончательно "расслабились". В итоге куратору энергоприватизации первому вице-премьеру Юрию Еханурову пришлось едва ли не ежедневно "строить" исполнителей из самых разных министерств, добиваясь хоть какого-то прогресса в решении возникающих вопросов.

Обсуждение вопроса о коренном пересмотре тарифной политики в отрасли стало жестким испытанием и для Национальной комиссии регулирования энергетики. Как правило, ей удавалось дистанцироваться от серьезных конфликтов. Однако увернуться от неучастия в борьбе за пересмотр тарифов ей не удалось. С одной стороны, вопрос о приходе иностранных инвесторов на украинские облэнерго является ключевым для правительства Ющенко. С другой – условия, выставленные "стратегами", нельзя рассматривать иначе как кабальные. И кажется впервые за свою историю НКРЭ вынуждена была занять достаточно четкую позицию и не поддержала вариант резкого роста тарифов.

Правда, при этом НКРЭ согласилась с требованием инвесторов о том, чтобы норма прибыли определялась на базе двух составляющих – цены покупки компании и новых инвестиций – и чтобы уровень тарифов обеспечивал окупаемость этих инвестиций. Однако норму прибыли в 20-40% в валюте в Комиссии считают чрезмерной. Более реально – рентабельность на уровне 10%. Причем НКРЭ выступает против полной привязки тарифов к движению курса доллара. Облэнерго должно четко разделять свои расходы на валютные (покупка импортного оборудования и комплектующих) и гривневые. Причем доля расходов в отечественной валюте должна явно преобладать. Валютная составляющая может быть привязана к валютному курсу, а гривневая (куда входят эксплуатационные расходы и закупки материалов в Украине) – к индексу оптовых цен в Украине (а не к уровню инфляции). Кроме того, предлагается проводить индексацию один раз в год, а не раз в квартал, на чем настаивают инвесторы. Обсуждался вопрос и о сроках действия тарифов. Западные инвесторы предложили 7 – 10 лет, НКРЭ же собирается пересматривать их ежегодно.

Кроме того, потенциальные покупатели облэнерго хотели бы зафиксировать в тарифе и часть своих коммерческих рисков в размере 7%. Это предложение также вызвало долгие споры. Ведь согласно действующей методологии, в тарифы включаются только технологические потери электроэнергии в сетях (это приблизительно 10%). В принципе, и НКРЭ согласна с тем, чтобы в величину тарифа включались не только технологические, но и коммерческие потери. Однако при этом комиссия не соглашается с предложениями инвесторов относительно сроков и величины закладываемых в тариф потерь. Тем более что если их раз и навсегда "забить" в тариф, то отпадает всякий стимул к их снижению. Пока НКРЭ предлагает компромиссный вариант – первые четыре года коммерческие потери на уровне до 7% будут включены в тариф. Это позволит покупателям облэнерго разработать и осуществить программу борьбы с ними. В течение следующих трех лет в тариф будут включаться уже только 2% коммерческих потерь. А затем на основе анализа будет принято решение о целесообразности дальнейшего включения коммерческих потерь в тариф.

Впрочем, вопрос с потерями требует индивидуального подхода – ведь каждое облэнерго имеет свою специфику. Например, "Киевоблэнерго" осуществляет большие транзитные поставки электроэнергии в соседние регионы (около 30% от общего объема электроэнергии). При этом все потери, связанные с транзитом, ложатся на эту компанию. Вообще же в Украине уровень коммерческих потерь в разных облэнерго изменяется от 3 до 17%. При этом на местах он может даже превышать 50%! Поэтому сейчас НКРЭ разослала потенциальным покупателям свои предложения по тарифам и намерена провести еще одно обсуждение данного вопроса.

Вызывает интерес и проблема осуществления инвестиций в облэнерго уже после их продажи, а также сроков окупаемости этих вложений. В частности, один из "стратегов" настаивает на том, чтобы такие инвестиции "отбивались" фактически за один год. Между тем согласно мировой практике срок окупаемости новых вложений оценивается в 6-7 лет.

В целом, вопросов, требующих согласования с потенциальными покупателями, к февралю оказалось едва ли не больше чем было в октябре. И всем стало ясно, что с проведением конкурсов правительство опять не успевает. Ведь так до конца не решен относительно простой вопрос о реструктуризации накопленных облэнерго долгов. Пока что инвесторам предложена следующая схема: сумму долгов зафиксируют по состоянию на 1 января 2001 года, а пени и штрафы на эти долги начисляться не будут. В этом случае сумма долгов составит примерно 718 млн. грн. Однако и здесь уже возникла проблема. Дело в том, что "Кировоградоблэнерго" и "Херсоноблэнерго" оспаривают сумму начисленного им долга. Они хотят, чтобы были учтены результаты проведенного ими год назад взаимозачета. Напомним, что тогда 8 облэнерго (в основном приватизированных) провели расчеты с "Днепрэнерго" за поставленный ему "Нафтогазом Украины" газ на сумму $650 млн. Правительство выступило против этого взаимозачета. Однако облэнерго оспорили решение Кабмина в суде. Если принять во внимание сумму взаимозачета, то это резко снижает сумму долгов двух упомянутых облэнерго. Так, в "Херсоноблэнерго" сумма долга снизится с 387 млн. грн. до менее чем 200 млн. грн. И глава "Энергорынка" Юрий Продан уже заявил, что в ближайшее время этот вопрос будет решен.

