журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ МЕСЯЦА

ТОПЛИВО

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Проекты

ТЕНДЕНЦИИ

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

УГОЛЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №3, 2001

ТЕНДЕНЦИИ

Представление за сценой

Мировые цены на нефть сохраняют стабильность в противоречивом окружении

Период с середины февраля по 16 марта, когда в австрийской столице собрались на очередную встречу министры нефтяной промышленности стран ОПЕК, отличался редкой для последнего времени стабильностью на мировом рынке нефти. В Нью-Йорке ее стоимость, как правило, незначительно отклонялась от отметки $28 за баррель, цена корзины из семи ОПЕКовских сортов колебалась между $23,75 и $25 за баррель, лондонский "брент" занимал позицию где-то посредине, тоже не обнаруживая особого желания отклоняться куда-то в сторону. Казалось, на рубеже зимы и весны рынок достиг желанного постоянства на том уровне цен, который, в принципе, устраивал и экспортеров, и импортеров. Однако эта стабильность была очень неустойчива. С окончанием зимнего сезона и обострением экономических проблем в США спрос на нефть неизбежно снижается, поэтому экспортерам необходимо действовать очень точно, чтобы удержать рынок от спада.

Если внимательно вглядеться в отчеты о биржевых торгах нефтью во второй половине февраля или в начале марта, возникает немного странное ощущение. Обозреватели постоянно упоминают о скачках цен в результате действия разнообразных краткосрочных факторов наподобие американских бомбежек Ирака в 20-х числах февраля или неутешительных прогнозов Федеральной резервной системы США о состоянии американской экономики… вот только сами цены при этом изменяются за день, в лучшем случае, на 50 центов за баррель. После того как мировой рынок нефти непрерывно лихорадило многие месяцы подряд, такая стабильность выглядит несколько неестественной.

Однако так уж получилось, что все основные события последнего месяца происходили где-то на заднем плане, не находя отражения в курсах биржевых бюллетеней. Даже вечная склока между США и странами ОПЕК по поводу "равновесного" уровня добычи словно ушла в небытие вместе с администрацией Клинтона. Новый министр энергетики США Спенсер Абрахам, в отличие от своего предшественника Билла Ричардсона, не склонен к громким заявлениям и полемике через средства массовой информации. По его словам, тихая дипломатия способна дать больший эффект, а рынок и сам может расставить все по местам.

Мировой рынок нефти в феврале и в самом деле, похоже, достиг равновесия. После того как государства ОПЕК в начале месяца сократили производство на 1,5 млн. баррелей в день, предложение, практически, пришло в соответствие со спросом, а неопределенно-беспокойные ожидания участников рынка сменились на нейтральные. Спекулянты, ранее с удовольствием раскручивавшие цены при любом намеке на нарушение стабильности, либо присмирели, либо оказались сами настолько выведены из равновесия прекращением шестилетнего непрерывного подъема на американском фондовом рынке, что прекратили попытки игр на нефтяном поле.

Впрочем, все понимали, что эта стабильность – всего лишь временное явление и неминуемо должна нарушиться с наступлением весны. Традиционно на второй квартал приходится сезонный спад спроса на нефть; по оценке генерального секретаря ОПЕК Али Родригеса, с марта по июнь ее глобальное потребление падает, примерно, на 2 млн. баррелей в день. Для того чтобы этот спад не сопровождался снижением цен, экспортерам нефти необходимо было снова сократить добычу. По словам того же Родригеса, как минимум, на 1 млн. баррелей в день.

В этом смысле основной вопрос звучал следующим образом: урезать квоты уже на очередной встрече 16 марта или отложить это действие на более поздний срок? Хотя второй вариант был чреват тем, что приведение производства в соответствие со спросом придется делать в обстановке рыночного спада и при ценах, упавших ниже границ ценового коридора между $22 и $28 за баррель, выбор, тем не менее, выглядел не настолько однозначным.

