журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ МЕСЯЦА

ТОПЛИВО

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Проекты

ТЕМА НОМЕРА. Стратегия развития ТЭК

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

КОНФЛИКТЫ

ТЕНДЕНЦИИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №4, 2001

ТЕНДЕНЦИИ

Вызовы и ответы

США больше не пытаются решить внутренние энергетические проблемы путем давления на ОПЕК

После того как страны ОПЕК на своей очередной встрече 16-17 марта приняли решение о новом сокращении добычи нефти на 1 млн. баррелей в день начиная с 1 апреля, биржевые рынки несколько успокоились, а цены до самой середины апреля сохраняли относительное постоянство. Впрочем, повышение в 10-тых числах апреля также не имело ничего общего со спросом и предложением на мировом рынке сырой нефти. После полуторагодичной борьбы страны – экспортеры нефти отстояли свое право на регулирование объемов добычи согласно своим интересам. "Челночные" визиты экс-министра энергетики США Билла Ричардсона и ожесточенная полемика между государственными деятелями стран ОПЕК и Запада отошли в прошлое. Сегодня развитым странам приходится признать, что дорогая нефть – это, по-видимому, надолго, и эта их внутренняя проблема не может иметь эффективного внешнего решения. Основное внимание участников мирового рынка нефти обращено сейчас на Соединенные Штаты. Признав наличие перманентного энергетического кризиса в стране, президентская администрация Джорджа Буша предложила и собственный план выхода из этой ситуации.

Решение членов нефтяного картеля о снижении добычи еще на 1 млн. баррелей в день было воспринято аналитиками без особого удивления. Конечно, многие ожидали, что государства ОПЕК ограничатся меньшим сокращением квоты, но до начала встречи в середине марта раздавались и призывы о более масштабном урезании производства, так что в итоге все могли чувствовать себя довольными.

Как заявил министр нефтяной промышленности Саудовской Аравии Али аль-Наими, самый влиятельный государственный деятель в мировой нефтедобывающей отрасли, ОПЕК не хочет повторения ошибки, допущенной в 1997 году. Тогда, проигнорировав начавшийся азиатский финансовый кризис, экспортеры нефти не стали адекватно снижать объемы добычи, поплатившись за это рекордным за четверть века спадом, когда стоимость сырой нефти (в начале 1999 года) порой снижалась до менее 10 $/баррель. Эти воспоминания еще слишком свежи и, похоже, постоянно обновляются руководством ОПЕК. По сути, страх перед повторением 1998 года остается главным фактором, заставляющим разнородную группу из 10 стран, разбросанных по трем континентам, придерживаться установленных квот на добычу.

Хотя за этот год ОПЕК сократила совокупное производство нефти на 2,5 млн. баррелей в день, опасения нового спада остаются. Через несколько дней после встречи 16-17 марта генеральный секретарь организации Али Родригес заявил, что ОПЕК будет продолжать тщательно отслеживать цены и спрос на нефть и, при необходимости, осуществит еще одно сокращение добычи, даже не дожидаясь очередной встречи в верхах, назначенной на 5-6 июня. Впрочем, как тут же успокоил потребителей Али аль-Наими, если цены на нефть вдруг поднимутся выше 28 $/баррель (для корзины из семи сортов ОПЕКовской нефти), организация немедленно расширит объем производства.

Правда, в подобный сценарий специалисты не слишком верят. Второй квартал – традиционный сезон спада на мировом рынке нефти, кроме того, состояние экономики США и стран Восточной Азии, тесно связанных со Штатами, не вызывает особого оптимизма. Как вполне логично отметил аль-Наими, в нынешней обстановке важны не цены на нефть сами по себе, а настроения покупателей и инвесторов. В последние шесть лет благосостояние миллионов американцев базировалось на непрерывном росте курсов акций американских компаний, и прекращение биржевого подъема в середине 2000 года стало для них крайне неприятным сюрпризом. В ситуации, когда национальные сбережения в форме ценных бумаг сократились почти на треть по сравнению с максимальными значениями, естественной реакцией будет снижение объемов потребления. Кстати, хотя американские аналитики этого пока не хотят признавать, вероятно, именно падение курсов акций, особенно компаний сферы высоких технологий, и стало в прошлом году одной из главных причин экономического кризиса в США.

