журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ МЕСЯЦА

ТОПЛИВО

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Проекты

ТЕНДЕНЦИИ

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

УГОЛЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №3, 2001

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

Ядерная генерация нуждается в регенерации

2000 год навсегда войдет в историю украинской ядерной энергетики как год закрытия Чернобыльской АЭС – именно это событие было в центре внимания широкой общественности весь прошлый год. В то же время специалисты скорее всего запомнят 2000-ный как "год великого перелома" правил игры в отрасли.

Еще в конце 1999 года львиная часть электроэнергии, вырабатываемой АЭС, поставлялась на энергорынок, где благополучно и "растворялась". Иначе и не скажешь об электроэнергии, уровень оплаты которой деньгами не превышал 6-7%, а остальная часть либо вообще не оплачивалась, либо "закрывалась" всевозможными зачетами. Наиболее интересная ситуация складывалась с поставками электроэнергии по нерегулируемому тарифу. На их долю приходилась пятая часть всей производимой на АЭС электроэнергии (то есть порядка 15-16 млрд. кВт-ч). Электроэнергия по нерегулируемому тарифу поставлялась предприятиям – производителям высоколиквидной продукции. Предполагалось, что за счет ее реализации будет закупаться ядерное топливо для АЭС. На практике же выходило, что в качестве оплаты за электроэнергию по нерегулируемому тарифу поступал металл, трубы и тому подобное "железо". Самостоятельно продавать все это добро "Энергоатом" был не в состоянии и посему привлек для этой благородной цели коммерческие фирмы-"операторы". Однако очень скоро стало совершенно не понятно, кто кого, собственно, привлекает и кто в этой схеме главный… Дело в том, что "Энергоатом" оказался едва ли не в вассальной зависимости от "операторов". О наиболее влиятельном из них – ООО "Бринкфорд" – даже сложили анекдотец. Вопрос: что такое НАЭК "Энергоатом"? Ответ: это одно из названий киевского филиала ООО "Бринкфорд". И это не было столь уж большим преувеличением. Ведь "оседлав" финансово-материальные потоки "Энергоатома", операторы вскоре стали определять, сколько денег и когда выдавать НАЭКу. Войдя во вкус, они буквально начали "доить" "Энергоатом" за счет использования механизма штрафных санкций. При этом с размером последних не стеснялись: штрафы доходили до 9% в валюте, причем не за год, а за сутки. В качестве примера напомним, что вывоз отработанного ядерного топлива в конце 1998 – начале 1999 года на сумму $60 млн. обошелся "Энергоатому" в $150 млн. – $90 млн. составили штрафные санкции.

Все выглядело бы не так грустно, если бы, "выдаивая" "Энергоатом", операторы справлялись со своей главной задачей – поставкой свежего ядерного топлива (СЯТ) на АЭС. Однако кампания по обеспечению СЯТ украинских АЭС была напрочь провалена и в 1998 и в 1999 годах. Поставки свежего ядерного топлива не превышали и четверти необходимого объема. В итоге до 1998 года украинские атомные электростанции работали в основном на топливе, поставленном в счет компенсации за вывезенное Украиной ядерное оружие. А в 1999 году АЭС "сжигали" остатки своих резервных запасов. В 2000 году "жечь" уже было нечего…

И вдруг ситуация резко изменилась. С приходом в правительство Юлии Тимошенко операторов буквально "выбросили" из полюбившихся им схем расчетов за ядерное топливо. И это не могло не пойти на пользу нашим АЭС. В 2000 году, впервые за время существования независимой Украины, станции смогли нормально рассчитаться с россиянами за текущие поставки ядерного топлива. Было перезагружено свежим ядерным топливом 13 энергоблоков АЭС. Стоимость СЯТ составила $209,9 млн. Фактически за него было проплачено $180,4 млн., а на остальную сумму была выдана банковская гарантия об оплате не позднее апреля 2001 года. Помимо этого украинской стороной была погашена задолженность по поставкам 1999 года в размере $45 млн.

Несколько хуже дело обстояло с отработанным ядерным топливом. Если сначала планировали вывезти его на сумму примерно $80 млн., то потом эту цифру несколько раз корректировали и в конечном итоге сократили почти вдвое. Впрочем, ситуация с вывозом отработанного ядерного топлива еще не стала критической – в хранилищах станций пока еще есть свободное место.

В итоге в течение 2000 года АЭС произвели 77,4 млрд. кВт-ч электроэнергии, что на 5,3 млрд. больше, чем в 1999 году. Правда, львиную часть этого прироста дала Чернобыльская АЭС – напоследок из станции старались выжать максимум возможного. В прошлом году она удвоила выработку: 6,7 млрд. кВт-ч против 3,3 млрд. кВт-ч в 1999-том. Еще 3,1 млрд. кВт-ч прироста производства электроэнергии обеспечила Запорожская АЭС. При этом Ривненская и Южно-Украинская станции производство электроэнергии сократили.