Во второй половине февраля в высших кругах ОПЕК главенствовало мнение, что сокращать добычу уже в марте не обязательно. Даже такой "ястреб" как президент Венесуэлы Уго Чавес после возвращения из поездки в Саудовскую Аравию и Катар 22 февраля заявил, что ОПЕК "не допустит падения цен на нефть", но, вопреки обыкновению, не стал защищать прошлогодние цены на уровне $30 за баррель. А фактический глава ОПЕК Али Родригес через два дня прямо сообщил, что если до середины марта цены на корзину из семи ОПЕКовских сортов не будут значительно отклоняться от $25 за баррель, для немедленного снижения производства нефти странами картеля не будет никаких оснований.

Судя по всему, внезапное изменение позиции первого лица ОПЕК было вызвано желанием несколько успокоить рынок, получивший тревожный сигнал из США. По данным American Petroleum Institute (API), резервы сырой нефти в американских хранилищах за неделю с 10 по 16 февраля снизились сразу на 12 млн. баррелей, в то время как специалисты предсказывали спад в размере всего лишь 400-800 тыс. баррелей. В следующий недельный период API выявил рост резервов на 2,2 млн. баррелей, тогда как ожидалось свыше 5 миллионов. Кстати, забегая вперед, заметим, что в период с 24 февраля по 2 марта запасы, снова вопреки прогнозам, снизились на 3,9 млн. баррелей, до 275,8 млн. баррелей – самого низкого значения за последние 27 лет. Всего полгода назад несколько лучшее положение с американскими резервами вызвало на рынке состояние, близкое к панике, и сопровождалось солидным повышением цен. В этот раз реакция была менее резкой, впрочем, впереди была уже весна и сезонный спад спроса на нефть.

Поэтому аналитики не обращали особого внимания на состояние американских резервов. Тем более, что жуткий спад на самом деле имел крайне простое объяснение. Во второй половине февраля и начале марта погодные условия на восточном побережье США, особенно в Мексиканском заливе, через который идет импорт из Венесуэлы, были неблагоприятными для разгрузки танкеров, в результате чего произошло временное сокращение объема поставок. После того как шторма кончились, резервы практически немедленно увеличились до вполне приемлемого уровня.

Намного более важное значение имел другой фактор, который также надо было учитывать руководству ОПЕК. Общее мнение своих коллег выразил нынешний президент картеля алжирец Хакиб Хелиль, выступивший с заявлением на день позже Родригеса. По его словам, текущая ситуация не требовала немедленного сокращения добычи, но конкретное решение в марте должно было быть принято, исходя из положения в экономике США.

А положение это, как постепенно выясняется, далеко от блестящего. В последний день зимы глава ФРС Алан Гринспен признал, что начавшийся в прошлом году экономический спад проходит тяжелее, чем ожидалось ранее. В то же время, ФРС, которая в этом году уже дважды снижала учетную ставку с целью стимулирования экономического роста, больше не решается использовать этот прием, чтобы избежать роста инфляции. Иными словами, существуют все основания ожидать, что в текущем году американская промышленность будет потреблять меньше энергоносителей, а государства, имеющие значительный товарооборот со Штатами (в частности, государства Восточной Азии), лишатся части рынка сбыта и также будут вынуждены сократить производство, а значит, и спрос на нефть. Руководствуясь этими соображениями, парижская организация International Energy Agency подкорректировала свой прогноз роста глобального потребления нефти в 2001 году – от прежних 1,5 млн. баррелей в день до 1,36 млн. баррелей.

И все же, еще не все было решено. Многие специалисты опасались, что страны ОПЕК, как в 1999 году, прибегнут к слишком радикальному сокращению добычи нефти, вызвав новый подъем цен. А в этом случае и без того не слишком здоровая мировая экономика получит еще один удар, который вызовет еще большее сокращение спроса на энергоносители.

Если государства ОПЕК начали понемногу склоняться в пользу сокращения квот на добычу уже в марте, то такие влиятельные экспортеры как Норвегия и Мексика (второй по значимости экспортер и пятый по объему производитель нефти) заняли более осторожную позицию. Министры нефтедобывающей промышленности этих стран, Олаф Аксельсен и Эрнесто Мартенс, выступили с синхронными заявлениями о том, что мировой рынок нефти сбалансирован, цены стабильны, и нарушать это равновесие не стоит. По крайней мере, пока спад еще не оказал заметного влияния на спрос и цены на нефть.