Но официально американские государственные деятели по-прежнему возлагают значительную долю ответственности за экономический спад на дорогие энергоносители. Министр энергетики Спенсер Абрахам назвал мартовское решение ОПЕК о сокращении объемов добычи разочаровывающим и признал, что несмотря на оптимистичные прошлогодние комментарии экономика США все же оказалась более зависимой от цен на нефть, чем предполагалось.

Тем не менее вялые заявления Абрахама никак не могут сравниться с экспрессивной риторикой его предшественника Билла Ричардсона, который в прошлом году во всеуслышание обвинял ОПЕК чуть ли не в развале всей глобальной экономики. Но сегодня в Белом Доме новая команда, исповедующая другие правила игры. С учетом новых веяний даже комментарии западных специалистов к действиям ОПЕК приобрели совсем другой тон.

Отклики многих американских и европейских экспертов, вместе с властями США примирившихся с тем, что дорогая нефть – это надолго, можно свести к единственной фразе: "Вы еще пожалеете". Западные аналитики злорадно ожидают, что из-за своего постоянного урезания квот страны ОПЕК рано или поздно потеряют свою доминирующую позицию на мировом рынке нефти, так как высокие цены стимулируют менее рентабельных производителей расширять добычу. В частности, крупнейшие западные нефтедобывающие корпорации Exxon-Mobil и BP Amoco недавно приняли решение о направлении нескольких миллиардов долларов на освоение новых месторождений в ближайшие пять лет. "Со временем новые инвестиции в расширение добычи нефти как в странах ОПЕК, так и в других государствах приведут к тому, что производственныe мощности превысят потребности рынка, – заключает аналитик инвестиционного банка Dresdner Kleinwort Wasserstein Мехди Варзи. – И после этого ОПЕК потеряет возможность контролировать рынок так, как сейчас". По словам другого аналитика, Раада Алькадри из Petroleum Finance Corp, поддержание высоких цен на нефть в длительной перспективе создаст новые соблазны для расширения производства и поставит под угрозу существование нынешней системы квот внутри ОПЕК.

Все подобные заявления, бесспорно, имеют под собой почву. До рокового 1998 года страны ОПЕК не отличались дисциплинированностью в соблюдении квот (особенно грешили этим небогатые Венесуэла и Нигерия). Кроме того, государства, не входящие в нефтяной картель, сочувствуют делу ОПЕК, но не горят желанием поддерживать его материально. Хотя на мартовской встрече Мексика, Ангола, Россия и Оман пообещали помогать ОПЕК поддерживать высокие цены на нефть, лишь одна Мексика при этом заявила о возможности сокращения объемов добычи.

Достойный ответ критикам и скептикам дал все тот же Али аль-Наими. "Все экспортеры нефти, независимо от того, входят они в ОПЕК или нет, желали бы, чтобы она стоила 25 $/баррель, как и сейчас, – заявил он. – Но все знают, что если ОПЕК захочет выбить кого-то с рынка, рано или поздно она этого добьется, хотя в краткосрочном плане последствия будут катастрофическими". Короче говоря, ОПЕК не будет равнодушно смотреть, если кто-то покусится на ее законные 40% мирового рынка. Ценовые войны у международного нефтяного картеля, и в самом деле, еще никто не выигрывал, и вряд ли в мире найдется безумец, желающий проверить это утверждение еще раз.

Однако все это не означает, что страны – импортеры нефти будут сидеть, сложа руки. И в первую очередь крупнейший в мире импортер – США, потребляющие около 20 млн. баррелей из 77,1 млн. баррелей добываемой ежедневно нефти (при этом в настоящее время около 54% необходимой им нефти США импортируют). Столкнувшись в прошлом году с настоящим энергетическим кризисом, американские власти быстро поняли, что "уболтать" страны ОПЕК и заставить отказаться от проводимой ими политики не удастся. И если Джордж Буш в бытность кандидатом в президенты жестко критиковал Билла Клинтона и Билла Ричардсона за неумение выбить из "нефтяных шейхов" требуемое повышение добычи, то, став президентом, он оставил это безнадежное занятие. Вместо этого Буш предложил нации новую энергетическую политику, которая должна решить все проблемы Штатов в этом секторе.

В первую очередь план Буша предусматривает ослабление регулятивных ограничений, из-за которых в последние 25 лет в стране практически не строились нефтеперерабатывающие заводы и электростанции, а на 40% месторождений природного газа добыча была прекращена. Кроме того, из-за жестких требований к охране окружающей среды американским компаниям приходилось производить 15 различных сортов бензина: каждый для своего региона. Это ограничение было, безусловно, одной из важнейших причин прошлогоднего бензинового кризиса в США.

