журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ МЕСЯЦА

ТОПЛИВО

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Проекты

ТЕНДЕНЦИИ

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №2, 2001

ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ МЕСЯЦА

В украинском ТЭКе появился свой Маккиавелли

Угрозы, прозвучавшие в адрес Ермилова и Гридасова, – это не более чем констатация факта: премьер наконец-то понял, что его мягко, но решительно оттерли от управления топливно-энергетическим блоком. Причем сделано это все было руками самого премьера, который пусть и с некоторым скрипом но все же шел на предлагаемые президентом кадровые компромиссы.

Сначала уволили Юлию Тимошенко, и Виктор Андреевич это "проглотил" (хотя до этого неоднократно обещал покинуть премьерский пост сразу после отставки вице-премьера по ТЭК). Затем на образовавшуюся вакансию назначили Олега Дубину, о котором заведомо было известно лишь одно, – это человек президента и, естественно, слушаться будет только его. Причем в этом случае премьеру даже не удалось заключить с гарантом Конституции пакетного соглашения – то есть в обмен на президентскую кандидатуру вице-премьера по ТЭКу поставить своего человека во главе Минтопэнерго.

Разгром довершило назначение на пост президента "Энергоатома" и одновременно заместителем министра топлива и энергетики Нура Нигматулина – еще одного человека президента.

Правда, в этом конкретном случае вышла небольшая неувязочка. Премьер назначил Нигматулина президентом "Энергоатома", но при этом "забыл" уволить его предшественника – Юрия Недашковского. Видимо, таким нехитрым способом Виктор Андреевич пытался спустить ситуацию со сменой руководства основного производителя электроэнергии в Украине, что называется, "на тормоза". Тем более что Недашковского, который был креатурой Тимошенко, формально просто не за что было увольнять: ни взысканий, ни выговоров за ним не числилось.

Пришлось в процесс вмешиваться СНБО (на то он и Совет национальной безопасности и обороны) и проводить 1 февраля расширенное заседание, посвященное вопросам ядерной и радиационной безопасности, с участием главного заинтересованного лица – президента. В ходе этого мероприятия выяснилось, что:

– накопленные годами финансовые и организационные проблемы привели ядерно-энергетическую отрасль к критической черте ее существования;

– увеличилось количество нарушений в работе АЭС, возросли потери электроэнергии вследствие слишком больших простоев из-за плановых и внеплановых ремонтов;

– особо ощутимый ущерб нанесен практикой регулярного введения "чрезвычайных ситуаций" на энергорынке, что является прямым следствием "ручного" управления энергетической отраслью;

– отмечен катастрофический рост долгов атомных станций перед бюджетом и внебюджетными фондами, поскольку начисление осуществляется не по факту поступления денег за произведенную электроэнергию, а по факту ее отпуска. Объемы штрафных санкций и пени равны стоимости многомесячного производства электроэнергии;

несовершенство государственного управления ядерно-энергетической отраслью особенно четко проявляется при выполнении работ на объекте "Укрытие", которые ведутся за счет международного гранта. Из израсходованных почти $80 млн. до Украины дошли лишь около 15%, а полученные практические результаты не отвечают расходам.

И так далее и тому подобное. После этого заседания СНБО Недашковского уже было за что увольнять – "найденных" нарушений хватало уже как минимум на уголовную статью и строгий выговор премьеру.

В результате всех вышеописанных кадровых перестановок Леонид Кучма не то чтобы переподчинил топливно-энергетический блок себе – он просто сделал этот участок работы Кабмина полностью автономным от премьера. Хотя премьер еще сохранял иллюзии относительно своего влияния на принятие решений по ТЭКу. Какое-то время по правительственным коридорам даже бродил слух, что Виктор Андреевич собирается вернуть Тимошенко в Кабмин, правда, уже в качестве своего советника. Но Тимошенко арестовали и обнаружилось, что среди ключевых руководителей отечественного ТЭКа нет ни одного человека, который хотя бы чем-то был обязан премьеру.