Всего в прошлом году на атомных станциях было выработано 45,3% общеукраинского объема производства электроэнергии. Однако в нынешнем году этот показатель сократится до примерно 40% от общего объема генерации электроэнергии. Это связано, в первую очередь, с остановкой ЧАЭС. К тому же запланировано, что производство электроэнергии упадет на всех станциях кроме Хмельницкой. Справедливости ради отметим, что на Южно-Украинской и Ривненской АЭС выработка электроэнергии сокращается уже четвертый год подряд, что объясняется постоянно ухудшающимся состоянием оборудования. Ведь хотя украинские АЭС, по мировым стандартам, достаточно молоды, уровень их технического обслуживания в последние годы заметно снизился. Когда денег не хватало даже на зарплату и топливо, рассуждать о каком-то текущем ремонте, а тем более реконструкции можно было чисто теоретически. Для справки: в прошлом году (не самом плохом для украинской ядерной энергетики) на техническое переоснащение, модернизацию и реконструкцию действующих энергоблоков было израсходовано 449,6 млн. грн. (около $88 млн.). Между тем на поддержание одного блока в работоспособном состоянии необходимо тратить ежегодно хотя бы $10 млн. То есть $120-130 млн., если брать всю ядерную энергетику Украины.

Невыполнение из года в год в полном объеме работ по реконструкции и модернизации блоков привело к лавинообразному росту объемов ремонтных работ, которые необходимо осуществить, но на это нет необходимых ресурсов. Поэтому неудивительно, что в начале прошлого года самый мощный (третий) блок Ривненской АЭС просто “не вылезал" из аварийных ремонтов. В этом году предусматривается проведение крупной ремонтной кампании на Южно-Украинской АЭС. На ее первом блоке будет произведена замена двух парогенераторов. Эта операция, на которую уйдет более шести месяцев, потребует порядка $40 млн. Кстати говоря, плановый срок службы этих парогенераторов – 30 лет, а на практике они не дотянули и до половины срока.

Планируется, что в текущем году пик ремонтов придется на конец весны – начало лета. Руководство "Энергоатома" хотело бы провести ремонтную кампанию в период летнего минимума потребления. Идея не новая, но до сих пор реализовать ее на практике "Энергоатому" в полной мере не удавалось. Как известно, ремонтная кампания рука об руку идет с процессом обеспечения АЭС ядерным топливом – ведь ремонт блока очень часто завершается перезагрузкой ядерного топлива.

Согласно уже достигнутым "Энергоатомом" договоренностям с ОАО "ТВЭЛ", объемы и стоимость СЯТ на 2001 год остаются прежними: всего необходимо будет заплатить $210 млн. Однако в результате переговоров несколько изменился порядок оплаты топлива. Раньше платежи осуществлялись по следующей схеме: 35% вносились авансом, а остальные деньги перечислялись в течение трех месяцев от начала поставок СЯТ. Теперь вторая часть платежей будет перечисляться на протяжении всего года. На практике это будет выглядеть следующим образом: в марте перечислят $10,8 млн., в апреле-мае – примерно по $20 млн. С июня и до конца года каждый месяц будут перечислять $22,6 млн. Такой график платежей означает, что "Энергоатом" сможет оплачивать топливо более-менее постепенно и равномерно, что облегчит задачу сбора и накопления компанией необходимых средств. В противном случае основная часть оплаты СЯТ пришлась бы аккурат на период минимального потребления электроэнергии.

Что же касается отработанного топлива, то здесь изменения в схеме оплаты более существенны. Если раньше 65% стоимости его вывоза оплачивалось по бартеру, то теперь все расчеты будут идти только деньгами. Единственное, что здесь осталось неизменным, так это тариф – $370 за килограмм ОЯТ. В этой связи уместно напомнить, что на протяжении трех последних лет "Энергоатом" твердо обещает, что "уж этим-то летом точно" загрузит собственное хранилище ОЯТ в Запорожье – это в пять раз дешевле, чем вывозить его в Россию. Однако каждый раз дальше разговоров дело не шло. Возможно, именно поэтому "планов громадье" на 2001 год касательно отработанного топлива свелось к проекту выгрузки ОЯТ одного из реакторов ЗАЭС в собственное хранилище.

К концу нынешнего года, может быть, сдвинется с мертвой точки и другой давно зависший проект – создание совместного с Россией и Казахстаном предприятия по производству ядерного топлива. В рамках этого проекта Украина могла бы за счет поставки комплектующих для ядерного цикла на 15-20% сократить стоимость закупки СЯТ. Речь идет о поставках гексафторида урана (до 5 тыс. т), а также циркония и циркониевого проката. Пока что планируется к концу 2001 года согласовать структуру создаваемого СП и распределение долей в уставном фонде. Хотя это и вызывает у экспертов сдержанный оптимизм, необходимо помнить, что переговоры о создании этого совместного предприятия тянутся без какого-либо существенного результата уже четвертый год подряд.

Игорь МАСКАЛЕВИЧ

 
© агенство "Стандарт"