По прогнозам специалистов, потребление электроэнергии в США в ближайшие 20 лет вырастет на 45%, что требует ежегодного строительства около 90 новых электростанций. При этом большая часть сооружаемых мощностей будет использовать уголь. Именно этим объясняется отказ Джорджа Буша от соблюдения Протокола Киото о сокращении выбросов парниковых газов. При нынешних ценах на природный газ и отсутствии ресурсов, которые могут быть использованы в ближайшие годы, США просто не могут позволить себе и дальше переводить энергетику на этот более чистый и безопасный для окружающей среды источник.

Впрочем, совсем отказываться от экологических программ нынешняя администрация не собирается. В конце марта правительство подписало соглашение с девятью крупными нефтеперерабатывающими заводами, предусматривающее, что те установят у себя очистные сооружения стоимостью $400 млн., но за это будут освобождены от уплаты большей части штрафов за допущенное ими загрязнение воздуха. Просто экология перестала быть приоритетом в государственной промышленной политике.

Одно из самых противоречивых предложений администрации заключается в открытии для разработки месторождений нефти и газа на территории Арктического национального резервата на Аляске. Объем резервов приполярной нефти точно не установлен: по одним данным, там содержится порядка 16 млрд. баррелей, по другим – запасы исчерпаются уже через несколько лет добычи.

Еще один не менее противоречивый проект состоит в добыче попутного газа из угольных пластов в штате Вайоминг. Резервы газа там велики, но для его добычи потребуется пробурить порядка 50 тыс. небольших скважин, причем газ надо будет извлекать из насыщенной минеральными солями воды. Местные жители опасаются, что если эта вода попадет в реки штата, может произойти засоление обширных пространств.

Альтернативный проект решения энергетической проблемы предложила оппозиционная демократическая партия. По ее плану, следует заняться не расширением национальной добычи нефти и газа – в ущерб экологии, – а сокращением потребления, в особенности в транспортном секторе, на долю которого приходится более двух третей спроса на нефть в стране. Ежедневно автомобили, грузовики и автобусы в США расходуют количество бензина, эквивалентное 12 млн. баррелей сырой нефти. Сенаторы-демократы предлагают ввести систему налоговых стимулов, направленных на разработку и введение в производство более экономичных моделей автомобилей, а также более широкое использование энергии солнца и ветра. Цель всех этих предлагаемых нововведений – ограничить рост потребления нефти транспортным сектором: за следующие 8 лет его объем должен возрасти не более чем на 5% по сравнению с нынешним уровнем.

В качестве решения электрической и газовой проблем оппозиция предлагает значительно упростить процедуру получения разрешения на прокладку новых линий электропередач и трубопроводов, а также предоставить нефтяным компаниям сокращение налогов с целью стимулирования строительства газопровода, который соединит аляскинское месторождение North Slope с основной территорией США. Этот проект появился еще в 70-тые, но его высокая стоимость (порядка $10 млрд.) препятствовала реализации. По словам политиков-демократов и членов экологических группировок, предложение Буша о разрешении добычи нефти и газа на территории Арктического резервата и других национальных парков (такие планы тоже рассматриваются; называется, в частности, известный Йеллоустонский заповедник) – в интересах только нефтяных компаний, которые пользуются личной поддержкой президента, в прошлом работавшего в этой отрасли.

Правда, все эти планы еще подлежат утверждению Конгрессом и принятие каждого из них сейчас кажется маловероятным. Демократы не имеют большинства голосов в Сенате, а предложение Буша о добыче нефти на территории Арктического резервата сталкивается с противодействием и со стороны ряда политиков из его собственной партии. Впрочем, рассмотрение плана Буша отложено до лета, что значительно повышает шансы на его принятие законодателями. Все предложенные политиками меры – долгосрочные и ничем не облегчат положение американцев нынешним летом, когда недостача электроэнергии ожидается не только в Калифорнии, как в прошлом году, но и в Нью-Йорке, а также ряде штатов Среднего Запада и северных прерий. Уже в апреле калифорнийским энергетическим компаниям пришлось прибегнуть к веерным отключениям электроэнергии, затронувшим порядка 1 млн. жилых домов, и все с ужасом ждут мая, когда потребление энергии начнет расти уже всерьез.