На самом деле главная проблема состоит даже не в том, что существенно сократилась степень влияния премьера на отрасль. В конце концов, в том, что ситуация в ТЭКе в течение прошлого года существенно улучшилась, нет его прямой заслуги – вся его роль в данном случае сводилась лишь к тому, чтобы служить своеобразной "крышей" для вице-премьера по ТЭКу. И в итоге он с этой задачей не справился.

Плохо другое – почувствовав слабину правительства после ухода Тимошенко, отрасль стремительно теряет управляемость. О чем лучше всего свидетельствуют откровенно провальные итоги января – уровень оплаты потребленной электроэнергии деньгами составил всего 53%, прекращены, еще толком не начавшись, поставки туркменского газа.

К тому же в отсутствие "железной леди" все заинтересованные в украинской энергетике стороны начали стремительно наверстывать упущенное. Подписано соглашение об объединении энергосистем Украины и России, о котором так мечтал глава РАО "ЕЭС России" Анатолий Чубайс и которому рьяно противилась в пору своего вице-премьерства Юлия Тимошенко. Первый вице-спикер Верховной Рады Виктор Медведчук неожиданно заговорил о необходимости скорейшего принятия законопроектов об основных принципах энергетической политики, о принципах функционирования оптового рынка электроэнергии, об особенностях приватизации имущества в ТЭК, которые уже подготовлены к рассмотрению в первом или во втором чтении и включены в предварительную повестку дня седьмой сессии. Интересно, что когда Юлия Владимировна была, что называется "в силе", г-н Медведчук все больше помалкивал о необходимости внесения коренных изменений и дополнений в энергетическое законодательство страны. Сегодня же для того чтобы упомянутые законопроекты гарантированно "прошли" парламент, г-н Медведчук и компания активно обхаживают фракцию коммунистов – именно ее им не хватает для формирования в Раде "энергетического большинства". И видимо своего они таки добьются.

Еще хуже всего перечисленного то, что абсолютно не ясно, когда же будет восстановлена управляемость отрасли. За 2 недели с момента назначения Олега Дубины новый вице-премьер по вопросам промышленной политики и топливно-энергетического комплекса оставил о себе весьма неоднозначное, а точнее говоря, странное впечатление. 31 января, после заседания Кабинета Министров, на котором Виктор Ющенко представил его членам правительства, он заявил, что будет в топливно-энергетическом комплексе проводить собственный курс, отличающийся от такового Юлии Тимошенко. И главная составляющая данного курса – "необходимость оплаты энергоресурсов деньгами".

А 5 февраля вице-премьер заверял миссию Международного валютного фонда, что будет продолжать ту же политику в сфере энергетики, которая проводилась до его назначения на занимаемую должность. В частности, правительство и дальше будет придерживаться политики монетизации энергорасчетов.

Так что стенания некоторых экзальтированных особ о том, что наконец-то в кабинете Ющенко появился хоть один крепкий хозяйственник (промышленник так сказать), пошли прахом. Какой же он, извините, промышленник-хозяйственник?! Это же Маккиавелли какой-то: с интервалом в неделю два раза появиться на публике и при этом сделать абсолютно противоречащие друг другу заявления. Причем не по какому-то второстепенному вопросу, а касательно идеологии своей будущей работы.

В актив нового вице-премьера можно записать еще как минимум один пассаж. Комментируя разработанную Тимошенко и принятую правительством за основу "Программу реформирования угольной отрасли", Дубина заявил, что она "лежит у него на столе. Я думаю ее до субботы-воскресенья (3-4 февраля – Ред.) проработать полностью и понять для себя – то ли это будут отдельные меры, то ли это будет программа". При этом он не преминул добавить, что не согласен с радикальными мерами по реструктуризации угольного сектора, предложенными Юлией Тимошенко.

Так или иначе, но с этого момента никаких вестей о ходе изучения Олегом Дубиной программы реформирования угольной отрасли больше не поступало. Хотя с тех памятных выходных уже прошло две недели. А ведь в момент вступления в должность он похвастался: "я знаю, что такое делать кокс". Видимо, одного этого сокровенного знания г-ну Дубине для осознания всей глубины проблем отечественного углепрома оказалось недостаточно.

Олег КАЛИТА

 
© агенство "Стандарт"