Свое особое менение по вопросу о реструктуризации долгов уже высказало и "Житомироблэнерго". Оно предлагает фиксировать долги не на начало 2001 года, а по состоянию на месяц продажи облэнерго.

Кстати говоря, обсуждение вопроса о реструктуризации долгов приватизируемых облэнерго уже высветил некоторые грядущие трудности энергоприватизации в Украине. Ведь долги 6 пилотных облэнерго составляют всего 7,3% от общей суммы задолженности всех украинских облэнерго перед "Энергорынком". Поэтому сейчас правительство предпринимает попытку частичной расчистки "долговых завалов". В частности, планируется провести зачет взаимной задолженности по схеме "облэнерго – "Энергорынок" – генерирующие компании – поставщики топлива – облэнерго". Впрочем, сделать это будет отнюдь не так просто как кажется. К примеру, Госрезерву (как крупному кредитору отечественной генерации) совсем не улыбается перспектива списания долгов генкомпаний перед ним.

Еще одна проблема возникает с тарифами для населения. Все единогласно сходятся на том, что тарифы для него вырастут. Даже представители НКРЭ подтверждают, что это произойдет в течение нескольких ближайших месяцев. Так, по словам члена НКРЭ Юрия Кияшко, это необходимо сделать, "чтобы население хотя бы приблизилось по уровню тарифов к крупной промышленности, потому что получился перекос. У нас розничные тарифы для промышленности выше, нежели для населения". По оценке НКРЭ, тарифы на электроэнергию для населения могут повыситься в 1,5 раза. "По нашим грубым расчетам, сейчас тарифы на электроэнергию для населения на 70% покрывают издержки", – считает Кияшко.

По мнению НКРЭ, затраты на поставку электроэнергии населению выше, чем для промышленности уже хотя бы потому, что это требует большего количества оборудования – трансформаторов и линий электропередач. Комиссия определит новый размер тарифов после перехода на 4-уровневую модель тарифов на передачу электроэнергии, соответствующую разным классам напряжения, вместо действующей сейчас 2-уровневой модели. НКРЭ планирует определить 4 уровня тарифов до конца марта, после того как получит и проанализирует данные облэнерго об их затратах на передачу электроэнергии по каждому классу напряжения.

Однако при нынешнем законодательстве рост тарифов для населения автоматически приведет к росту субсидий и дотаций на их покрытие. А в госбюджете на 2001 год на все эти субсидии (газ, электроэнергию и тепло) предусмотрена вполне определенная сумма – 2,9 млрд. грн. Причем на долю субсидий конкретно по электроэнергии приходится только шестая часть этой суммы. Да и источник наполнения этих субсидий – рентные платежи за газ и плата за транзит газа – особой стабильностью не отличается. Поэтому для того чтобы увеличить дотации, придется пересматривать бюджет. Насколько наши нардепы готовы на это пойти, дабы гарантировать валютную прибыль группе иностранных инвесторов, вопрос довольно-таки риторический. Тем более за год до выборов. Не так давно в парламенте "прокатили" куда более безобидный законопроект, в котором утверждалось, что воровать провода и трансформаторы нехорошо и за это можно сесть.

В общем, пока конкурсы "зависли" – по поводу их проведения больше вопросов, чем ответов. Хотя есть и положительные моменты: наконец-то "откатана" сама процедура их проведения. Плюс к этому: и предприятия, и население потихоньку начинают привыкать к мысли, что электроэнергия – товар, за который надо платить, и в перспективе – по более высоким расценкам. Пока же "по многочисленным просьбам трудящихся" ( а в данном случае потенциальных инвесторов) конкурсы по продаже облэнерго были перенесены с 22 февраля ("Киевоблэнерго", "Ривнеоблэнерго", "Житомироблэнерго") и 1 марта ("Херсоноблэнерго", "Кировоградоблэнерго" и "Севастопольэнерго") на 17 и 24 апреля соответственно. Поменялся и куратор этого процесса. Теперь в правительстве за энергоприватизацию отвечает Олег Дубина. Именно ему придется утрясать оставшиеся проблемы. С учетом того что этот персонаж пришел в правительство с поста руководителя крупного энергоемкого предприятия, его взгляды на удовлетворение пожеланий покупателей облэнерго могут существеннно отличаться от воззрений бывшего руководителя ФГИ. И вполне возможно, что инвесторам придется умерить свои аппетиты и не настаивать на сверхскоростной окупаемости своих вложений в облэнерго.

Игорь МАСКАЛЕВИЧ

 
© агенство "Стандарт"