Не меньшее беспокойство вызывает и положение на рынке бензина. По мнению аналитиков Energy Information Administration (EIA), несмотря на экономический спад и выросшие втрое по сравнению с 1999 годом цены, американцы вовсе не собираются сокращать потребление. В этом году его объем оценивается, в среднем, в 8,59 млн. баррелей в день или на 0,6% больше по сравнению с прошлым годом. Для того чтобы удовлетворить этот спрос, американской нефтеперерабатывающей промышленности придется нарастить производство на 1,8% к уровню лета 2000 года.

Как считают эксперты EIA, это удастся промышленникам только отчасти, так что среднегодовые цены на бензин в США в этом году достигнут 1,49 $/галлон (39,36 цент/л). Это существенно ниже тех цен, по которым покупают бензин европейские потребители (в США доля налога в цене на бензин относительно невысока), и на 4 цента за галлон меньше, чем в рекордном 2000 году, но для американцев и это – запредельно высокая цена (кстати, в отдельные периоды цены могут быть много выше среднего значения: так, в 2000 году цены на бензин в Чикаго и Милуоки как-то дошли до 2,75 $/галлон). Судя по всему, этим летом США снова потрясут протесты разгневанных автолюбителей и домовладельцев, а это означает, что государственным деятелям придется в ответ прибегать к бесполезным, но громким жестам и политической риторике.

На рынке бензина первые признаки грядущего кризиса тоже проявились уже в апреле. По данным American Petroleum Institute (API), запасы бензина в стране в феврале-марте снижались семь недель подряд и к 30 марта снизились до самого низкого уровня (для этого времени года) за последние 17 лет. Это известие вызвало кратковременную панику на Нью-Йоркской бирже, в результате чего цены на сырую нефть впервые за месяц превысили 28,5 $/баррель. Стоимость бензина на NYMEX при этом подскочила до 1,031 $/галлон – самого высокого значения за последние семь месяцев.

В прошлом году страны ОПЕК неоднократно объясняли, что цены на бензин не находятся в прямой зависимости от объема предложения сырой нефти. Так как положение на американском рынке не изменилось по сравнению с прошлым годом, похоже, вскоре им придется вспомнить старые аргументы.

Впрочем, стоит отдать должное и Джорджу Бушу. Надеясь на то, что законодатели поддержат его предложение об открытии Арктического резервата для нефтегазовых компаний, он готовит и альтернативный вариант, предусматривающий расширение добычи газа в Канаде, Мексике, а также в тех районах США, которые не относятся к охраняемым территориям.

К последним принадлежит и месторождение North Slope, о котором говорилось выше. Газопровод стоимостью $10 млрд. – не единственный проект его разработки. Один из альтернативных вариантов представляет собой строительство газопровода через устье реки Маккензи на канадской территории, где также найдены большие резервы газа. Такой проект значительно дешевле, но против его реализации активно возражает администрация штата Аляска, так как канадский газ будет обходиться дешевле аляскинского и составит ему конкуренцию. Как дал понять Джордж Буш, когда на карту поставлена энергетическая безопасность страны, данный довод в расчет приниматься не будет.

Второй вариант разработки North Slope представляет собой строительство завода по производству сжиженного газа, который будет доставляться в Калифорнию на судах. Вообще в последнее время подобные проекты явно набирают популярность. Например, в конце марта британская корпорация BP Amoco и итальянская ENI подписали соглашение с государственной компанией Egyptian Petroleum о создании совместного предприятия, которое займется добычей природного газа в Египте (в 1999 году разведанные там запасы газа оценивались, примерно, в 1 трлн. куб. м; в Норвегии, занимающей по этому показателю первое место в Западной Европе, он равен 1,17 трлн. куб. м) и построит завод стоимостью $2,5 млрд. по производству сжиженного газа. Готовую продукцию предполагается доставлять на судах в страны Средиземноморья, в частности в Испанию.

Как полагают эксперты, прежние времена, когда газ на американском рынке стоил не более $2 за 1 млн. БТЕ (примерно 30 куб. м), не вернутся уже никогда, что открывает широкие возможности для организации международной торговли сжиженным газом. Для создания производственно-сбытовой системы, действующей в глобальных масштабах, требуется лишь устойчивое превышение ценами уровня $3 за 1 млн. БТЕ, что, по мнению специалистов, вполне реально.

Виктор Тарнавский,
по материалам Yahoo, Reuters, AP,
Financial Times, Los Angeles Times,
CBOT News, Boston Globe

 
© агенство "Стандарт"