Перелом произошел в первую неделю марта, когда после заявления Гринспена цены на ОПЕКовскую корзину упали ниже $24 за баррель. Похоже, страны ОПЕК до сих пор не могут забыть кошмара 1998 года, когда стоимость нефти упала до $10 за баррель и с тех пор предпочитают перебдеть, чем недоглядеть. Сейчас уже трудно сказать, были ли это тогда первые признаки большого весеннего спада или краткосрочное колебание под влиянием плохой новости, но, так или иначе, после 5 марта за сокращение добычи нефти уже в этом месяце однозначно высказалась Саудовская Аравия – самый влиятельный член ОПЕК. Как уже стало традицией в последние годы, что скажут саудовцы, то и будет.

В течение двух следующих дней Саудовскую Аравию поддержали другие влиятельные члены ОПЕК – Иран, Катар и Венесуэла, и после этого осталось только решить вопрос, на сколько сокращать квоты, и к какой цели при этом следует стремиться. По словам анонимного саудовского источника, процитированного западными информагентствами, идеальным вариантом для ОПЕК считается $25 за баррель по их собственным котировкам, что приблизительно соответствует $27 за баррель "брента" в Лондоне и $29 за баррель в Нью-Йорке. Однако следует отметить, что такая позиция чревата конфликтами, так как на американскую публику повышение цен всего лишь на доллар по сравнению с "идеальным" уровнем будет действовать как красная тряпка на быка. В прошлом году США неоднократно заявляли, что $30 за баррель для них цена неприемлемая, и вряд ли что-то может заставить американцев изменить эту позицию.

К сожалению, график выхода нашего журнала не позволяет рассказать в рамках этой статьи, чем все-таки завершилась венская встреча в верхах ОПЕК 16-17 марта. Однако за сутки до ее начала сокращение объема добычи нефти странами картеля на 0,5-1 млн. баррелей в день выглядело совершенно неизбежным. Это признали и участники проведенной 12 марта предварительной встречи представителей Саудовской Аравии, Мексики и Венесуэлы. Правда, при этом мексиканцы как близкие соседи Штатов не стали открыто высказываться в пользу снижения объемов собственного производства. По мнению аналитиков, для Мексики наиболее приемлемым с политической точки зрения вариантом является искусственное уменьшение темпов роста добычи.

Однако до чего бы не договорились экспортеры нефти, любое их решение может быть только временным. В марте сезонный спад на мировом рынке нефти только начинается, и по-настоящему проверить обоснованность действий ОПЕК можно будет только в апреле-мае. В этом случае очень много будет зависеть от краткосрочных факторов, которые могут задать рынку новое направление. Преодолеть инерцию после этого будет уже крайне сложно.

Еще не сказали своего последнего слова и США, где новая администрация Джорджа Буша находится в процессе поиска своей политики в отношении рынка нефти. Пока цены на нефть более-менее стабильны и не превосходят магические $30 за баррель, новый министр энергетики США Спенсер Абрахам хранит молчание. Но где-то за сценой идет напряженная работа. Согласно не привлекшему особого внимания заявлению Абрахама, в ближайшее время состоятся его встречи с Эрнесто Мартенсом и министром природных ресурсов Канады Ральфом Гудейлом. Три министра стран – членов блока НАФТА договорились о выработке общей энергетической политики.

В то же время, в американских правительственных кругах готовится новая долгосрочная энергетическая программа, от которой ожидают решения накопившихся в стране проблем. В прошлом году американцев, как говорится, жареный петух клюнул: в Калифорнии разразился настоящий энергетический кризис с банкротством местных генерирующих компаний и отключениями электроэнергии, а цены на природный газ, который превращается в основу американской энергетики, за год подскочили в четыре раза. В последние месяцы стоимость газа, правда, снизилась почти вдвое от декабрьских $10 за миллион БТЕ (британских тепловых единиц), что, примерно, соответствует 30 куб. м, но возвращение к прежним временам, когда эта цена незначительно превышала $2 за миллион БТЕ, в обозримом будущем не предвидится. В южной Калифорнии и в марте природный газ доходил в цене до $19 за миллион БТЕ.

За последние 25 лет в США не было построено ни одного крупного нефтеперерабатывающего завода, из-за экологических и прочих ограничений фактически прекратилось бурение новых нефтяных и газовых скважин, сооружение трубопроводов, электростанций, магистральных линий электропередач. По данным отчета, подготовленного в феврале Министерством энергетики США, в следующие 20 лет в стране необходимо построить, как минимум, 8 крупных предприятий по переработке нефти, а пропускную способность нефтепроводов уже в ближайшем будущем требуется увеличить на 5 млн. баррелей в день.

В качестве решения наболевшей проблемы Министерством энергетики предлагается предоставить нефтегазовым и электроэнергетическим корпорациям налоговые и прочие льготы, стимулирующие их инвестиции в расширение производственных мощностей. Одновременно планируется ослабить жесткие экологические требования и упросить процедуру получения разрешений. В частности, ставится вопрос о том, чтобы открыть для добычи нефти и газа Арктический национальный резерват на Аляске и протянуть нитку газопровода через Канаду в США.

Все эти предложения вызывают в стране весьма неоднозначную реакцию. Многие специалисты полагают, что куда более весомых результатов можно добиться за счет увеличения добычи нефти и газа с уже разрабатываемых месторождений, использования альтернативных источников энергии, в частности ветряных электростанций, а также повышения экономичности автомобилей. По словам бывшего президента США Джимми Картера, даже незначительное снижение расхода топлива на 100 км пробега позволит сэкономить больше нефти, чем можно будет добыть на Аляске.

Кстати, по поводу запасов нефти на территории Арктического резервата, который занимает северо-западную часть полуострова между хребтом Брукс и побережьем Северного Ледовитого океана, также ведутся ожесточенные дискуссии. По данным предварительной разведки, они оцениваются в 20,7 млрд. баррелей, однако далеко не вся эта нефть может быть добыта при помощи существующих технологий. При цене нефти на западном побережье США в $24 за баррель, US Geological Survey указывает, что с 95%-ной вероятностью экономически эффективной может быть добыча только 2,03 млрд. баррелей. В других источниках указываются 3,2 млрд. баррелей, однако до начала бурения дать сколько-нибудь точную оценку не представляется возможным.

Тем не менее, не подлежит сомнению, что в сегодняшних условиях разработка всех арктических нефтяных месторождений невыгодна. На это особенно напирают американские экологические группировки, заявляя, что всего лишь ради 2,5-3 млрд. баррелей, что соответствует, приблизительно, шестимесячному объему потребления нефти в США, нет смысла ставить под угрозу уязвимую арктическую природу.

Дискуссия по этому поводу продолжается, и предсказать ее исход пока не берется никто. Как предполагают обозреватели, с большим эффектом администрация Буша может открыть для разработки месторождения, расположенные, например, в Скалистых горах, вне национальных парков, заповедников и резерватов. В последние месяцы своего президентства такое решение пытался провести через Конгресс и Билл Клинтон, но не успел.

Но в любом случае, если положение с нефтью еще можно улучшить за счет нового роста импорта, то проблему с газом американцам необходимо решать срочно. Около 70% новых жилых домов, которые строятся в США, имеют газовые плиты и газовое отопление, кроме того, большая часть электростанций, которые войдут в строй в ближайшие пять лет, также используют природный газ. По мнению аналитиков American Gas Association, потребление газа в США к 2020 году увеличится на 67% по сравнению с текущим уровнем, и неизвестно, удастся ли поставщикам удовлетворить этот спрос.

Как полагают специалисты Independent Petroleum Association of America, для ликвидации текущего кризиса на газовом рынке США понадобится от 2,5 до 4 лет. Положение можно выправить как за счет расширения добычи газа в стране (хотя для строительства газопровода из Аляски в Калифорнию понадобится, как минимум, 7 лет), так и за счет расширения закупок сжиженного газа в Тринидаде и Тобаго, а также в других странах.

Впрочем, все это – дела на будущее, а пока США, как и другим странам-импортерам нужно ждать, когда весна по-настоящему войдет в силу, и надеяться, что странам ОПЕК хватит терпения и мудрости, чтобы не прибегнуть к паническому урезанию квот на добычу, когда цены на нефть в апреле пойдут вниз.

Виктор Тарнавский,
по материалам Financial Times,
Yahoo, Reuters, CBS,
AP, Christian Science Monitor

 
© агенство "Стандарт"